Выполнение майских указов Президента РФ, направленных на ускорение экономического роста в России и повышение уровня жизни населения, пока сводится к поиску денег на эти цели правительством

глазьевОдним из источников их поступления станет повышение НДС на 2% с нового года, ближайшим следствием чего будет, впрочем, рост не экономики, а инфляции. При этом реальных перспектив заметного ускорения темпов роста ВВП от такой активности правительства пока не просматривается. Но есть и другой путь, считает советник Президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев.

Об этом – в его интервью «Финансовой газете»

— В майском указе поставлена задача повышения темпов экономического роста выше мировых показателей. Насколько она реалистична?

— Достижение целей, поставленных Президентом России в Указе «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации до 2024 года» предполагает существенный, не менее 10% в год, прирост инвестиционной и инновационной активности. Необходимый для этого, а также для достижения социальных целей рост деловой активности должен составлять не менее 6% прироста ВВП в год при таком же приросте доходов населения.

Имеющиеся факторы производства – основные фонды (потенциал роста выпуска – 40%), трудовые ресурсы (20%), природные ресурсы (80%), научно-технический и интеллектуальный потенциал позволяют выйти на эти и даже вдвое более высокие параметры экономического роста. Это потребует соответствующего увеличения денежного предложения, включая ежегодный прирост кредитования оборотных средств и капиталовложений в основные фонды производственных предприятий не менее чем на 15 и 20% соответственно.

Опыт стран, совершивших экономическое чудо, свидетельствует о необходимости форсированного увеличения инвестиций – удвоения нормы накопления до 35% ВВП. Основным источником финансирования этого подъема было многократное расширение кредита, организуемое государством путем контролируемой денежной эмиссии под обязательства государства и предприятий в целях финансирования инвестиций в модернизацию, развитие и расширение перспективных производств.

Чтобы выйти на целевые ориентиры майского указа, необходим переход к системной политике развития российской экономики, которая должна строиться как смешанная стратегия опережающего роста нового технологического уклада, динамического наверстывания в сферах с незначительным технологическим отставанием и догоняющего развития в безнадежно отставших отраслях.

— Для реализации майского указа предлагается ряд мер фискального характера, в частности, повышение НДС до 20% и завершение налогового маневра в нефтяной отрасли. Дадут ли эти меры желаемый результат?

— Реформы в России, как показала практика предшествующих нескольких десятилетий – это традиционно догматизм, помноженный на безответственность инициаторов новаций. Во-первых, повышение НДС неизбежно приведет к росту цен. Во-вторых, природа этого налога такова, что самое угнетающее воздействие он будет оказывать на отрасли переработки и высокотехнологические производства. Это именно те направления, которые, согласно майскому указу Президента России, должны расти опережающими темпами для обеспечения рывка в экономическом развитии. НДС в целом дестимулирует экономическое развитие, требуя вовлечения порядка 1,5–2 млн профессиональных бухгалтеров для его администрирования.

Вместо того чтобы ввести налог с продаж, который, по сути, является эквивалентом налогообложения конечного потребителя, господа из Минфина заняты совсем не смешными играми с НДС. В конечном счете, этот налог оплачивает потребитель, именно поэтому налог с продаж является разумной альтернативой.

Я прихожу к выводу, что чиновников, готовивших это решение, не волнует ни экономический рост, ни выполнение прямо поставленных задач в области стимулирования производства, ни вопросы конкурентоспособности нашей экономики. Сравнявшись сегодня по уровню НДС с Беларусью в рамках Евразийского экономического союза, огромное преимущество получила налоговая юрисдикция Казахстана, где НДС составляет 12%. Это означает, что покупать будут там, а потреблять здесь, и мы вообще не получим НДС с тех товаров, которые приобретаются, предположим, в Казахстане.

Далее, если комплексно подходить к вопросу ставки НДС, то зачем мы стимулируем вывоз сырья, предоставляя экспортерам нефти, газа, металлов льготу? Давайте откажемся от льготы по экспорту сырьевых товаров и оставим льготу по возврату НДС только для высокотехнологических товаров. Это позволило бы, вообще не меняя шкалу НДС, пополнить бюджет, по оценкам, на 1,5 трлн руб. – сумму, существенно большую, чем ожидаемые Минфином поступления от повышения ставки налога до 20%.

— Для стимулирования промышленного роста необходимы кредиты. Но их ставки остаются высокими для реального сектора. Что нужно сделать для их снижения?

— Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики не предусматривают соответствующего расширения кредита реальному сектору, хотя его прирост остается втрое ниже необходимого уровня. Наоборот, сворачивается рефинансирование коммерческих банков, включая специальные инструменты рефинансирования, предназначенные для кредитования инвестиционных проектов, малого и среднего бизнеса, производственных предприятий.

Вместо увеличения кредита экономике, Банк России изымает из нее деньги (до 3 трлн руб. к настоящему времени) путем выпуска облигаций и открытия депозитных счетов по ставке, которая превышает среднюю рентабельность производственной сферы. В убыток себе Банк России платит проценты коммерческим банкам, чтобы они не вкладывали деньги в экономику. Уникальная для мировой практики убыточность ЦБ погашается за счет денежной эмиссии. Тем самым Банк России раздувает финансовый пузырь, искусственно сужая возможности расширения кредита производственной сфере. Эта политика «абсорбирования ликвидности» исключает достижение параметров роста инвестиционной, инновационной и деловой активности, минимально необходимых для достижения поставленных Президентом целей.

Чтобы добиться их выполнения, необходимо перенастроить денежно-кредитную политику на обеспечение экономического роста. Использовать хорошо зарекомендовавшие себя в успешно развивающихся странах методы и инструменты целевого кредитования инвестиционной и инновационной активности. В том числе следует не сворачивать, а резко расширять применение специальных инструментов рефинансирования банков и институтов развития, осуществляющих долгосрочное кредитование под 2–4% инвестиций в модернизацию и наращивание производства, развитие инфраструктуры, замещение импорта, малый и средний бизнес, лизинг отечественной техники, сельское хозяйство, жилищное строительство, расширение несырьевого экспорта.

Для контроля за целевым использованием кредитов могут быть применены цифровые технологии, позволяющие отслеживать использование денег и блокировать попытки их вывода за установленные контуры обращения. Целесообразно также ввести барьеры против вывода денег из производственной сферы в спекулятивную и за рубеж, включая налог Тобина. Одновременно следует применить комплекс ранее предложенных мер по дедолларизации и деофшоризации экономики, кардинальному расширению использования рублей во внешней торговле, созданию независимой от США международной платежной системы. Должно быть пресечено манипулирование курсом рубля, и обеспечена его долгосрочная стабилизация.

Этот переход к ориентированной на цели экономического роста денежно-кредитной политике должен быть увязан с введением в действие Федерального закона «О стратегическом планировании». Его исполнение может быть организовано посредством применения механизма специнвестконтрактов и других форм частно-государственного партнерства, кредитуемых государственными банками под обязательства предприятий по наращиванию и модернизации производства. Объем связанного кредита по этим контролируемым контурам денежного обращения может составить до 10 трлн руб. Финансируемый таким образом прирост инвестиционной и инновационной активности обеспечит повышение эффективности и снижение издержек производства, рост объемов и повышение качества товаров, что будет содействовать снижению инфляции при росте доходов населения.

В стратегическом управлении упор должен быть сделан на кредитование инвестиций в опережающее развитие нового технологического уклада, импортозамещение высокотехнологической продукции, включая самолето-, судо- и станкостроение, производство оборудования для ТЭК, ВПК, ЖКХ и АПК, а также углубление переработки сырья. По каждому из этих направлений должен быть сверстан индикативный план, подтвержденный обязательствами заинтересованных предприятий и обеспеченный кредитными линиями государственных банков.

— Могут ли отношения с Китаем повлиять на улучшение положения в российской экономике? Что мешает их развитию?

— В настоящее время многие факторы создают искусственные барьеры для финансового сотрудничества России и Китая. Экономическое и торговое развитие двух стран неравномерно, объемы взаимных инвестиций и торговли остаются небольшими, что серьезно ограничивает потенциал развития финансового взаимодействия двух стран.

В двустороннем сотрудничестве необходимо развивать механизмы обмена информацией и расширять разнообразие регулирования финансовых аспектов взаимодействия. Например, набор инструментов предотвращения и купирования последствий финансовых рисков недостаточен; в условиях западных санкций (преимущественно со стороны ЕС и США) у России и Китая отсутствуют эффективные платежные и расчетные каналы, что, кроме всего прочего, повышает степень «хрупкости» национальных финансовых систем и повышает риски ведения бизнеса в Российской Федерации. Важным сдерживающим фактором является и то, что крупные государственные и частные корпорации по разным причинам демонстрируют нежелание переходить на расчеты в национальных валютах.

В настоящее время российско-китайское экономическое сотрудничество осуществляется в основном на уровне межправительственных связей и характеризуется выработкой крупных совместных проектов по строительству инфраструктурных объектов и в области национальной безопасности (в таких сферах, как энергетика и аэронавтика). Но как показывает практика, подобная модель сотрудничества имеет свои недостатки и ограничения, обусловленные реалиями рыночной экономикой. Особенно это касается сотрудничества в производственной, инновационной и сервисной сферах.

«Узким местом» для наращивания комплексного взаимодействия двух стран является низкий уровень сотрудничества в высокотехнологической сфере. Наблюдается многолетняя пробуксовка совместных проектов в авиапроме, нефтегазовом машиностроении, электротехнической промышленности и др.

Исходя из возможностей и ограничений российско-китайского сотрудничества, в целях реализации идеи Президента России о создании Большого евразийского партнерства, необходимо мотивировать государственные банки двух стран к переходу на кредитование взаимной торговли и совместных инвестиций в национальных валютах. Важным направлением интенсификации двустороннего сотрудничества является использование механизма валютно-кредитных свопов рубль/юань для кредитования взаимной торговли и совместных инвестиций.

Необходимо также найти пути для обеспечения сопряжения национальных систем обмена межбанковской информацией. Ранее принятые и ныне действующие соглашения могут сохраняться в своих требованиях в прежней форме, а новые должны основываться на использовании национальной валюты. Для стимулирования расчетов в национальных валютах целесообразно использовать специальные стимулы (например, налоговые, в области финансовых стандартов, процентных ставок и т. д.) для компаний и банков.

Необходимо предусмотреть создание двусторонних механизмов демпфирования рисков (валютных и финансовых) для рынков обеих стран. Указанные механизмы могут быть созданы на базе объединенного участия крупнейших госбанков каждой из сторон в формировании специального фонда по указанным вопросам. Такие механизмы могут включать: организацию страхования транзакций; упрощение механизмов хеджирования; форвардные контракты по нефти в юанях и в рублях.

В сфере инвестиционного сотрудничества предлагается повысить долю взаимных инвестиций и создать систему инвестиционных фондов. Рекомендуется создание системы инвестиционных фондов, обеспечивающих прямые инвестиции и инвестиционные кредиты в национальных валютах. Подобная система могла бы включать в себя Фонд регионального развития, Фонд прямых инвестиций, Фонд венчурного финансирования, Фонд развития промышленности.

Необходимо упростить условия размещения акций и облигаций (в том числе для компаний и банков из санкционного списка) и использовать стимулирующие меры; упростить для компаний и банков перевод и вывод средств, полученных от размещения облигаций российских эмитентов в китайских юанях.

Наряду с переходом на расчеты в национальных валютах и созданием специализированных финансовых организаций целесообразно использование цифровых денежных инструментов. Предлагается ввести цифровую наднациональную валюту, которая использовалась бы для трансграничных расчетов между хозяйствующими субъектами России, Китая и других стран, участвующих в сопряжении ЕАЭС и инициативы «Один пояс – один путь».

Эмиссию этой валюты мог бы вести специально созданный международный расчетно-клиринговый центр (МРКЦ), обеспечивая ее обмен на национальные валюты по курсу, привязанному к цене золота на Шанхайской бирже. Обращение такой валюты могло бы вестись через открытую для всех участников систему распределенного реестра, аналогичную «блокчейн» (например, на базе разработанной в России системы «Мастерчейн»). Начать внедрение этого механизма можно с проведения эксперимента в юрисдикции Свободного порта Владивосток.

Предлагается также: предусмотреть механизмы эффективного взаимодействия создаваемой цифровой валюты c уже существующими валютами в цифровой сфере; разработать механизмы нейтрализации внешних электронных рисков/шоков, способных с высокой вероятностью возникнуть в связи с уже существующими финансовыми технологиями; повысить эффективность механизмов денежно-кредитной политики, которые должны гармонично сосуществовать с новой электронно-финансовой средой.

В целом попытке США «разобраться» с Россией и КНР поодиночке может быть противопоставлена тесная координация финансовых политик наших стран, выработка комплекса предложений по формированию альтернативной справедливой и надежной многосторонней финансовой системы, проведению совместных превентивно-ответных действий по нейтрализации угроз со стороны американцев.

Для обеспечения равноправности и многоплановости сотрудничества с Китаем российской экономической политике необходимо избавиться от догматики «Вашингтонского консенсуса» и перейти в политике опережающего развития отраслей нового технологического уклада, а систему управляющих институтов привести в соответствие с требованиями нового интегрального – мирохозяйственного уклада. Нет принципиальных проблем в использовании отработанных в Китае методов управления развитием экономики в России. Они с успехом применяются не только в КНР, но и в Индии, Вьетнаме, Южной Корее, Сингапуре и других успешно развивающихся странах. Их характерной чертой является опережающее наращивание целевой кредитной эмиссии для финансирования инвестиций в соответствии с определяемыми государством приоритетами.

Стержнем всей системы регулирования российской экономики должно стать всемерное стимулирование инвестиционной и инновационной активности. Ключевую роль в этом должен играть государственный сектор, основу которого составляют: государственная банковская система, генерирующая кредит под индикативные планы роста инвестиций и производства; транспортная и энергетическая инфраструктура, развитию которой должно придаваться приоритетное значение в государственных планах; государственные корпорации, концентрирующие ресурсы для научно-технического развития экономики, разработки и внедрения передовых технологий.

— Одним из главных направлений экономического развития станут инфраструктурные проекты, развитие промышленных предприятий высокого передела, а также высокотехнологичное развитие отраслей. Правительство выделяет для этого значительные ресурсы через институты развития. Эффективны ли они в нынешних условиях макроэкономической политики, которую проводит ЦБ и ведущие экономические ведомства? Что необходимо скорректировать?

— Верная диагностика состояния социально-экономической и производственной сферы, а также понимание того, что санкционный пресс будет лишь нарастать, позволяет на практике реализовать стратегию опережающего развития российской экономики. Вопреки мнению монетаристов и догматиков, поставленная Президентом задача обеспечения темпов экономического роста выше среднемировых и опережающего роста инвестиций, абсолютно реализуема.

Для этого деятельность правительства, министерств, государственных корпораций и банков, администраций субъектов федерации и городов будет оцениваться по росту инвестиций в развитие подведомственных им отраслей и видов деятельности. Время безответственного следования конъюнктуре рынка, проедания сырьевых ресурсов и почивания на государственных активах прошло. Правительство должно научиться стратегическому планированию социально-экономического развития страны, исходя из целей повышения уровня и качества жизни граждан. Обеспечивать реализацию принимаемых стратегических и индикативных планов, опираясь на механизмы частно-государственного партнерства, используя специнвестконтракты и другие современные инструменты организации выполнения совместно намеченных планов развития экономики. Банковская система должна обеспечивать бесперебойное кредитование инвестиций в модернизацию и расширение производственных мощностей предприятий, осваивающих перспективные направления НТП. Руководителям государственных банков надо более ответственно подходить к решению задач кредитования инвестиций в развитие реального сектора экономики. Их работа должна быть вписана в решение общих задач подъема инвестиционной и инновационной активности в соответствии со стратегическими и индикативными планами социально-экономического развития. Необходимо перейти от стабилизации к развитию экономики на основе нового технологического уклада.

Как показывает мировой опыт, для реализации открывающихся возможностей подъема на новой волне роста нового технологического уклада требуется мощный инициирующий импульс обновления основного капитала, позволяющий сконцентрировать имеющиеся ресурсы на перспективных направлениях модернизации и развития экономики. Его организация предполагает повышение нормы накопления до трети ВВП с концентрацией инвестиций на прорывных направлениях нового технологического уклада.

Центральному банку нужно решительнее осваивать общепринятые в практике развитых стран механизмы кредитования развития экономики. Главной задачей сегодня является наращивание инвестиций в модернизацию и расширение производственных мощностей, освоение перспективных технологий мирового уровня.

Глава государства уже много лет ставит эти цели. Они безальтернативны и касаются всех органов государственного управления. Банку России следует создать механизм предоставления долгосрочных и доступных для производственных предприятий кредитов. Пора от простых решений переходить к зрелой денежно-кредитной политике, соответствующей уровню и задачам развития нашей экономики. Взамен закрытых странами НАТО внешних источников кредита нужно создать не менее мощные внутренние. Российские предприятия должны кредитоваться в России на условиях не худших, чем в ЕС или в США. Тогда они не будут бегать по зарубежным банкам и уходить в офшоры, а заниматься долгосрочным развитием за счет внутренних источников.

Для обеспечения расширенного воспроизводства российская экономика нуждается в существенном повышении уровня монетизации, расширении кредита и мощности банковской системы, активизации роли ЦБ как кредитора последней инстанции. В отличие от экономик стран-эмитентов резервных валют, основные проблемы в российской экономике вызваны не избытком денежного предложения и связанных с ним финансовых пузырей, а хронической недомонетизацией экономики, которая длительное время работала «на износ» вследствие острого недостатка кредитов и инвестиций.

— Но не кажется ли вам, что это ведет к росту темпов инфляции, на снижение которых были потрачено в последние годы немало сил?

— Разумеется, нельзя забывать о сдерживании инфляции, для снижения которой были принесены изрядные жертвы, включая падение инвестиций и потребления граждан. Настоящее таргетирование инфляции невозможно без реализации других целей макроэкономической политики, включая рост инвестиций, производства и занятости.

Эти цели могут ранжироваться по приоритетности и задаваться в форме ограничений, достигаясь за счет гибкого использования имеющихся в распоряжении государства инструментов регулирования денежно-кредитной и валютной сферы. В сложившихся условиях приоритет следует отдавать росту производства и инвестиций в рамках установленных ограничений по инфляции и обменному курсу рубля.

При этом для удержания инфляции в установленных пределах необходима комплексная система мер по ценообразованию и ценовой политике, валютному и банковскому регулированию, развитию конкуренции и принципиальной антимонопольной политике. И помнить, что главным фактором антиинфляционной политики является научно-технический прогресс и связанное с ним снижение издержек, а также повышение эффективности производства. А научно-технического прогресса без кредитов не бывает. Банку России следует помнить слова Шумпетера о том, что процент – это налог на инновации и не бояться его снижать до уровня, соответствующего рентабельности реального сектора экономики.

популярный интернет


Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели