В дни, когда пролетарии всех стран, соединившись, демонстрировали международную солидарность трудящихся в борьбе за свои права, буднично и незаметно прошли сто дней нахождения у власти 45-го президента США Дональда Трампа. Тех, кто ожидал, что с новым президентом не будет скучно, Трамп не разочаровал. Даже профессиональный актёр Рональд Рейган, в шутку «начинавший» ядерную войну был менее противоречив и хаотичен.

Ростислав ИщенкоУгрозы разбомбить Серверную Корею сменяются пожеланиями встретиться с Ким Чен Ыном быстрее, чем день успевает смениться ночью. И с ещё одним демонстративным нарушителем западных ценностей – президентом Филиппин Родриго Дуерте Трамп тоже желает встретиться. По Сирии наносится непонятный в своей бессмысленности ракетный удар, ухудшивший военно-политические (отказ России от соглашения о мерах по предотвращению инцидентов в сирийском воздушном пространстве), дипломатические позиции США (в Астане на очередные договорённости по Сирии Россия, Турция и Иран вышли без Вашингтона), а также внутриполитические позиции самого Трампа (которого оппоненты тут же обвинили в нарушении конституции). На российском направлении позиция новой администрации так и не сформирована, при этом Вашингтон пытается оказывать давление на Китай, которому при надёжном российском тыле любые угрозы не страшны.

В общем, складывается впечатление, что игрок, усевшийся 20 января за первую доску мировых политических шахмат, вдруг решил дать сеанс одновременной игры «в Чапаева». Понятно, что впечатление это превратное. Не для того, уважаемые люди, мечтающие укрепить позиции американской промышленности в противостоянии с долгое время правившим США интернациональным спекулятивным финансовым капиталом, приводили Трампа к власти, чтобы он ломал доски и разбрасывал фигуры.

Просто противостоящие группировки американской политической элиты находятся в крайне затруднительном положении. С одной стороны, ощущаемый ими дефицит свободных ресурсов, позволяет решить проблемы только одной групп и только за счёт другой, что порождает непримиримость противостояния и неспособность выйти на общенациональный компромисс. С другой, американская элита не может позволить, чтобы её раскол вылился в гражданскую войну, которая привела бы к уничтожению или критическому ослаблению американской государственности, являющейся главным инструментом глобального политического влияния обеих противостоящих групп. Парадокс в том, что условным изоляционистам сильная и доминирующая в мире Америка нужна не меньше, чем глобалистам. У них только выбор механизмов обеспечения такого влияния различен. Изоляционисты предлагают накопить ресурсы, за счёт временного сокращения амбиций и концентрации на стратегически важных проектах, глобалисты всё ещё считают возможным решение проблемы поразившего США и Запад системного кризиса, за счёт ограбления мировой периферии, для чего необходимо демонтировать региональные системы безопасности и экономического сотрудничества и ликвидировать даже потенциальную возможность не то, что глобального оппонирования США, но даже независимого от Вашингтона регионального лидерства.

Изоляционисты смотрят на мир реалистичнее, но глобалисты за несколько десятилетий прочно оккупировали американский политический Олимп. Да и одномоментно развернуть такой «корабль» как США на 180 градусов невозможно без огромных потерь и риска катастрофы.

Американские элиты пытаются провести в США перестройку, без эксцессов и негативных результатов перестройки – эволюционно реформировать систему не допустив её революционного слома. Это заставляет сторонников нового курса, считаться со старой бюрократией, продолжающей давно начатые проекты. По крайней мере пока новая американская власть не собирается посылать во все ведомства политических комиссаров и менять профессиональных управленцев, на идеологически грамотных соратников.

Отсюда шараханья, неопределённость и противоречивость американской политики первых ста дней Трампа. В принципе 45-й президент США полностью использовал отведённое ему на определение основ и направлений своей внутренней и внешней политики время. Если в ближайшие недели политика США не обретёт завершенность, логичность и определённости Трампу будет трудно рассчитывать на второй срок.

У него очень мало времени. Через два с половиной года неформально начнётся президентская избирательная кампания. К этому времени ему необходимо не просто определиться со стратегическими политическими направлениями, но и добиться очевидных результатов, которые можно было бы трактовать как успех, и под которые можно было бы активизировать старых и вербовать новых сторонников.

Впрочем, второй срок – проблема Трампа, ему её и решать. Но, если для всего мира американская политика пока остаётся неопределённой и может оказаться как благоприятной, так и неблагоприятной для каждой конкретной страны, то в отношении одного государства выбор уже сделан.

Украина явно выпала из пространства американских интересов. Даже в ходе визита Меркель в Сочи, где канцлер Германии, до сих пор представляющая интересы коллективного Запада, в том числе и США в украинском вопросе, вновь обсуждала проблему урегулирования украинского кризиса, германская сторона продемонстрировала полную пассивность и фатализм. Произносились стандартные фразы, бессмысленность которых была известна ещё в 2015 году. Обсуждались форматы урегулирования, два года не работающие по вине Киева. Канцлер ни на чём не настаивала и ничего не пыталась добиться. Она просто фиксировала неизменность позиции, примерно как Группа армий «Север» в Прибалтике, где линия фронта не менялась со второй половины 1944 года до 8 мая 1945 года, что не помешало ни капитуляции Рейха, ни капитуляции самой немецкой группировки «фиксировавшей позицию».

США же начали утрачивать интерес к Украине уже в 2015 году, когда в августе было более, чем на год прервано ее финансирование со стороны МВФ, так и не восстановленное до сих пор в полном объёме. В течение 2016 года дипломатическая и политическая активность администрации Обамы вокруг Украины постоянно сокращалась и к концу года практически сошла на нет. Подразделения Госдепа и ЦРУ, организовывавшие украинский кризис, в рамках своих полномочий и своего бюджета продолжали работать с Киевом, но интерес политического руководства США к этому проекту исчез.

На Украине надеялись, что активность США в этом регионе возобновится с приходом к власти Хиллари Клинтон, которая обещала вернуться к радикальной глобалистской политике (значительно более мощной, чем политика Обамы) и противостоять России везде и всегда, добиваясь её полной дезинтеграции. Объективно Хиллари могла попытаться реанимировать украинский проект в его наиболее агрессивном виде.

Но победил Трамп, а он не стал менять подходы к Украине позднего Обамы. Киев и далее не замечали с берегов Потомака. И не собираются замечать. Поскольку же Европа всегда базировала своё участие в украинском кризисе на ресурсной поддержке со стороны США, то и голос ЕС практически умолк. В последние месяцы Евросоюз явно подаёт России руку через голову Украины.

Взаимные санкции до сих пор не сняты не в последнюю очередь потому, что Россия извлекает из этой ситуации очевидную выгоду, получив возможность отвязаться от западной финансово-экономической системы в момент её вхождения в наиболее глубокую стадию системного кризиса, а также провести структурную перестройку своей экономики. Зато «Северный поток — 2» перестал беспокоить ЕС, выведен из сферы действия Третьего энергопакета и начинает ускоренно реализовываться, несмотря на сопротивление восточноевропейских лимитрофов. Стали поговаривать и о возвращении к «Южному потоку».

В общем, интересующие Россию и исключающие Украину из числа транзитных государств проекты получили явно продавленную Германией поддержку ЕС. И это понятно, ведь Польша и другие лимитрофы-адвокаты Украины не могут заменить отсутствующую ресурсную базу США, которая обеспечивала активность ЕС на украинском направлении. Они сами пожирают массу дефицитных ресурсов и в течение 2020–2021 годов должны быть отключены от ЕСовской подпитки.

Такая позиция Европы свидетельствует, что в ЕС не рассчитывают на смену американской политики в отношении Украины, что бы ни происходило на других направлениях. Раз Украина вычеркнута из списка приоритетов Вашингтона, Евросоюзу придётся рано или поздно решать украинский вопрос с Россией. Причём власть в Киеве находится в таком состоянии, что поздно может стать в любой момент.

Оставшись без поддержки и без контроля украинские политики идут вразнос, пытаясь продлить агонию режима, за счёт каннибалистского поглощения сильными внутрирежимными группировками слабых. Киевский режим съедает сам себя. Уровень американского присутствия (посол, военные советники и советники по линии спецслужб) больше не позволяет управлять процессами внутри страны. В Ливии присутствие было мощнее, а интересы ярко выражены и то посла убили в ходе выяснения отношений между местными группировками.

В такой ситуации срыв киевских политиков в полномасштабный гражданский конфликт между группировками режима, равно как и провоцирование частью группировок активизации военных действий в Донбассе или даже инцидентов на границе с Россией, а теперь уже и с Польшей, является делом времени, а не принципа.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели