Украина сейчас не готова к какому-то крупному военному обострению, а Америка после ситуации с Афганистаном не готова никуда открыто вмешиваться, считает политолог Сергей Михеев

Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

— Сергей, как вы считаете, какой итог встречи президентов США и Украины Джо Байдена и Владимира Зеленского можно назвать главным?

— Я начну с небольшого лирического отступления. Во-первых, мне кажется, что даже те люди, которые критически относятся к тому, что происходит на Украине, склонны слегка обожествлять сам факт встречи с американцами. То есть, грубо говоря, встретиться с президентом Байденом — это предел мечтаний, это цель жизни, это смысл, и это как бы некая реперная точка, это какой-то маркер успеха или неуспеха.

В значительной степени американское могущество в этом мире накачано мнением других, в том числе и их оппонентов. Враг всегда силен настолько, насколько вы позволяете ему быть сильным. То есть, грубо говоря, вокруг этого очень много мыльного пузыря. Встретился с американским президентом, не встретился с американским президентом — по большому счету это та система координат, которая нам навязывается американцами, и мы, к сожалению, в нее попадаем очень часто. Причем иногда даже те, кто вроде бы придерживается каких-то более трезвых взглядов на этот мир.

Сам по себе факт встречи Зеленского с Байденом на самом деле не является центром мировой истории, как и любого другого президента. Другой вопрос, что на Украине из этого делают фетиш, и это, между прочим, косвенное следствие комплекса неполноценности и несамостоятельности. Если вообще смысл жизни в том, чтобы нагадить России и встретиться с американским президентом, то мне его жалко.

Это государство, Украина, не является независимым. Оно находится в плену очень таких примитивных стереотипов, которыми само себя подкармливает и говорит — Зеленский встретился с Байденом, теперь счастье будет. Тридцать лет кормят все одним и тем же. Когда же будет счастье, когда нас примут в Европу, когда нам дадут безвиз, когда будет Ассоциация, когда будет НАТО? Когда встретимся с Байденом — будет, значит, счастье. Счастье не наступает от встречи с тем или иным президентом, в том числе американским.

Теперь по поводу конкретного визита, отвечаю на ваш вопрос. Выглядит все очень скромно, скажем честно. Я видел встречу президента Зеленского, эти фотографии, они просто смешные. Если честно, такое впечатление, что действительно всем, кто был не занят на разборе Афганистана и всем, что с ним связано, сказали — ты идешь по коридору, иди сюда, иди, встречай Зеленского. Ну это было смешно. Его было немножко жалко, и все, что там Зеленский пытался изображать — «я такой же, как и американцы, я побежал на пробежку с утра», — выглядит достаточно дешево. Ну, не сильно дорого. Антураж довольно второстепенный, я бы даже сказал, комплекс неполноценности проглядывает.

Теперь по конкретным вещам. Ничего особенного по большому счету не случилось. Могло ли случиться? Я думаю, что нет. Объясню почему. На самом деле Украина и так предоставляет себя в качестве инструмента для обслуживания американских интересов, и по большому счету Украина с 2014 года закрыла себе какие-либо возможности для маневра. У нее теперь есть только одна калиточка, в которую можно стучаться, — это калиточка американская, европейская. Поэтому в Америке и Европе прекрасно понимают, что Украине деваться некуда, именно потому, что она сама себя поставила в эту ситуацию.

А из этого простой вывод. На самом деле особо напрягаться не стоит. Я слышал, что Зеленский говорил о том, что он анонсировал Байдену какой-то план на почти триста миллиардов долларов для подъема и реформации Украины, но вот этого ждать не получится. Американцы будут давать ровно столько, сколько они считают нужным для поддержания нынешней власти, для обеспечения собственных интересов. И в итоге все визиты очень скромные, по крайней мере, они ничем принципиально не отличаются от того, что от американцев добился Порошенко, с которым Зеленский вроде как мощно пикируется.

— Говорилось о том, что США будет строить энергоблоки на Украине. Какой интерес у Соединенных Штатов в атомной энергетике на Украине?

— Там, конечно, определенный интерес есть, и это процесс, который идет достаточно давно, он начался еще до Зеленского и даже до Порошенко. Это попытки войти на этот рынок компании Westinghouse. Мы говорим тоже «США будут строить» — ну, будут строить, если будет частная американская компания Westinghouse. Это все-таки не совсем одно и то же, это не означает, что государство Соединенные Штаты Америки будет этим заниматься на какой-то благотворительной основе.

Это будет коммерческий проект, и в общем на самом деле это одна из частей такой глобальной конкуренции Westinghouse с Росатомом и с российской атомной промышленностью, с теми объектами, которые были построены в советское время или уже в постсоветское. И это известная часть конкуренции. Вопрос только в том, что еще до Порошенко, до 2014 года, несколько раз пробовали это делать, и получается, что топливные элементы, которые поставляют, ТВЭЛы, и продукция Westinghouse плохо сочетаются с советскими реакторами, и их из-за этого несколько раз приходилось останавливать в аварийном порядке. Поэтому решили попытаться впихнуть невпихуемое — это слишком опасно, а давайте-ка сделаем так, что мы построим новые энергоблоки, которые будут полностью построены Westinghouse.

Насколько я понимаю, декларацию они подписали, но что будет после декларации — неизвестно, потому что от декларации до реального воплощения бывает очень длинная дорога. Опять же, вопрос в том, на чьи деньги, у Украины денег на это нету, и кто будет платить? Значит, кредиты, значит, опять проценты и все, что с этим связано.

Что касается конкретного интереса — интерес есть, но не надо его преувеличивать. На самом деле экономика Украины находится в ситуации долгосрочного понижения. То есть энергия нужна для энергоемких предприятий, для больших заводов, фабрик, которые жрут много энергии. Таких заводов и фабрик на Украине остается все меньше и меньше. Остается, естественно, энергопотребление населения, но и население сокращается.

Поэтому какой-то интерес есть, на Украине из этого раздувают невероятную сенсацию, но в реальности, конечно, это местечковая история с довольно ограниченным потенциалом. Но другой вопрос, что внутри этой украинской информационно-политической ситуации, и особенно в пику России, это все дело раскручивается чуть ли не как прорыв в космос и т.д.

Кстати, насчет космоса, я не очень понял, где там Украина-США собираются в космосе что-то там такое делать? Может быть, опять возрождать морской запуск, это вообще-то совместно с Россией было предприятие. Что касается ракетоносителей — ну да, что-то действительно осталось, но загибается с каждым годом все больше и больше.

— Интересная ситуация сложилась на переговорах с вопросом Донбасса. Традиционно президенты сказали, что заставят Россию выполнять, обеспечивать и т.д. Хотя опять же Россия ничего не должна, согласно тем же Минским соглашениям. Но, тем не менее, что ждет Донбасс после встречи президентов США и Украины? Ждать ли обострения на восточном фронте?

— Да я думаю, ничего не ждет. По поводу ситуации на Донбассе были произнесены дежурные слова, потому что они не могли не быть произнесены. Точно так же, как по поводу Крыма. Дежурные слова, фразы, которые очень важны для Зеленского, важны для этой внутренней украинской политической тусовки, для политического процесса. Надо их привести и помахать бумажкой — смотрите, американцы вместе с нами! Но в практическом плане это вряд ли будет что-то означать, это не будет означать какого-то прорыва в урегулировании, не будет означать какого-то готовящегося военного решения.

Я думаю, что сегодня Украина к какому-то крупному военному обострению, к военной операции в принципе не готова. Не готова, потому что последствия, которые могут быть, они слишком непредсказуемые, они могут быть фатальными. Поэтому имитация подобных приготовлений может быть, угрозы могут быть, провокации, несомненно, будут. К сожалению, стрельба на линии соприкосновения будет продолжаться. Но мне не верится, честно говоря, в какую-то крупную военную операцию, потому что это слишком рискованное дело, которое, во-первых, может полностью обрушить Зеленского и вообще поставить крест на всем том, что он тут нагородил. А во-вторых, вообще неизвестно еще, чем кончится и, может, выйдет за пределы Донбасса.

Я думаю, что для американцев с европейцами на самом деле выгодно поддерживать напряженность вокруг Донбасса и использовать это как повод для реальной военной интеграции Украины в систему полной зависимости от НАТО, при этом не принимая Украину в НАТО, не беря на себя ответственность. Вот это, скорее всего, такая тенденция данного этапа.

— Да, по НАТО опять же высказались довольно осторожно, хотя, как Зеленский сказал, он видел и чувствовал полную поддержку президента США в этом вопросе. И тем не менее, из Афганистана Соединенные Штаты ушли, из Ирака Соединенные Штаты также выводят контингент. Не превратится ли Украина в новый Афганистан с учетом продолжающейся накачки оружием, продолжающейся работы инструкторов и продолжающейся поддержки США в вопросе Донбасса, пусть и такой декларативной?

— Вообще я к вашим словам насчет вывода из Афганистана и Ирака добавил бы вот еще что. Байден считает, что эпоха военных решений прошла. Я не ручаюсь за дословный перевод, но смысл примерно такой. На самом деле Байдену сейчас скорее бы как-нибудь замять всю эту историю с Афганистаном, потому что это, конечно, очевидный неуспех американцев, это я еще мягко сказал, особенно на фоне этих последних взрывов, которые сопровождали их отлет оттуда.

И Байдену прям хочется скорее-скорее от этого избавиться, недаром на этой церемонии, когда пришли тринадцать гробов из Афганистана с американскими солдатами, Байден посматривал на часы. Его сейчас там за это серьезно критикуют в Штатах. Но это символично. Он хочет поставить точку, забыть историю в Афганистане, замылить и опять перейти к разговорам о том, что во всем виноват Трамп, и все такое прочее.

Исходя из этого я вот что скажу. Я думаю, что Украина, конечно, не превратится ни в какой Афганистан, и скорее всего здесь концепция несколько иная. Американцы не хотели бы нигде больше воевать так масштабно и напрямую. Они хотели бы использовать другие ходы. Для Украины это гораздо более плачевная ситуация. Потому что на Украине люди, которые жестко настроены против России, они в качестве идеального решения видят вот что: на Украину входят войска НАТО, и вместе с войсками НАТО России наносится военное поражение. А вот американцы, мне кажется, видят эту ситуацию совершенно по-другому.

Да, ограниченная помощь, да, накачка в информационном и политическом поле. Да, какая-то поддержка средствами разведки и прочее. Да, инфраструктурные какие-то мероприятия. Но в итоге, если война, то руками украинцев, и гробы должны быть украинские. Ну, в лучшем случае, если есть какие-то добровольцы из числа поляков, литовцев — ну, пожалуйста, им никто не мешает. Мне кажется, что американцы, особенно после Афганистана, в ближайшие годы вообще не готовы к тому, чтобы куда-либо напрямую и масштабно впрягаться. Спецоперация — может быть. Отдельные удары по каким-то группировкам — может быть. Но в общем и целом тактика такая — загребать жар чужими руками.

Поэтому для Украины это как раз очень неприятный сценарий. Это сценарий собственных похорон, или как минимум это сценарий гробов. Но на Украине этого тоже не хотят, потому что там эти дурацкие мечтания, я вообще удивляюсь, честно говоря, как можно такими глупыми мечтаниями так долго кормить людей. Они все мечтают о том, что придут американцы и вместе с войсками НАТО возьмут и победят Россию. Мне кажется, что у американцев таких планов нет.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews