Ростислав ИщенкоПримером же этого самого «человеческого лица», когда личных свобод должно было быть больше, чем при капитализме, а социальной защищённости больше, чем при социализме, выступала Швеция. Термин «шведский социализм» на какое-то время заменил для советских людей «коммунизм», в качестве светлого будущего всего человечества.

И не только для советских людей. Бежавшие из социалистического лагеря страны Восточной Европы, мотивируя свои «бархатные революции» делали акцент не на слове «социалистический», а на слове «лагерь». «Бархатные» революционеры объясняли населению, что можно работать, как при социализме (и даже меньше), а жить, как при капитализме (или даже лучше), приводя в пример всё ту же Швецию.