Судя по тому, что Александр Лукашенко проводит прозападный курс, пытаясь маневрировать между Западом и Россией, никаких уроков из украинского опыта он не извлек, считает политолог Ростислав Ищенко

Ростислав Ищенко

— Ростислав, на минувшей неделе президент Белоруссии Александр Лукашенко был особенно активен в публичном пространстве. Какие из его заявлений вы могли бы отметить?

— Из всех его заявлений и отмечать-то нечего…

— А если говорить об интервью с Дмитрием Гордоном?

— Я Дмитрия Гордона не слушаю, не комментирую и даже не знаю, кто это такой.

— Можно ли утверждать, что прозападный курс Александра Лукашенко обозначился абсолютно точно на фоне обострения отношений между Минском и Москвой?

— Прозападный курс Александра Лукашенко абсолютно точно обозначился еще лет десять назад, если не больше. Потому что Лукашенко и его администрация уже больше десяти лет поддерживает прозападные НКО. Пророссийские организации, партии, политики подвергаются у него гонениям, некоторые давно эмигрировали в Россию. Причем это произошло не вчера и не позавчера, есть люди, которые эмигрировали десять и более лет назад.

Причем это не были конкуренты Лукашенко на выборах, это были люди, которые считали, что сближение с Россией должно идти более интенсивно. Поэтому прозападный курс Лукашенко определился давно.

Сейчас Лукашенко вступил в конфронтацию с Россией, но прозападный курс может проходить и с конфронтацией, и без нее. Сейчас он решил, что ему выгодна конфронтация.

— Как вы в целом можете оценить предвыборную кампанию Светланы Тихановской? На какой результат может рассчитывать белорусская оппозиция?

— Только на майдан. И то без особых перспектив, потому что, даже если случится так, что майданом свергнут Лукашенко, то не для Тихановской.

— Насколько боеспособна белорусская оппозиция для такого майдана? Есть ли человеческий ресурс, навыки?

— Судя по тому, что мы видим сейчас, белорусская оппозиция впервые за долгие десятилетия в состоянии вывести на улицу несколько десятков тысяч человек.

Очевидно, она этим постарается воспользоваться. Но итог любого майдана зависит не от того, сколько тысяч человек вы вывели на улицы, во Франции выходят миллионы, а Макрон даже не замечает их, а от предательства внутри самой команды власти.

Безусловно, предатели у Лукашенко есть. Вопрос заключается только в том, решат ли они, что удобный момент свергать Лукашенко с помощью майдана наступил уже сейчас, или они попугают его майданом, но добивать не будут.

От этого и зависит судьба белорусского майдана. А белорусская оппозиция может вывести на улицу значительно больше людей, чем пять лет назад, но это не заявка на результат.

Майданы происходят там, где удается парализовать государственную власть. Парализовать государственную власть можно двумя способами: первый — это окрик с Запада, ничего не делайте, иначе мы вас будем обижать. Но поскольку не все и не в полной мере к этому прислушиваются, наиболее сильная гарантия — это саботаж внутри команды власти. Вот если этого удается достичь, если расставить на ключевые позиции предателей и саботажников, то в таком случае майдан не только возможен, а вполне реализуем.

Как будет в Белоруссии, я не знаю, потому что внутрикомандная оппозиция Лукашенко вполне в состоянии его свергнуть. Но я же им в голову не залезу! По внешним характеристикам я могу предположить, что они готовят путч под прикрытием майдана. Но, повторяю, они вполне могут его майданом попугать и на этом лавочку закрыть, если добьются своего только испугом Лукашенко.

— А сам Лукашенко извлек ли в полной мере уроки из украинского опыта и опыта своего бывшего коллеги Виктора Януковича?

— Судя по тому, что Лукашенко проводит прозападный курс, пытается маневрировать между Западом и Россией, то никаких уроков он не извлек. Он даже, по-моему, в первый класс не записался.

— Делает ли Москва ставку на кого-либо из участников предвыборной гонки в Белоруссии?

— Москва совершенно очевидно не делает ставку. Она не поддерживает ни Лукашенко, ни оппозицию. Россия решила посмотреть, как они будут между собой бороться, потому что и оппозиция там явно прозападная, и Лукашенко явно не пророссийский.

Поэтому вступать в борьбу и поддерживать одно из зол абсолютно бессмысленно.

— То есть позиция России будет нейтральной даже в случае жесткого варианта развития событий в Минске?

— Позиция Москвы уже нейтральна. Какой будет позиция Москвы в случае жесткого варианта, мы не знаем, потому что не знаем, какой жесткости будет вариант. Например, у Януковича три месяца был жесткий вариант, Москва давала ему дружеские советы разогнать этот жесткий вариант, но не вмешивалась. А когда этот жесткий вариант разогнал Януковича, тогда Крым уплыл в Россию.

— Сейчас Лукашенко заявляет, что защищал бы свою территорию на месте тогдашнего руководства Украины и положил бы там тысячи человек…

— Глагол «защищать» несовершенного вида, глагол «защитить» совершенного вида…

— Какой будет позиция Запада в отношении белорусских выборов?

— Запад будет умереннословесно поддерживать оппозицию. Если говорить о традиционном Западе, Соединенных Штатах, Франции, Германии, то они постараются избегать слишком активного вмешательства.

На словах они оппозицию будут поддерживать, будут делать заявления и так далее, они их уже делают. В общем-то и по делу, потому что Лукашенко нагло пересажал наиболее сильных кандидатов. Учитывая, что это ребята прозападные, Западу как-то не комильфо молчать.

Но серьезного вмешательства, организационной и финансовой поддержки не будет. Максимум, кто будет поддерживать антилукашенковские силы, — это Польша.

— Это, возможно, связано с какими-то территориальными претензиями к Белоруссии?

— Нет, Польша будет делать это на технологическом уровне — финансирования, организационной поддержки, предоставления инструкторов. Кстати, Украина может боевиков предоставить.

Но, как вы понимаете, и Польша, и Украина не то чтобы не Запад, а совсем не Запад.

Как курица не птица, прапорщик не офицер. Они находятся, конечно, немного западнее Москвы, но Украина — восточнее Калининграда, а Польша на одном примерно меридиане.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews