В Киеве и в Тбилиси активизировались надежды на вступление в НАТО и ЕС. Об этом заговорили политики, СМИ, общественники. США, Германия, Франция вынуждены были публично охлаждать пыл своих клиентов, вначале намекая, а потом и открыто заявляя, что на направлении евроатлантической интеграции ни Киеву, ни Тбилиси ничего в ближайшее время не светит

Это, однако, не остановило украинско-грузинских политиков в их стремлении получить хоть что-нибудь: ПДЧ в НАТО или «европейскую перспективу», а лучше и то, и другое, и уже вчера.

Даже в более ранние и лучшие времена, в начале нулевых, когда политические структуры ещё не были окончательно разрушены, экономика Грузии хоть как-то шевелилась, а украинская и вовсе ставила рекорды роста, когда Запад ещё охотно давал кредиты, отношения с Россией были ровными, а окончательно утраченные ныне территории ещё числились за Грузией и Украиной (причём в Киеве даже помыслить не могли, что Крым вскоре будет утрачен и в стране начнётся гражданская война, а в Тбилиси рассчитывали вернуть Абхазию и Южную Осетию в обозримой перспективе), украинские и грузинские политики не рвались в военно-политические и экономические структуры Запада столь открыто и, я бы даже сказал, нагло.

Что же случилось? Уже и принимать-то практически некого, а они ломятся, как в последний раз.

В том-то и дело, что оба режима дошли до ручки. Грузия находится в несколько лучшем положении, поскольку она создавалась как национальное государство грузинского народа, и у неё есть хоть это незначительное обоснование необходимости сохранения независимости — хоть нищие, но суверенные. В Африке, Азии и Латинской Америке масса государств живёт по такому же принципу десятилетиями, постепенно все привыкают, кто поэнергичнее — сбегает в Европу, США, Россию, Китай, а остальные утешаются тихой вязкой неизменностью своего существования, размеренной жизнью без особых запросов, зато и без особых проблем.

Украине совсем плохо: государство, созданное бывшими русскими, решившими из личной выгоды стать антирусскими и провозгласившими себя украинцами, управляется кем угодно (грузинами, евреями, таджиками, армянами, татарами), только не самопровозглашёнными украинцами. Так что независимость вроде бы как есть, а суверенитета (понимаемого украинскими националистами как власть этнических украинцев) нет. И это бы полбеды, в конце концов, суверенитет и независимость виделись исключительно как этап на пути к колбасному изобилию. Но ведь и жизнь с каждым днём всё ухудшается, что особенно обидно, так как в России, от которой в поисках благоденствия отделялись, она улучшается.
Недалёк тот день, когда скрывать ставший непреодолимым разрыв уже не уровней жизни, а цивилизационных уровней, станет невозможно. Ненависть останется, а надежда покуражиться новообретённым богатством над «лапотными москалями» исчезнет, после чего ненависть обратится на тех, кто не обеспечил потомкам полицаев их мелкое коллаборационистское счастье.

Подчеркну, Грузия в полуразрушенном состоянии существовать может плохо, но довольно долго, ибо это дом грузин — не люксовый, не Бог весть какой, но свой. Украина же этой опцией обделена. Она создавалась как проект «лучшей России», альтернатива России, в конце концов превратившаяся в анти-Россию. Цель и смысл существования Украины и украинцев заключается в том, чтобы им самим было как угодно плохо, но русским ещё хуже. Тогда понятно, зачем они из русских становились украинцами.

Если же украинцы будут на втором месте в мире по уровню благосостояния, но на первом окажутся русские, жизнь будет прожита зря, ведь, не выписываясь из русских, можно было оказаться первым, а не вторым.

Поэтому ситуация, когда Россия возвращается в ранг сверхдержавы, когда уровень комфорта в её городах начинает превышать европейский и страна при этом продолжает богатеть, Украина же скатывается в нищету, безысходность и девальвацию государственности, для украинцев абсолютно нетерпима. Они потому и на всяких чемпионатах и играх болеют не столько за своих, сколько против русских, что не так надо, чтобы свои прославились, как чтобы русские опозорились. Поэтому и в интернете возникла целая индустрия «свидетелей российского краха», 90% которых живёт на Украине, а большая часть остальных выходцы с Украины же. Если чужое счастье тебя не радует, надо попытаться его хотя бы обгадить.

Но идея деструкции соседа ничего не добавляет к конструкции своего собственного государства. Наоборот, последние силы украинства уходят на мечты о гибели России и на создание «свидетельств» таковой.

Как мы знаем, рано или поздно количество неизбежно переходит в качество. Постоянное ухудшение уровня жизни, вызвавшее фактическое выпадение из цивилизации и уже приведшее украинцев к вопросам «Кто виноват?» и «Что делать?», их пока не интересует. Они традиционно считают, что если правильно определить виноватого и убить его, то жизнь сама собой наладится.

Так вот, последние семь лет во всём, что происходило с украинцами неправильного, была виновата Россия. Они даже коронавируса на боялись, потому что американцы сказали, что коронавирус изобрёл Китай. А что плохого можно ждать от далёкого Китая, если даже малые дети в Карпатах знают, что всё зло исходит от России. Однако в последние месяцы украинцы всё больше склонны обвинять в своих текущих проблемах собственные власти.

Россия, безусловно, остаётся эсхатологическим злом, своего рода высшим, генеральным злодеем, отвечающим за всю злодейскую стратегию, но за зло повседневное, бытовое вину несут уже собственные власти. Их, кстати, поэтому всё чаще начинают обвинять в пророссийскости.

Раньше в украинских реалиях назвать политического оппонента пророссийским было равносильным тому, чтобы обругать его как-то по-другому. Пророссийскость была самым сильным политическим ругательством, как бы объединявшим в себе все остальные. Теперь же на примере Медведчука, который по традиции спокойно относился к таким обвинениям, мы видим, что они стали аналогом средневекового обвинения в колдовстве. После этого исполнительная власть буквально без каких-либо доказательств применяет репрессивные меры. Точно, как в Средние века: бросаем ведьму в реку: если утонула, значит, была невиновна, — можно достать и похоронить в церковной ограде. Если же выплыла, значит, точно ведьма, — надо сжечь её, а пепел развеять.

Как было сказано выше, украинцы (имеются в виду настоящие патентованные украинцы, а не всё население Украины) начали обвинять в пророссийскости собственные власти. То есть они видят в своих властях инфернальное зло, подлежащее безусловному уничтожению. Пока это начало, но недовольство быстро нарастает, и власть это чувствует. Если бы это было просто недовольство народа, она бы не обратила внимание. Но недовольны боевики — народ нищает, и им становится некого грабить. Недовольны олигархи — с каждым днём всё более плотоядно посматривают на них украинские боевики и американские коллеги. Родное же государство ничем не может ни защитить, ни поддержать. Возникает вопрос — а надо ли оно такое?

В общем украинской власти нужны успехи (несомненные успехи), чтобы сохранить государство и себя, грузинской — чтобы сохранить стабильность и не допустить к власти ориентированную на Саакашквили оппозицию. Они прекрасно понимают, что, вернувшись к власти, сторонники Михаила Николозовича будут делать им очень больно. Причём второй раз они постараются власть не отдать. То есть выбор у сегодняшних руководителей будет небогатый: тюрьма, могила, эмиграция.

Ни Украина, ни Грузия не могут добиться успеха в экономике, не могут резко повысить уровень жизни. Избранная ими политико-экономическая стратегия безальтернативно ведёт к обнищанию. Единственный быстрый успех для них — начало процесса вступления в ЕС и/или в НАТО. Население обеих территорий всё ещё считает, что большие белые господа просто мечтают сделать им хорошо: чтобы не работать, а жить как немцы (или даже лучше). Вступление в ЕС и НАТО они рассматривают как установление прямого западного управления своими территориями, после чего и должно наступить всеобщее счастье. Именно поэтому и украинские, и грузинские власти пытаются получить хотя бы намёк на возможность интеграции в эти структуры.

Иных вариантов спасения у них просто нет. Восстановить отношения с Россией они не могут и не желают, а больше ресурс для экономического восстановления взять негде. Запад всё это прекрасно понимает и потому отказывает Киеву и Тбилиси в их домогательствах.

Это, конечно, хорошо: вступив в НАТО (или хотя бы в ЕС), оба государства постарались бы немедленно развязать общеевропейскую (а то и мировую) войну с Россией за Крым, Донбасс, Абхазию, Южную Осетию. Понимая это, Запад от них дистанцируется.

Но в этом есть и своя ложка дёгтя. Как было сказано выше, Украина в нынешнем состоянии вообще неспособна выжить, а Грузии выжить будет трудно, и придётся пройти через серьёзные потрясения.

В общем, в регионе возникают два потенциальных источника неуправляемых конфликтов. Нестабильность в Грузии несёт угрозу только российским интересам в Закавказье и на Северном Кавказе. А вот дальнейшая деструкция Украины задевает уже интересы как России, так и ЕС. Причём ни у кого на сегодня нет понимания того, как с этим бороться, какие механизмы необходимо задействовать так, чтобы, с одной стороны, самому не оказаться заложником украинского кризиса, а с другой — не допустить его бесконтрольного развития.

Поэтому сегодняшнее дистанцирование ЕС и НАТО от Украины и Грузии — решение правильное, но паллиативное. ЕС и России необходимо совместно выработать стратегию урегулирования текущих кризисов и создать экономные, но эффективные механизмы вмешательства. Но внутри ЕС нет единства. Только что бодрая компания восточноевропейских лимитрофов заблокировала очень своевременную идею Меркель и Макрона провести саммит ЕС/Россия на высшем уровне. Очевидно, что их деструктивное поведение не изменится и в будущем. Теперь вопрос в способности ведущих членов ЕС перешагнуть через формальные препятствия и начать совместно с Россией строить европейское будущее, не оглядываясь на мнение стран и структур, от которых ничего в этом мире не зависит.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews