27 мая президент Сербии Александр Вучич призвал смотреть правде в глаза и признать, что Сербия потеряла Косово. 28 мая подразделения косовской полиции вторглись в сербские районы на севере Косово и арестовали около двух десятков человек, в том числе косовских полицейских сербской национальности, а также одного российского сотрудника миссии ООН в Косово.

Ростислав Ищенко

В результате Вучич был вынужден привести сербскую армию и полицейский спецназ в полную боевую готовность. Пока что кризис не получил дальнейшего развития. Однако мы в очередной убедились, что мир на Балканах крайне хрупкий и может взорваться новой войной в любой момент.

Провокация в условиях капитуляции

Возникает логичный вопрос, а зачем президент самопровозглашённого Косово Хашим Тачи пошёл на организацию это провокации именно в тот момент, когда руководство Сербии было как никогда близко к капитуляции по косовскому вопросу.

Ведь действия албанской полиции не просто возбудили сербских радикалов, но предоставили им прекрасный аргумент против капитулянтской политики правительства. Александр Вучич, не располагающий однозначной поддержкой по косовскому вопросу ни в собственной партии, ни в сербском обществе, вынужден занять более жёсткую позицию. Причём, если в этот раз всё завершилось военной демонстрацией, в следующий приведения армии в боевую готовность может оказаться недостаточно для того, чтобы успокоить сербское общество, и военный конфликт разгорится вопреки отсутствию у политиков желания его разжигать.

Впрочем, когда мы говорим об отсутствии желания начинать войну, мы ведём речь о сербских политиках. В Белграде прозападные политики, а также умеренные националисты из Сербской прогрессивной партии Вучича, отделившиеся в своё время от непримиримо настроенной Сербской радикальной партии Воислава Шешеля, пока ещё удерживают страну на курсе интеграции в ЕС.

Однако призрачность перспектив вступления в Евросоюз и провокационные действия албанских властей Косово подрывают позиции примиренцев, расчищая дорогу к власти радикалам.

Зачем Хашиму Тачи очередной конфликт с Сербией? Ведь Косово находится под его контролем, и Запад независимость самопровозглашённого государства признал. Да и нынешняя сербская власть стремится к урегулированию кризиса, даже ценой максимальных уступок, фактически на албанских условиях.

Хашиму Тачи хорошо известно, что Вучич с момента вступления в должность президента Сербии 1 июня 2017 года начал реализовывать проевропейский курс, предполагающий необходимость признания Сербией независимости Косово. Более того, сам Тачи, после встречи с Вучичем 3 июля 2017 года излучал оптимизм и заявлял, что верит  в возможность примирения сербов и албанцев «в интересах Косово, Сербии и всего региона». Также хорошо Тачи знает внутриполитические проблемы, стоящие перед Вучичем в связи с его намерением принять условия Приштины в решении косовского вопроса.

Успеть закрепиться пока Запад совсем не ослаб

Не будем множить сущности без необходимости. Если такой матёрый политик, как Тачи, явно провоцирует конфликт, в условиях, когда вроде бы может добиться своих целей мирным путём, значит ему нужен именно конфликт. Иначе он не стал бы срывать мирную инициативу Вучича, организуя террористический рейд албанской полиции в сербские районы Косово. Последствия подобного шага мог бы просчитать даже ребёнок.

Но если мы пришли к выводу, что Хашим Тачи умышленно провоцирует конфликт, то вопрос зачем он это делает, ещё требует ответа.

Думаю, что мы не ошибёмся, если определим в качестве главной причины провокационного поведения албанского руководства Косово, общее ослабление Запада. Не стоит забывать, что только благодаря американцам, развязавшим военные действия против Югославии и втянувшим в них своих союзников по НАТО, Косово было выведено из-под контроля югославских властей.

Вашингтон же организовал и признание Западом самопровозглашённой независимости Косово. Следовательно нынешние косовские власти могут чувствовать себя более-менее уверенно только за спиной Запада.

Но если Запад слабеет, у него может не хватить сил (или желания) обеспечивать военно-политическое прикрытие косовского режима. Через несколько лет может сложиться ситуация, в которой никто не сможет помешать Сербии провести операцию по восстановлению конституционного порядка в Косово.

Албания не горит желанием брататься с косовскими преступниками

Одним из способов сохранить контроль над краем, могло бы стать его включение в состав Албании.

Но ни президент Албании Илир Мета, ни премьер-министр Эди Рама, ни правящая Социалистическая партия Албании не горят желанием вводить в албанскую политику наркоторговцев, торговцев человеческими органами и военных преступников, вроде Хашима Тачи или его премьера Рамуша Харадиная. Да и оппозиционные правительству социалистов албанские демократы вовсе не рвутся к потенциальному союзу с косовскими радикалами.

Не только, а возможно и не столько потому, что в косовском руководстве собрались слишком колоритные личности, сколько потому, что опасаются, что, в случае интеграции Косово в Албанию, лидеры боевиков, приобретут слишком большой авторитет у избирателей, плюс к тому смогут использовать свои (специфические) методы ведения политической борьбы и попросту вытеснят нынешних албанских лидеров на периферию большой политики, закрепив за собой руководящие посты. Нечто подобное в своё время произошло в Армении, где, так называемый Карабахский клан (политики-выходцы из непризнанной Нагорно-Карабахской Республики) пришёл к власти в 1998 году и продержался до 2018 года.

В общем Албания, пережившая внутриполитический кризис на грани гражданской войны в январе-марте 1997 года и сумевшая его преодолеть только благодаря вводу в страну военного контингента ООН, явно не намерена вместе с интеграцией Косово получить амбициозных политиков-радикалов, которые будут претендовать на власть уже не в Приштине, а в Тиране.

Тачи спешит завершить этническую зачистку косовских сербов

Если албанский сценарий не играет, у Хашима Тачи остаётся только одна возможность подготовиться к тому моменту, когда Запад не сможет обеспечивать безопасность косовского режима. С учётом количества военных преступлений, совершённого его лидерами, как только у Сербии появится возможность разобраться с Косово, не опасаясь вмешательства Запада, легитимный повод для возвращения в регион сербской армии найдётся.

Но если полностью вытеснить из Косово сербов, которые и так остались лишь в нескольких пограничных с Сербией районах на севере, то Белграду формально будет некого защищать. Наоборот, можно будет подать конфликт мировому сообществу, как геноцид албанского населения края. Ведь для возвращения в Косово сербов, придётся изгнать занявших их дома албанцев.

Хашим Тачи торопится закончить этническую чистку в Косово, сделать край моноэтническим албанским образованием с тем, чтобы предотвратить любые претензии Сербии на возвращение в перспективе.

В нынешней ситуации если Сербия попытается вооружённой силой препятствовать действиям Приштины, Тачи может рассчитывать на военную поддержку Запада. Противостоять Западу Сербия может только опираясь на Россию. Но тогда, находящиеся у власти сербские евроинтеграторы вынуждены будут отказаться от своей цели — вступления Сербии в Евросоюз. То есть, обострение кризиса вокруг Косово официальному Белграду сегодня невыгодно, поскольку, даже в случае победного для Сербии разрешения конфликта, приведёт к переформатированию всего сербского политического ландшафта.

Ходы просчитаны, осталось одно, очень существенное «но»

Как видим, действия Тачи достаточно хорошо просчитаны и направлены на создание ситуации, в которой свержение власти албанских радикалов в Косово стало бы невозможным. Он рискует конфликтом с Сербией, который Косово безусловно проиграет, если белградские политики рискнут полностью и безоговорочно развернуться к союзу с Россией. Но этот риск не так велик, как кажется на первый взгляд, поскольку Александр Вучич твёрдо стоит на позиции евроинтеграции, которую победоносный конфликт с Косово угробит. Тачи рассчитывает, что сербское руководство, чтобы не терять евроинтеграционных перспектив, закроет глаза на завершение этнической чистки сербов в Косово, а его демарши, вроде приведения армии в боевую готовность, никогда не перейдут в практическую плоскость.

В крайнем случае он надеется на военную поддержку Запада, который не может без катастрофической потери лица позволить ликвидировать независимое Косово, как свой проект.

Единственный непросчитываемый фактор — реакция на провокации Тачи со стороны сербского общества. Оно достаточно сильно перегрето борьбой националистов с евроинтеграторами, а идея реванша в Косово едва ли не самая популярная в самых разных слоях населения. В определённый момент ситуация в Сербии может выйти из-под контроля политиков и тогда военный конфликт станет неизбежным.

Более того, к аналогичным последствиям ведёт и прогрессирующее ослабление Запада. Не только традиционные клиенты Вашингтона в Косово суетятся, пытаясь укрепить свои позиции, пока Америка ещё может их прикрыть, но и сербское руководство постепенно приходит к пониманию бесперспективности евроинтеграции и необходимости переориентироваться на Россию.

Таким образом, Москва и Вашингтон уже оказываются косвенно втянуты в Балканский кризис по разные стороны баррикад.

При этом США постепенно утрачивают контроль над своими клиентами из Приштины, которые начинают действовать по принципу «хвост виляет собакой», пытаясь создавать ситуации в которых Америка будет вынуждена идти на ненужную ей конфронтацию в их интересах.

Время играет на стороне России и Сербии, которые через некоторое время смогут доминировать на Балканах без ненужной и опасной военной конфронтации. Поэтому Тачи торопится, провоцируя кризис сейчас, пока у него есть надежда на благоприятный исход.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив