В российской столице планировались в основном американские мероприятия (встреча с коллективом посольства, с работающими в России американскими «бизнес-лидерами» и с участниками образовательных обменов). От России в московской программе Помпео присутствовало только протокольное возложение венка к могиле Неизвестного солдата.

Смещение срока визита на сутки и полёт прямо в Сочи связан не с какими-то дополнительными проблемами в российско-американских отношениях и не с нежеланием Помпео выполнять программу, наполненную исключительно мероприятиями Госдепа. Госсекретарь США делом занимался. Он на сутки задержался в Брюсселе, пытаясь склонить ЕС к сожительству по иранской ядерной сделке. На сегодня США отказались выполнять свои договорные обязательства (мстят Ирану за своё поражение в Сирии, поскольку России отомстить не могут). ЕС, Россия и Китай (остальные участники сделки в полном составе) позицию США осуждают. Пожалуй, впервые по такому принципиальному вопросу Россия и ЕС оказались по одну сторону баррикад.

Попытка Помпео в последний день если не сломать позицию ЕС, то хотя бы частично приблизить её к американской — свидетельство слабости переговорной позиции США. Им нужен был хоть какой-то аргумент на переговорах с Лавровым, но этот аргумент они так и не получили.

Это было хорошо видно по пресс-конференции по итогам переговоров. Стороны явно ни о чём не договорились и просто фиксировали свои переговорные позиции. Но при этом российский министр иностранных дел чувствовал себя свободно и раскованно. Настолько раскованно, что вопреки российской дипломатической традиции грамотно, не нарушая сложившуюся дипломатическую практику и этикет, подставил своего визави. Лавров сообщил о двух вещах:

• что Россия и США имеют закрытый канал для консультаций по вопросам кибербезопасности и что российская сторона неоднократно предлагала США опубликовать в открытом режиме содержание переговоров по этому каналу;
• что Майклу Помпео передан меморандум («не для печати») с перечислением фактов вмешательства США во внутренние дела России.

Можно не сомневаться, что теперь американские журналисты замучают Помпео и Трампа вопросами о содержании обоих документов. Более того, ведущие издания приложат максимум усилий и не пожалеют расходов для того, чтобы их найти и опубликовать. И рано или поздно они получат нужный материал. Причём источник будет сугубо американский, так что Россию невозможно будет обвинить в утечке закрытой информации с переговоров.

В остальных вопросах при всей дипломатичности Лаврова российская позиция также была наступательной. Российский министр припомнил США и Ирак, и Ливию (в качестве примеров насаждения «демократии» вооружённым путём). Неоднократно было указано на бездоказательность американских претензий по другим вопросам, а также на выход США за пределы международного права в стремлении диктовать свою волю всему миру. Помпео в ответ мог лишь в очередной раз повторить тезисы Вашингтона. Выглядело это явно слабо.

Зачем же летел в Сочи госсекретарь? Явно не для того, чтобы вести бесплодные переговоры, в ходе которых изначально невозможным было даже сближение позиций сторон (США не собирались идти на компромисс и не могли ожидать уступок от России). И не для того, чтобы выслушивать от Лаврова завуалированные нотации на пресс-конференции. Госсекретарь США — весьма значительная фигура в американской политике. Многие из них становились президентами. Ещё большее количество на этот пост претендовали. Американцы за последние три десятилетия вообще отвыкли согласовывать позиции и искать компромисс. Их дипломаты занимались тупым продавливанием американской позиции. После чего прибывал госсекретарь (в особых случаях президент) и принимал очередную дипломатическую капитуляцию.

Тем не менее, в этот раз Помпео пришлось выступить в непривычной для госсекретарей роли. Он вынужден был вести чисто технические переговоры (переговоры ради переговоров, ради вскрытия позиции оппонента и обозначения собственной) в преддверии встречи президентов России и США, которую в очередной раз инициирует американская сторона.

В эти рамки Россия начала загонять уже Джона Керри, который вёл в том же Сочи переговоры с Лавровым, после чего обоих министров принимал Путин и выражал удовлетворение процессом. Но Керри всё же прибывал с самостоятельной миссией. Он вёл переговоры по существу, в то время как Помпео выполняет техническую функцию «разведки боем» для Трампа.

В задачу госсекретаря изначально не входили поиск компромисса или заключение каких-либо договорённостей. Помпео должен всего лишь положить Трампу на стол российскую позицию по ключевым проблемам двусторонних отношений и дать заключение (как своё личное, так и специалистов Госдепа), в каких вопросах можно пытаться Россию продавить, в каких надо идти на компромисс, а в каких следует безоговорочно уступить.

Судя по содержанию пресс-конференции, доклад Помпео будет безрадостным. Россия готова договариваться и даже искать компромиссы, но исключительно базируясь на международном праве. Проблема в том, что международное право как таковое давно противоречит американским интересам и практике.

При этом Трампу необходима и сама встреча, и достижение какой-то договорённости. Он шёл на выборы с тезисом о необходимости договориться с Россией и неоднократно повторял его впоследствии. До последнего времени проблемы в двусторонних отношениях можно было сваливать на демократов, которые ограничили возможности Трампа, «украв» (как он сам говорит) у него два года президентства. Но после доклада спецпрокурора Мюллера, который не смог подтвердить ни одно из выдвинутых против президента США обвинений, демократы сами находятся в уязвимой позиции. Трамп получил свободу рук и не просто может, но обязан продемонстрировать успех на российском направлении. Та группировка американской элиты, которая решила отойти от «клинтонизма» и сделала ставку на «трампизм», предполагающий замирение на российском фронте и перенос центра тяжести американской политики на борьбу с Китаем, желает наконец получить результат от своей ставки на победных для Трампа президентских выборах. От этого результата не в последнюю очередь зависит дальнейшая поддержка ими Трампа, а значит, и его переизбрание на второй срок.

Однако США необходимо именно перемирие на российском фронте (без серьёзных уступок Кремлю). Им нужна свобода рук на иранском направлении и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также в Венесуэле. В обмен они готовы «забыть» о «российском вмешательстве» в выборы Трампа, отдать Украину и зафиксировать status quo в Сирии.

Может быть, лет пять назад этого бы хватило. Но сегодня Россия не та (значительно усилилась), США не те (значительно ослабели), и мир не тот (союзники бегут от США к России, а над бесполезными авианосцами экс-гегемона смеётся даже Ким Чен Ын). Москва не склонна к частичным сделкам. Вашингтону предлагают вписаться в систему международного права не как гегемону и даже не как первому среди равных, а всего лишь как одной из нескольких великих держав. И крыть американцам по существу нечем.

Значит ли это, что всё в мире стало благостным и можно почивать на лавах? Отнюдь. США не готовы признать своё геополитическое поражение. Трамп не может согласиться на фиксацию нового места Америки в мире. Он пришёл, чтобы сделать её «вновь великой», чтобы исправить ошибки демократов, приведшие к падению авторитета Вашингтона. Он не может признать, что именно в его правление США утеряли даже видимость прежнего статуса. Тем более он не может зафиксировать это публично.

В результате, если Помпео корректно проинформирует своего шефа о результатах переговоров, Трамп оказывается в вилке. С одной стороны, необходимо встретиться с Путиным и по итогам переговоров выйти на какой-то результат. С другой — достижимый результат не удовлетворяет американскую сторону, а удовлетворительный для Трампа не достижим.

У американского президента есть два способа выхода из ситуации (оба уже отработаны американской дипломатией). Можно заявить, что он не встретится с Путиным, пока Россия не выполнит какое-нибудь очередное американское пожелание (сорвать встречу). Можно поступить по «корейской схеме» (как было с Ким Чен Ыном): встретиться, ни о чём не договориться, но заявить о своей великой победе.

Проблема в том, что ни один из этих вариантов не решает внутриполитические проблемы Трампа. Ему нужна и сама встреча (США инициируют её уже в четвёртый раз, а Россия только соглашается, но сама встречаться не рвётся — было бы о чём говорить), и реальный результат в виде согласия Кремля за небольшие отступные в Восточной Европе и на Ближнем Востоке предоставить США свободу рук в остальном мире.

Но Россия на это не согласна. Поэтому по итогам своей разведки Помпео возвращался домой очень грустный. Нечем ему обрадовать шефа. Россия готова договориться, но не на американских условиях. Москва не собирается дорого покупать у США то, что ей не нужно, и то, что не принадлежит Вашингтону.

Еще по теме

Архив

Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews