Россия сохраняет влияние в ближнем зарубежье, даже в тех странах, которые настроены крайне негативно, считает политолог, обозреватель МИА «Россия сегодня» Ростислав Ищенко

Ростислав Ищенко

— Ростислав Владимирович, использует ли Россия методы так называемой «мягкой силы» в ближнем зарубежье, как ее геополитические конкуренты, и насколько они эффективны?

— Россия применяет «мягкую силу», но не так, как ее геополитические конкуренты. На мой взгляд, достаточно эффективно, потому что Россия в ближнем зарубежье имеет дело с явно антироссийски настроенными элитами. То есть с руководством государств, которые настроены в целом антироссийски, или, по крайней мере, очень осторожны по отношению к России.

Следовательно, ее инструментарий крайне ограничен. При этом в целом Россия сохраняет влияние в ближнем зарубежье, даже в тех странах, которые настроены крайне негативно.

— На ваш взгляд, что стало причиной потери Россией союзника в лице Украины? Объективные обстоятельства или недоработка внешнеполитических ведомств?

— Украина никогда не была союзником России. Украина была частью СССР, когда его частью была и РСФСР. После того как СССР распался, Украина никогда не была союзником России. Она даже не стала членом СНГ.

То есть она была учредителем, но когда СНГ стало превращаться в организацию, Украина не подписала устав. Украина никогда не была членом ОДКБ, никогда не была членом интеграционных процессов с участием России.

Украина была государством более или менее враждебным по отношению к России. Раньше менее, сейчас более.

— Сможет ли Россия вернуть Украину в сферу своего геополитического влияния?

— Украина и так находится в сфере геополитического влияния России. Находясь на границе России, нельзя быть вне сферы ее влияния. Если вы имеете в виду, что в Киеве не сидит украинский наместник, то это не обязательно.

Еще раз скажу, Украина может быть враждебным по отношению к России государством, но она находится в сфере ее геополитического влияния.

Об этом, кстати, говорят заявления украинских политиков. У них что ни случится, хоть дождь, хоть засуха, во всем виновата Россия. В Мексике так часто внимание на Россию не обращают, потому что Мексика находится в сфере влияния Соединенных Штатов.

— Насколько успешно Россия применяет «мягкую силу» в Белоруссии?

— В Белоруссии успешно действует режим Лукашенко. Россия имеет дело с определенной данностью. Эта данность заключается в том, что в каждом государстве постсоветского пространства, в том числе в Белоруссии, на Украине, сформировались элиты, для которых эта ситуация является самоценной.

Зачастую это противоречит интересам местных народов, но так или иначе элитам это государство надо, они пытаются его любой ценой отстаивать. В первую очередь, от России, прекрасно понимая, что экономически они с Россией связаны.

Белорусские элиты пытались и пытаются до сих пор сохранять свое влияние за счет сохранения позиций на российском рынке, определенных льгот в торговле, экономической и финансовой помощи России.

Но при этом они не являются по отношению к России абсолютно дружественными. Потому что Белоруссия вроде бы является с Россией единым государством, но при этом умудряется в рамках этого государства не признать Абхазию и Осетию, не признать Крым российским.

То есть как можно находиться в составе единого государства, но при этом не признавать часть этого государства? Давайте не признаем Витебскую область белорусской.

Соответственно Россия везде действует в рамках наличных возможностей. При этом Россия исходит из того, что у нас есть обоюдные интересы. И мы можем, взаимно дополняя друг друга, эффективнее зарабатывать на мировом рынке.

Но по отношению к Белоруссии и даже к Казахстану, который на фоне всех остальных выглядит очень неплохо, Россия является самодостаточным государством, а они нет.

Поэтому Россия в состоянии предложить и подождать: не хотите, не надо.

— Россию иногда обвиняют в том, что она слишком много работала с элитами этих государств.

— Я не знаю ни одно государство, которое бы не работало с элитами. Как вы себе представляете, вам должен позвонить Путин и сказать, вы мне так понравились, давайте делать из вас пророссийского президента Украины?

США работали с теми же элитами, другое дело, что элиты были настроены прозападно. Прозападный курс Украины был определен еще Кравчуком. Он был прописан еще в декларации о независимости, где писалось еще о том, что Украина якобы будет вести переговоры о создании союзного государства. Но уже там было написано, что евроинтеграция — цель Украины.

То есть американцы пришли не на пустое место. Они работали с элитами, которые вытесняли российские средства массовой информации, это началось еще при Кучме. Делали это в рамках принятия соответствующих украинских законов. При этом заводили на Украину американские НКО, СМИ, создавая для них идеальные условия работы.

Любой человек, у которого я спрашивал, что в таком случае должна была делать Россия, приходил к одному: послать танки. Но всюду танки не пошлешь, тем более это независимое государство. А с какой стати мы должны завоевывать, чтобы облагодетельствовать?

— А еще американцы активно работали с украинской националистически настроенной молодежью, которая и стала ударной силой Майдана.

— Ключевое в вашем предложении — националистически настроенная. То есть молодежь была националистически настроена, а американцы с ней только работали.

Если вы мне покажете на Украине пророссийски настроенную молодежь, я вам расскажу, что Россия с ней тоже работала. Более того, организовывались поездки молодежи в Россию. Знакомили с тем, как работают российские органы государственной власти, как работает российская экономика и так далее.

Но эта молодежь изначально была настроена совершенно по-другому. Это не мешало той же самой молодежи работать на гранты с европейцами. То есть они были не против взять российские гранты.

В 2007, 2008, 2010 годах американцы перестали раздавать гранты украинским грантоедам, потому что сделали ставку на то, что к власти придет Янукович и сделает все, что надо американцам. Так эти грантоеды выстраивались в очередь под моим кабинетом и спрашивали, когда Россия начнет выдавать гранты.

Но при этом они не меняли своей евроинтеграционной направленности. Потом они все пошли работать к Януковичу. И как Россия должна была с ними работать?

Это все равно, что сказать, если бы Сталин выкрал у Гитлера генерала Власова и дал бы ему генерал-полковника, заплатил много денег, тогда бы Власов воевал на его стороне.

— Все-таки что же лучше с точки зрения государственной политики — вкладывать деньги в отдельных людей в сопредельных государствах или решать внешнеполитические конфликты на региональном уровне?

— С точки зрения государственной политики лучше вкладывать деньги в себя, а конфликты решать так, как выгодно российскому государству.

А те, которые российского государства не касаются, вообще не решать. При этом совершенно необязательно пытаться решить эти конфликты со вчера на позавчера.

Некоторые конфликты длятся десятилетиями, столетиями. Например, Россия очень заинтересована в решении карабахского конфликта. Но карабахский конфликт возник задолго до того, как Россия появилась на Кавказе, продолжался столетиями и будет продолжаться.

В настоящее время он просто не разрешим. Ну и что Россия должна сделать в данной ситуации? Россия и с Арменией, и с Азербайджаном находится в хороших отношениях.

Что ей сделать? Чтобы армяне и азербайджанцы не спорили из-за Нагорного Карабаха, забрать его себе? Либо подарить американцам?

Во многих случаях ситуация бывает не разрешима на данный момент. Можно только ожидать какую-то разрешимость в будущем. А Россия сейчас активно занимается продвижением своих интересов по всему миру, в том числе на Ближнем Востоке, в Африке, в Латинской Америке и ближнем зарубежье.

Но мы столкнулись с ситуацией, когда при развале СССР практически все национальные элиты были ориентированы на Европу и на Америку.

Они решили, что это будет новый мировой хозяин, и некоторое время так и было. Эти элиты были даже более русофобскими, чем этого требовали сами американцы.

Американцы вообще ничего требовали. Могу сказать, что, работая в МИДе и администрации президента Украины с 1992 по 1998 год, я поражался тому, что западные дипломаты говорили украинским: вы должны беречь свои экономические связи с Россией, вы без нее ничего не можете.

А украинцы говорили: нет, мы хотим в Евросоюз, Россия это отстой, она нам не нужна, мы разворачиваемся в противоположном направлении. И что должна была делать Россия, что должен был делать Запад?

Это собственный выбор украинских дипломатов. Так же происходит везде. И Прибалтика сделала собственный выбор. Россия должна их оккупировать и уничтожить, заселить их другими людьми? Чукчей туда переселить?

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews