В последние дни в топ новостей вернулась Марин Ле Пен. Сначала говорили о том, что её видели в башне Трампа, потом она, буквально на следующий день, возглавила рейтинг кандидата в президенты Франции. Сегодня она сделала знаковое заявление о том, что в случае победы на выборах признает Крым российским. Есть ли здесь интрига?

Михеев СергейЯ думаю, что вся интрига заключается в том, что Марин Ле Пен продолжает строить политическую карьеру – и как индивидуальный политический деятель, и как лидер своей партии. Она ищет новые контакты, она ищет поддержки, в том числе и за рубежом, она делает заявления, которые, на её взгляд, могут такую поддержку обеспечить. Насколько она искренне делает эти заявления – это уже другой вопрос. Наверняка это никто, кроме неё, сказать не может, но я думаю, что эти заявления как-то коррелируются и с её убеждениями: политическими, мировоззренческими и так далее. Но в первую очередь, несомненно, она продвигает свою кандидатуру, продвигает собственную партию. Я думаю, что в этом смысле ей есть о чём поговорить в Америке. Она делает реверанс в сторону России. В общем и целом эта технология понятна. То есть в нынешнем мире, когда существует много центров и полюсов влияния, помимо борьбы за собственный электорат некоторые политики ищут поддержки и за пределами своих национальных государств. В данном случае Марин Ле Пен выступает абсолютно грамотно и адекватно. Она понимает, что двумя ведущими игроками остаются США и Россия, и она пытается сыграть и в одну и в другую лузу на столе геополитического бильярда. Поможет ей это или не поможет – уже другой вопрос.

С другой стороны, я думаю, что вероятность победы Марин Ле Пен на ближайших президентских выборах невелика. И нам надо это тоже понимать, когда мы оцениваем её заявления. Более того, может быть, она и делает такие смелые заявления, понимая, что победить ей не удастся, поэтому можно делать любые заявления, ища поддержку. По крайней мере, насколько я знаю, социология последних месяцев не даёт ей надежды на победу. Она может получить неплохой результат. Может быть, у неё даже есть шанс быть второй. Но победа пока, мне кажется, ей не светит. Может быть, когда-нибудь потом, на следующих выбора. Конечно, это укрепит её позицию, если она займёт второе или даже третье место. Во-первых, она ещё больше укрепит свою позицию во Франции как возможный кандидат на следующие президентские выборы. Потому что, несомненно, человек, который занял второе место, с большой долей вероятности будет баллотироваться на следующих выборах и пытаться этот рейтинг сохранить. А во-вторых, это укрепит позиции её партии, и она может завоевать больше голосов на местных и на национальных выборах.

О чём могли быть консультации Ле Пен в башне Трампа? Я бы всё-таки отталкивался от тех заявлений, которая она сама делала (или якобы делала). Она, в общем, достаточно откровенно сказала, что искала финансирование. И, возможно, искала политической поддержки, потому что выборы во Франции будут проходить уже после вступления президента США в должность и, несомненно, позиция президента США в отношении того, какой кандидат предпочтительнее, могла бы сыграть и определённую роль на этих выборах. Поэтому я думаю, что она искала поддержки во всех смыслах этого слова. Сам факт встречи уже является фактом поддержки, потому что мы видим, что этот факт довольно активно обыгрывается. Да, вокруг этой встречи клубится всевозможный туман, много слухов, но я думаю, что люди Трампа не пошли бы на встречу с Ле Пен в принципе, если бы определённой поддержки, определённой симпатии со стороны Дональда Трампа в адрес этого политика не было бы.

Я абсолютно уверен, что тема Крыма не являлась ключевой в контактах Ле Пен и Трампа. Я понимаю, что для нас это болезненно и мы уделяем этому много внимания, но испытываю скептицизм по поводу признания Крыма. Скажу ещё больше, может быть, вызову даже этим осуждение. Я не вижу смысла в том, чтобы требовать признания Крыма от западных стран и ставить это каким-то условием нормальных отношений. Да, конечно, тема Крыма должна обыгрываться, но надеяться на то, что Дональд Трамп или новый французский президент возьмут и признают Крым – не стоит. Мягко говоря, мне кажется, что на сегодняшний день это почти необоснованная надежда. И стоит ли ломать копья вокруг этого? – тоже, честно говоря, не уверен. Надо иметь Крым как определённую тему в формате переговоров – просто надо разыграть это в другую сторону. Надо занять позу людей, которые не оправдываются за присоединение Крыма, а людей, которые считают, что международное сообщество к нам несправедливо относится. Мы как бы на них справедливо обижаемся, поэтому не мы им должны, а они нам. Они должны более справедливо отнестись к выбору, который сделал народ Крыма. Это можно использовать в политической игре, но рассчитывать на это, ставить какие-то ультиматумы – бессмысленно. И делать расчёты, исходя из этого, не имеет смысла. Я, честно говоря, к подобным надеждам отношусь довольно скептически.

Конечно, в идеале прагматический смысл в достижении признания полуострова нашим – есть. Если бы кто-нибудь из государств западной коалиции признал Крым российским, то это, во-первых, внесло бы раскол по данному вопросу в евро-атлантическую солидарность. Во-вторых, автоматически повлекло бы за собой снятие всех санкций. Потому что Крым живёт в режиме двойных официальных санкций: одни против Крыма, другие против России, снятие этих санкций, несомненно, облегчило бы экономическую ситуацию, в первую очередь в Крыму. Теоретически, конечно, это было бы здорово, но практически необходимо оценивать шансы на эти такими, какие они есть, и не выдумывать себе какие-то фантазии и не цепляться за каждое слово, которое прилетело с Запада.

И вторая сторона этого вопроса. Порошенко подал иск в международный суд ООН против России. Понятно, там снова идёт речь в том числе об «аннексии» Крыма. Также интересно слышать от прямых нацистов, что мы якобы расово дискриминируем кого-то в Крыму и на Донбассе. Это что, очередное, мягко говоря, украинское чудачество и нам вообще от этого стоит просто отмахнуться, как от назойливой мухи, и забыть?

Совсем отмахнуться от этого не получится, потому что мы является членами ООН, и поэтому не можем не признавать суд ООН. Поэтому придётся в разбирательстве этого иска участвовать, придётся какие-то аргументы приводить. Но в целом, конечно, подобная постановка вопроса со стороны украинских политиков удивляет. Они действительно настолько углубились в собственные фантазии, иллюзии по поводу реальности, что давно уже не чувствуют почвы под ногами, не понимают вообще, куда они гребут? Кстати, я не устаю повторять, что качество украинского политического класса крайне низкое. Собственно говоря, это низкое качество и привело Украину к той точке, в которой она находится. Действия тамошних политиков даже после Майдана я считаю разрушительными в первую очередь для суверенной Украины. Всё, что они делают, достаточно криво получается. Вот сейчас, например, Порошенко несмотря ни на что, продолжает фактически оставаться в фарватере курса Обамы-Клинтон и всего глобалистского демократического истеблишмента. Надо меняться, надо быть гибче. Сейчас могут настать проблемы, в том числе из-за того, что украинское руководство не готово переориентироваться. Но они продолжают давить на ту педаль, на которую им сказали когда-то давить – и они на неё давят. То есть это говорит о том, что сами они к адекватному прогнозированию не способны, с одной стороны. А с другой стороны, не исключено, что те же самые американские советники, которые насоветовали им весь этот Майдан, насоветовали разрыв отношений с Россией, продолжают советовать и в этом деле. Я бы этих советников со стороны, так сказать, украинских политиков перестал бы слушать. Ведь те, кто советовал все эти годы господину Порошенко, у себя дома проиграли выборы, провалили ситуацию. С какой же стати стоит прислушиваться к их советам? На внешнем контуре они тем более могут советовать любую белиберду.

И в данном случае претензии и формулировки иска – они откровенно слабые. Доказать это будет крайне сложно, я думаю, что даже практически невозможно. В конце концов, можно было бы обратить внимание на то, что ни ДНР, ни ЛНР не признаны террористическими организациями, несмотря на все усилия киевских властей. Причём террористами их не признал никто, даже ЕС, даже США. Даже самые близкие союзники Украины не признали официально Донецкую и Луганскую Народные Республики террористическими организациями. Так на основании чего Россию обвиняют тогда в поддержке терроризма, где эти террористы? Покажите! А что касается расовой дискриминации, то здесь речь пойдёт о Крыме, но и здесь доказательств практически нет.

По словам Порошенко: «Российские боевики совершили многочисленные террористические атаки, жертвами которых стали сотни тысяч невинных людей, которые вынуждены были покинуть свои дома». Речь идёт, понятно, о Донбассе. Порошенко и его подельники продолжают пытаться впарить мировому сообществу и собственному народу, что не они пришли на Донбасс убивать, а вооружённые силы ДНР и ЛНР вместе с «российскими оккупантами» по ночам выходят из Донецка, Горловки, Макеевки и начинают их обстреливать. Все последние три года именно это является официальной позицией украинских властей, подтверждённой целым рядом заявлений, правительственных документов и прочего. А также это позиция всего лояльного господину Порошенко украинского политикума и СМИ современной Украины. Именно так они это и видят, именно так они это и представляют и собственному населению и международному сообществу, и, видимо, они считают, что и другого выбора у них нет. Может быть, действительно, после трёх лет войны на Донбассе у них нет другого выбора, кроме как продолжать давить на эту педаль, независимо от того, что машина уже не едет. Потому что в противном случае придётся признавать факты того, что развязывание войны, ответственность за это лежит на киевских властях, на «героях Майдана», на добровольческих батальонах. А это будет означать крах всей той идеологической конструкции, которая все эти три года выстраивалась. Конструкция сомнительная, фактами не подтверждается, доказать это, тем более в суде, будет крайне сложно. Но другой конструкции у украинской власти нет. Это ошибка – даже с точки зрения нынешней украинской власти. Они выстроили крайне хлипкую, неустойчивую и неубедительную идеологическую подпорку, которая долго продержаться не может и которой даже на Украине всё меньше и меньше верят. А сама власть, может, уже и верит – есть же сила самовнушения. Если долго-долго одно и то же повторять, то начинаешь в это верить.

А как наблюдатели ОБСЕ: они что – не видят откуда летят бомбы и ракеты? По версии украинских властей, они видят и якобы подтверждают версию украинской власти. Другое дело, что в документах ОБСЕ почему-то это не отражается. Ещё раз повторю: на мой взгляд, нынешняя украинская политическая элита живёт в состоянии неполной психической адекватности. Я говорю совершенно серьёзно. Люди находятся в состоянии глубокого психоза, им ещё и не такое может привидеться. И они – это видно по целому ряду действий – упорно борются с реальными фактами. Они пытаются жить по известной поговорке: если ваши факты противоречат моей теории, тем хуже для ваших фактов. Жизнь, несомненно, разворачивает всё это в другую сторону, потому что с реальностью не поспоришь. Но они по-другому не могут, не умеют, ума не хватает, фантазии, способностей. Они по большому счёту не политики. У Украины нет профессионального политического класса. Есть класс авантюристов, есть класс олигархов, «поднявших» деньги и считающих, что так же можно в политике действовать. Есть класс отмороженных нацистов. Это правда. Но ответственной политической элиты на Украине нет. Поэтому ждать от них тех шагов, которые соответствовали бы квалификации нормальных политиков – бессмысленно.

И тогда возникает вопрос. У нас-то политики есть? Президент Путин сказал не так давно, что Украина – государство террористическое. Совершенно очевидно, что у нас есть доказательства того, что ВСУ и нацистские батальоны обстреливают Донбасс вообще. Всё это задокументировано. Такая работа ведётся. Так почему нам здесь не предпринять наступательную политику и не обвинить именно Украину в терроризме – тем более, что это-то правда и доказывается элементарно?

Наступательная политика, к сожалению, в постсоветском периоде – это не наше кредо, что называется. В основном мы первую часть постсоветского периода жизни просто-напросто стелились ковриком под чужие приказы, а вторую мы пытаемся жить так, чтобы вроде бы никого особенно не задеть, но иногда приходится огрызаться – что-то в этом роде. Скорее, наши наступательные действия – это исключение, а не правило. Поэтому я думаю, что здесь может наступить ситуация, при которой мы отреагируем на иск Украины. Вслед за иском Украины может быть в тот же самый суд подготовлен точно такой же иск со стороны России, но подкреплённый более убедительной фактической базой. Хотя я, честно говоря, думаю, что при нынешнем раскладе сил ни иск Украины, ни иск России по этим вопросам удовлетворены не будет. Это будет простое продолжение риторической войны, скорее всего.

популярный интернет

comments powered by HyperComments

Еще по теме

сергей семин кэн
2017-01-18 10:01:27
Существуют три вещи по которым Россия никогда не пойдет на уступки в переговорах с Западом. 1. Крым вседа будет российским, поскольку является непотопляемым авианосцем России на южных рубежах. Так же как Япония для США на Дальнем Востоке.  2. Россия никогда не отдаст все Курильские острова Японии, так как атомный подводный флот базирующийся на Камчатке будет блокирован в случае конфликтов и не сможет выйти в Тихий Океан . 3. Сирия всегда будет пророссийской, так как в противном случае по ее территории пройдет в Европу газопровод с арабским газом, что приведет к потери огромного рынка сбыта российского газа и как следствие потери в наполнении государственного бюджета.
Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели