ИЩЕНКО: Если исходить из содержания заявлений Волкера последних, то, безусловно, их можно назвать даже провокационными. Но если исходить из того, что Волкер вообще говорил всё время, то в этот раз он был вообще на диво компромиссен и даже объяснял Киеву, что надо, вообще, как-то к миру стремиться. Тем более, что, по большому счёту, обострение началось до приезда Волкера, и, с моей точки зрения, оно абсолютно не связано с передвижениями каких-то там американских чиновников между Украиной и Соединёнными Штатами или по Украине либо Соединённым Штатам. Проблема в том, что говорил Владимир Синельников, с моей точки зрения – ключевыми словами было: «Это продолжается с 2014 года».

Ростислав ИщенкоДействительно, это продолжается с 2014 года. Обстрелы то усиливаются, то ослабевают, столкновения то начинаются, то прекращаются. Погибших то больше, то меньше. Но тем не менее мы понимаем, что с 14 года практически Донбасс живёт на линии фронта или в прифронтовой зоне, потому что там от линии разграничения до границы, по-моему, в самом дальнем месте – километров 25-30, в лучшем случае 50. То есть это всё – одна большая прифронтовая зона.

Достигнуть прекращения огня так и не удалось за это время. Вы же видите, что каждый раз к каким-нибудь там праздникам – новогодним, ещё каким-нибудь – начинаются переговоры о праздничном перемирии. Там то пасхальное перемирие, то новогоднее перемирие и так далее.

БАДЬЕВА: Школьные каникулы.

ИЩЕНКО: Да. Это – свидетельство того, что стрельба постоянно продолжается. И, кстати, как только договариваются об очередном перемирии, Киев его тут же нарушает и тут же опять продолжает стрельбу. До сих пор это было связано частично просто со слабым контролем… Даже не до сих пор, а когда это не касается каких-то очередных обострений – усиления обстрелов, столкновений и так далее, это в основном связано со слабым контролем Киева над своими собственными военнослужащими.

У него до сих пор на линии фронта находятся незаконные вооруженные формирования, причём, подчёркиваю, незаконные вооруженные формирования с точки зрения Киева. Там до сих пор есть отряды «Правого сектора», которые Киевом не контролируются, которые он считает незаконными вооруженными формированиями и которые он, тем не менее, не может разоружить. Их относительно немного, но они там есть. Там появляются какие-то новые структуры. Там сейчас вот… Ярош же создал там какую-то очередную свою украинскую армию, там какие-то её батальоны появляются на линии фронта, тоже не входящие ни в какие официальные киевские структуры, и так далее. Значит, это – одна неконтролируемая сила.

Потом надо понимать, что если постоянно идут сообщения о вдребезги пьяных украинских военнослужащих, причём идут они не из России и даже не из ДНР, а от собственно украинской армии и даже от украинской прокуратуры, то понятно, что свою собственную армию Киев тоже плохо контролирует, и захотелось ребятам развлечься по пьяной лавочке и пострелять – они и постреляли.

популярный интернет



Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели