Рада согласилась идти на выборы, часть депутатов собираются оспорить конституционность указа президента, избирательное законодательство парламент менять отказался

Ростислав Ищенко

Забавно. По наиболее принципиальному моменту — вопросу о роспуске — депутаты не оказали даже условного сопротивления. Зато жёстко выступили против имеющего второстепенное значение избирательного законодательства. Можно сколько угодно рассуждать о принципиальных различиях мажоритарной, пропорциональной и смешанной систем, открытых и закрытых списков, но украинская действительность такова, что крупные олигархические группировки в любом случае контролируют и избирательный процесс, и Раду. Большая часть мажоритарщиков всё равно избирается под партийным брендом и вступает в соответствующую фракцию, а периодически возникающие группы «внефракционных» депутатов де-факто служат власти резервом голосов для «скользких», но необходимых законов, за которые некомильфо голосовать депутатам от коалиции. Кроме того, «внефракционные» группы дают президенту лишнее пространство для манёвра во взаимоотношениях с парламентом.

Надо отметить, что Зеленский не случайно решил распустить Раду. Он повторяет аналогичный шаг, предпринятый в своё время Порошенко. Разница лишь в том, что распущенный Порошенко парламент должен был работать ещё два года, а Зеленский роспуском Рады выигрывает лишь четыре дополнительных месяца. Напомню, что после переворота 2014 года парламент вернул Конституцию 2004 года, серьёзно ограничивающую возможности президента. Фактически глава государства может реально осуществлять свои полномочия только в случае контроля над парламентом.

Именно поэтому два президента, избранных после переворота (Порошенко и Зеленский), сразу же стремились изменить состав Рады, проведя туда своих людей. Опыт Порошенко, чей БПП проиграл «Народному фронту» пропорциональную часть выборов 2014 года (получив на одно место меньше), но вчистую переиграл все партии в мажоритарных округах (69 мест, притом что занявший по мажоритарке второе место «Народный фронт» получил всего 18 мандатов) показывает, что новоизбранный президент достаточно легко формирует крупную фракцию в парламенте. Если Порошенко удалось получить фракцию в 132 депутата, то у Зеленского есть все шансы провести не менее 200 (а возможно, и впервые в истории Украины получить однопартийное большинство, без необходимости создавать коалицию). Надо иметь в виду, что сегодняшний бренд «Слуги народа» будет охотно использоваться мажоритарщиками в большинстве регионов Украины, поскольку даёт отличные шансы на победу в противостоянии с любым оппонентом. Так что Зеленскому по большому счёту всё равно, состоятся выборы по чисто пропорциональной системе или по смешанной.

Судя по всему, введение чисто пропорциональной системы и снижение проходного барьера было одним из условий олиагрхического консенсуса, позволившего Зеленскому провести инаугурацию 20 мая и распустить Раду. В таком варианте в парламент проходило до 8 партий, вместо 4-5 (при существующей системе). То есть практически каждый олигарх получал в Раде своё представительство. Если бы вопрос реформы был принципиален для Зеленского (Коломойского), то с Радой бы провели необходимую работу и депутаты, как зайчики согласившиеся на роспуск, так же бодро и весело приняли бы и новый избирательный закон. В конце концов, можно было задержать публикацию указа Зеленского о роспуске Рады и додавить депутатов. Но Зеленский заявил, что выиграет парламентские выборы и по старому закону. Он абсолютно прав, выше я объяснил почему.

Похоже, что руками Рады Коломойский просто кинул своих партнёров по олигархическому консенсусу. При этом формально он не виноват. Это же парламент не проголосовал за изменения. Зеленский-то обещанный закон внёс. Теперь за бортом Рады остаются 3-4 партии (из тех, что могли бы пройти), а главное — не получают своего представительства в законодательном органе их владельцы-олигархи. Как показывает практика всех прежних выборов, проходивших по смешанной системе, пропрезидентская сила проводит абсолютное (по сравнению с другими партиями) большинство мажоритарщиков. Также много проходит самовыдвиженцев (в 2014 году их было 90), минимум половина из которых либо вливается в пропрезидентскую политическую силу, либо активно с ней сотрудничает.

При таком раскладе Зеленский (Коломойский) может рассчитывать даже сформировать однопартийное большинство. В крайнем случае, сильная и самая многочисленная фракция «Слуги народа» может выбирать любого из потенциальных трёх партнёров по коалиции (от Тимошенко до Бойко, включая Порошенко). При этом объединение данных трёх фракций против Зеленского практически нереально. И ещё раз подчеркну, что отказ парламента от голосования за чисто пропорциональную систему, со сниженным до 3% барьером, создаёт великолепные условия для формирования однопартийного большинства «Слуги народа». Коломойский, с присущим ему изяществом, использовал своих врагов в своих целях, причём так, что они даже не поняли, что происходит.

Думаю, что если «Народный фронт» и Парубий выполнят угрозу и оспорят конституционность указа президента о роспуске парламента, им тоже никто мешать не будет. Просто Конституционный суд не будет форсировать процесс вынесения решения, затянув его на годы. Можно сколько угодно смеяться над юридической безграмотностью Парубия, «не знающего», что законность указа оспаривается в Верховном суде, но думаю, что Конституционный суд здесь возник не случайно. И вновь враги Коломойского защищают его интересы, даже не догадываясь об этом.

Дело в том, что влияние на Зеленского можно и потерять. Сейчас Коломойского пытаются отодвинуть и «молодая команда», и Госдеп США, и конкуренты-олигархи. Зеленский — парень амбициозный и может попытаться сыграть собственную партию. Дело о неконституционности указа, лежащее в Конституционном суде, — прекрасная страховка. Ведь если Верховный суд признает незаконность указа президента, максимум, что можно будет сделать, — остановить досрочные выборы. При этом Зеленский отлично пропиарится на «противодействии антинародного парламента народному президенту» и получит ручной парламент на пару месяцев позже (что не принципиально). Если же указ будет признан неконституционным — это повод для импичмента (поскольку президент нарушит Конституцию). Конституционный суд может поставить запрос о конституционности указа в очередь и годами его не рассматривать. Но если понадобится, то процесс можно активизировать и получить нужное решение.

Таким образом, последние решения распущенной Рады обеспечивают установление контроля Коломойского над всеми ветвями власти уже к концу текущего года. Получив контроль над Радой, он получит контроль и над правительством, а на случай выхода из-под контроля ручного президента у него будет возможность в любой момент получить решение о неконституционности действий Зеленского и запустить процедуру отрешения от власти. Ну и главный гарант всего этого благолепия — Арсен Аваков, со своим МВД, с Нацгвардией и боевиками. Он сейчас ушёл в тень, но ситуацию контролирует. На сегодня Аваков и Коломойский равно заинтересованы в союзе. В перспективе Игорь Валерьевич, конечно, может попытаться кинуть и Авакова, но сегодня они нужны друг другу, и их тандем прочен.

Еще по теме

Архив

Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews