– Сергей Александрович, часто употребляемый синоним для российских оппозиционеров – либералы. В шестидесятые годы президент США Джон Кеннеди говорил о том, что, если под либералами подразумевать людей, проводящих излишне мягкую внешнюю политику, выступающих против местных властей и готовых транжирить деньги налогоплательщиков, то его администрация к такого рода либералам не принадлежит. Это я к тому, чтобы «договориться о терминах». Каковы же главные отличительные признаки нынешней российской либеральной оппозиции на ваш взгляд?

Сергей Михеев– Сегодняшняя условная демократическая оппозиция – как и условно патриотическая – объединена одной идеей: неприятием Владимира Путина как фигуры, возглавляющей Россию. Пусть даже претензии к президенту у них рознятся. Так выглядит первый и общий для всей российской оппозиции признак.

Если же говорить о демократическо-либеральной оппозиции – или либерально-демократической, что одно и то же – то ее вторая по значимости отличительная черта – пропаганда необходимости отказа России от собственного, самостоятельного внешнеполитического курса. Все, что ее представители говорят про экономику, права человека – примитивный камуфляж. Реальная их сущность – убежденность в том, что Россия это страна, не способная к самостоятельному развитию. Что она исторически ущербна. И у нее есть единственный шанс для дальнейшего существования: полная солидаризация с евроатлантическим блоком. Остальное – словесная мишура, блестящий фантик, попытка придать некий лоск своим истинным целям.

Соответственно, из этой установки либералов и вытекает неприязнь к Владимиру Путину. Потому что президент не демонстрирует полного желания «ложиться» под Запад. Именно этим он и неугоден оппозиционерам, а вовсе не потому, что российская экономика столкнулась с серьезнейшими проблемами. И не потому, что в стране продолжает существовать масштабная коррупция, которые как системообразующий, фундаментальный признак «новой России» – была рождена в период ваучерной приватизации. Поэтому ни на йоту не верю оппозиционерам, на каждом углу заявляющим о том, что они этот порок ненавидят и будут бороться с ним не на жизнь, а на смерть. Именно коррупция позволила подняться тому классу собственников, которые сегодня входят в списки журнала «Форбс».

– К слову: ставший в 1991 году мэром Москвы, «демократ» Гавриил Попов, по его собственным словам, «предлагал систему, при которой чиновник легально получает не взятку, а процент от прибыли, которую обеспечивает его конкретное решение». Так мы получили «откаты», с которыми пытаемся бороться по сей день…

– Да, коррупция и манипуляции при подсчете голосов на выборах в 1996 году, да и ранее, были заложены в основу постсоветской государственности. Заложены теми самыми людьми, которые сегодня именуют себя «демократической оппозицией». А на страже двух этих столпов стоят, скажу так, их единомышленники – духовные преемники. Так что единственный реальный признак нашей сегодняшней оппозиции – маниакальное стремление к отказу от суверенитета. И твердое намерение делегировать суверенитет России Соединенным Штатам Америки и их ближайшим партнерам в Старом Свете.

– В подкрепление вашего тезиса – суждение Кирилла Родионова, научного сотрудника Института экономической политики имени Е.Т.Гайдара. Три года назад он указал всем нам, людям темным, абсолютно прямую дорогу к процветанию России: «Сближение с развитыми странами западного мира — единственно возможный для русского народа путь, путь возвращения в свое естественное цивилизационное лоно»…

– Оппозиция видит нашу страну интегрированной в этот европейский «клуб» – однако не на правах равноправного партнера, а на птичьих правах «младшего ученика в школе демократии». Вот она, суть либеральной российской оппозиции. Повторю: остальное – словесная упаковка для привлечения «покупателей», то есть вербовки сторонников. Банальный треп, что иногда осознают эти самые велеречивые оппозиционные краснобаи. Иногда, впрочем, они уже сами верят в то, что несут.

– К либералам, прежде всего, относят малопонятную населению «Партию народной свободы», которую возглавил Михаил Касьянов, и «Яблоко», где теперь председательствует Эмилия Слабунова. Разумеется, есть еще околополитические общественные организации, включая группировки за легализацию однополых браков, которые выходят в одном строю с оппозиционерами на всевозможные «шествия» и «марши». Но в последнее время таких мероприятий проводится все меньше, да и масштабы их, как говорится, пожиже. Сами либералы жалуются на резко выросший уровень патриотизма сограждан и внутренние разборки в своей среде. Мы прозрели?

– Трудно сказать. Думаю, сегодня  мы проходим проверку: снижается жизненный уровень сограждан, экономических проблем становится больше. Посмотрим, подтвердим ли мы свои заявления о патриотизме делами. Это касается всех – от обывателей до представителей правящего класса. Если окажется, что мы готовы терпеть, идти на жертвы – значит, прозрели. Если начнем истерить и паниковать, говорить о том, что не нужна нам независимая внешняя политика, дайте нам сто сортов импортной колбасы — к чему нас оппозиция и призывает – значит, ничего мы не поняли, все было лишь словами. И тогда, на следующем этапе, нас будет ждать очередная разрушительная «перестройка».

Что касается популярности «демократов», то, конечно, она серьезно упала. Первая причина – их явные неудачи, с точки зрения интересов страны, которые они допустили в девяностые годы. Вторая – неспособность сформулировать нечто «суверенно-привлекательное». Они продолжают вещать то же самое, что и тогда: мы – никчемные и ни к чему не пригодные, а вот солнце восходит там, на Западе – пусть даже вопреки законам природы.

Всех это сильно утомило. Люди не могут жить ощущением своей вторичности – да и факты этому противоречат. Если мы такие убогие, как же нам тогда удалось построить такую огромную страну, которой нет равных? Как могли неудачники, дебилы и идиоты, за коих нас держат либералы, создать государство из ряда глобальных держав? Абсолютно не вяжется с тезисами оппозиционеров, людям надоело это «долгоиграющее нытье на заданную тему».

Резюме: либералы облажались в девяностые, и ничего нового, по сути, не предлагают сегодня. Исполняют новую песню о старом, не более того: поклониться Западу, принять все его требования, и тогда наступит в России полное счастье. Есть только один нюанс: сегодня в своей пропаганде они работают на тех, кто в девяностые годы по возрасту еще не мог стать «активным демократом»: молодежь, не сильно представляющую себе реалии того периода. Именно молодые могут, по незнанию, решить, что им предлагают некий новый, заведомо успешный путь развития страны.

– Мы с вами, как полагаю и миллионы наших сограждан, критически относятся к деятельности-бездеятельности министров нашего «экономического блока», равно как и непонятной политике руководства Центробанка. Об этом уже и с высоких трибун говорят. Экономические трудности и вызовы, с которыми столкнулась наша страна, становятся питательной средой для либеральной оппозиции. А где проходит граница, отделяющая человека, недовольного происходящим в стране от либерального оппозиционера?

– Все-таки не следует, видимо, всерьез именовать наших оппозиционеров либералами. Они таковыми по сути своей не являются. В том смысле, в каком либерализм трактует классическая философия. Они готовы мимикрировать под любой окрас, лишь бы «проект» подрывал суверенитет России. Еще недавно ряд заметных наших деятелей числил себя либералами и оппозиционерами, из тех, кто должен выступать за некие демократические ценности или европейские «толерантность и политкорректность». И вдруг они стали солидаризироваться с крайними националистами. Или громогласно трубить об «ущемлении русских» в нашей стране. При том, что сами они, подчас, отнюдь не с русскими корнями.

Совершенно очевидно: оппозиция действует по классической революционной схеме «Чем хуже – тем лучше». Плевать им на русских, главное – получить хоть какой-то инструмент для того, чтобы попытаться расшатать Россию. Так что никакие они не либералы, просто – сознательные национал-предатели. Их кредо: надо страну «слить», и пусть американский добрый дядюшка у нас здесь заправляет. Он и без того многим в России рулит, так мало, следует отдать все подчистую.

Вот где проходит граница между либералом-революционером и человеком недовольным, выступающим за либеральную экономику. Готов гражданин России предать свою страну, или нет – это и есть лакмусовая бумажка. Часто приводят в качестве примера Деникина и Краснова. И тот, и другой пострадали от советской власти, но Деникин отказался от предложения гитлеровцев о сотрудничестве, Краснов – согласился.

– Хотелось завершить тем, с чего начинали: еще раз определиться с терминами. Это мы называем оппозиционеров либералами, они себя именуют «демократической оппозицией». А это, согласитесь, звучит и привлекательнее, и благороднее. Вы можете предложить какой-то свой, емкий и понятный термин для этих людей? А то у нас как-то неприлично их «либерастами» обзывают…

– И правильно делают. Они – педерасты духа, в отличие от аристократов духа. Это отражает всю сущность оппозиционной ориентации: не люблю своих родителей, ненавижу свою страну, сам у себя вызываю отвращение… Это люди, родившиеся в России, многие из них русские, но хотят быть европейцами или американцами, ковбоями с овощной базы, родился мужчиной – желаю быть женщиной, «а теперь, от вас не скрою, полюбил в себе иное».

Они-то и призывают всех нас сменить не только половую ориентацию, но и духовную: отдаться Западу. Только девяностые мы уже попробовали это сделать. Результаты известны.

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели