На саммите Шанхайской организации сотрудничества организация приросла новыми членами. Их теперь, вместе с вновь вступившими Индией и Пакистаном, восемь. Если в 2015 году считалось, что в странах ШОС проживает половина населения планеты, то вместе с добавившимися 1,5 миллиардами теперь организация объединяет большую часть человечества.

Ростислав ИщенкоРазумеется, было бы интересно понять, что из себя представляет и чем стремится стать этот гигант, потенциально обладающий неограниченными военно-политическими возможностями, самым большим на планете рынком и контролирующий большую часть природных ресурсов, включая полезные ископаемые и запасы пресной воды.

Евразийский зонтик

До сих пор члены ШОС старательно подчеркивали, что организация не является военным блоком (участники не связаны конкретными обязательствами о взаимопомощи), это также не политико-экономическое объединение вроде ЕС. Никто пока не приступал к созданию экономических интеграционных механизмов, а существующие (ЕАЭС) не вписаны в структуру ШОС. Организация ставит во главу угла вопросы коллективной безопасности и борьбы с терроризмом, но не является ни антитеррористической коалицией, ни постоянным совещанием по вопросам безопасности.

В общем, в существующем виде Шанхайскую организацию сотрудничества можно назвать аморфным образованием, а можно гибким. Последнее определение, как мне представляется ближе к истине. Потенциально ШОС может развиваться и как военно-политическая, и как финансово-экономическая структура, и как зонтичный механизм, обеспечивающий гибкую связь всех евразийских интеграционных проектов.

Очевидно на сегодня, пока ШОС не структурирована окончательно, существует большой разброс взглядов на ее будущие цели и приоритеты.

Например, президент Киргизии Алмазбек Атамбаев явно видит ШОС неким реанимированным Советом экономической взаимопомощи. Он предложил создать банк ШОС и разметить его в Бишкеке. Если бы предложение было принято, то размещение банка в Бишкеке не только подняло бы авторитет Киргизии (как в рамках ШОС, так и в СНГ), но, что более важно, принесло бы в страну существенные для небольшого и небогатого государства деньги.

Подобный банк — это офисы, транспорт, сотни высокооплачиваемых сотрудников (многие из других стран), которым надо где-то жить в условиях привычного комфорта, чем-то питаться, где-то одеваться, как-то развлекаться. Это также приезжающие в банк на переговоры делегации — подспорье для гостиничного бизнеса. Для небольшого Бишкека (а с ним и для всей страны) такой банк мог бы стать локомотивом экономического развития. Одна проблема — у ШОС нет проектов, которые такой банк мог бы финансировать. И появление их пока не предвидится.

Не экономика и не оборона

Сегодняшняя ШОС явно идет не по пути превращения в экономическую структуру. Это и понятно. Пока что не только не связаны воедино (работа только начата) российский проект ЕАЭС и китайский Нового Шелкового пути, но и сам ЕАЭС находится в процессе структуризации, а противоречия между его членами окончательно не устранены. Между тем в ШОС, кроме России, Китая и государств Средней Азии входят теперь Индия и Пакистан, которые, во-первых, имеют свои региональные интеграционные проекты, во-вторых, отношения между ними нельзя назвать хорошими. А на подходе еще Турция и Иран — каждый со своими амбициями.

Согласование экономических решений в таких условиях невозможно. Уровни экономических взаимодействия и взаимозависимости еще не достигли тех критических значений, когда политические амбиции и национальный эгоизм окончательно уступают место взаимной выгоде.

Еще один вариант будущего ШОС — превращение его в военно-политическую структуру, противостоящую Западу в целом и НАТО в частности. Такие идеи периодически обсуждаются в экспертных кругах. Но они имеют еще меньше шансов на реализацию, чем концепция ШОС — экономического объединения.

Причины те же. У государств ШОС пока нет представления об общем враге и об общей опасности. Таких, как те, что сплачивали Запад в его противостоянии СССР и цементировали НАТО и ЕС. Наоборот, некоторые из стран ШОС (в частности Индия и Пакистан) рассматривают друг друга как вероятных военных противников. Тем более, что несколько войн между ними во второй половине ХХ века состоялись, линия границы не определена окончательна и периодические вспышки напряженности на демаркационной линии случаются.

Не до конца исчерпаны, хоть и не столь остры пограничные споры Китая и Индии. Кроме того, Пекин и Дели, являясь, благодаря высокому уровню экономического развития и многочисленности населения, двумя центрами притяжения в Юго-Восточной Азии, объективно конкурируют друг с другом.

Так что ни преобразование ШОС в евразийский ЕС, ни создание в его рамках евразийского НАТО в обозримой перспективе невозможно — условия пока не сложились.

Общая угроза — терроризм

Зато изначально продекларированная задача борьбы с терроризмом, судя прошедшему саммиту, становится приоритетом. Об этом свидетельствует и то, что по сути этой теме посвятил свое выступление Владимир Путин. С этой темой коррелирует и его обещание от имени ШОС усилить работу по урегулированию региональных конфликтов. Данные конфликты, как правило, служат питательной средой для террористических группировок.

О необходимости объединения усилий в борьбе с терроризмом говорил и премьер-министр Индии Нарендра Моди, и присутствовавший на саммите в качестве гостя генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш, и президент Афганистана Ашраф Гани.

Я бы также обратил внимание на то, что Путин особенно подчеркнул необходимость возобновления работы контактной группы ШОС — Афганистан, а единственным руководителем национальной делегации, с которым у него состоялась официальная (не на полях) встреча был премьер-министр Пакистана.

Между тем именно Афганистан и пакистанская «зона племен» — в значительной степени неподконтрольные законным властям территории, служащие базой для самых различных террористических организаций, несущих угрозу не только Центральной Азии, но и всей Евразии. Не случайно Путин предупредил коллег о том, что исламские террористы готовятся дестабилизировать Центральную Азию. И справиться с этой угрозой можно только совместными усилиями челнов ШОС.
Борьба с современным терроризмом предполагает не только тесное военное взаимодействие, но и не менее тесное сотрудничество борющихся государств в финансово-экономической сфере. Террористов мало просто уничтожать (они плодятся быстрее, чем отрастали головы Лернейской гидры), их надо лишать доступа к финансированию. Не исключено, что в перспективе опыт этой совместной деятельности ляжет в основу создания на базе или даже в рамках ШОС евразийских военно-политической и финансово-экономической структур.

Но это, если и будет, то потом. А сейчас главная задача — победить террористов и потушить региональные конфликты, каждый из которых потенциально способен стать спусковым крючком глобальной катастрофы..

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Кузёмка
2017-06-11 06:22:05
Сегодня Россия стоит в авангарде сил, противостоящих экспансии глобалистов. Завтра, через 1-2 года, Россия автоматически возглавит любой интеграционный процесс в мире, в основание которого будут положены ценности гармоничного развития человечества.
Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели