США «сдохли», не справившись с ими же инициированными войнами терроризма, развязали глобальную «войну с террором», сознательно спровоцировали глобальное сопротивление созданных ими же террористов, позорно проиграли эту войну и трусливо переложили ответственность на других. Теперь это вселенская (без отошедших в сторону крёстных отцов терроризма США) проблема. Если Россия с союзниками не займётся подавлением глобального терроризма, оглянуться не успеем, как он подавит нас

11 сентября 2001 года управляемые террористами самолёты врезались в башни-близнецы в Нью-Йорке, ещё один врезался в здание Пентагона, четвёртый, который якобы должен был таранить Белый дом, не то сам упал, не то был сбит в Пенсильвании. Это событие дало старт официально объявленной США войне с терроризмом. США, развязав глобальную «войну с террором», вызвали и глобальное сопротивление.

20 лет спустя: Америка ниже плинтуса

Первой жертвой данной войны оказался режим талибов (здесь и далее — боевики запрещённой в РФ террористической организации) в Афганистане. Талибы провинились тем, что якшались с «Аль Каидой» (здесь и далее — запрещённые боевики и террористическая организация в РФ), которая, по официальной версии, выступила организатором террористических актов 9 сентября.

Талибы отказались удовлетворить требование США и изгнать со своей территории «Аль Каиду», а также выдать Бен Ладена. Правда, «Аль Каиду» из Афганистана не смогли выкорчевать и сами американцы за двадцать лет оккупации этой страны. А Бен Ладена, в результате, ликвидировали на территории Пакистана, который в момент ликвидации ещё считался верным союзником США. Надо также отметить, что без американской поддержки ни «Талибан», ни «Аль Каида», ни более позднее «Исламское государство» (здесь и далее — запрещённые в РФ террористические организации), которое США также не смогли выбить из Афганистана за двадцать лет оккупации, не могли бы ни возникнуть, ни набрать силу.

И через 20 лет после падения башен-близнецов США не смогли выбить из Афганистана ни «Талибан», ни «Аль Каиду», ни победить организованный ими терроризм.
© flickr.com/soldiersmediacenter

Прошло двадцать лет, и 11 сентября 2021 года, в двадцатую годовщину падения башен-близнецов, талибы будут демонстративно праздновать своё возвращение к власти в Афганистане.

Они теперь не любят своих бывших западных покровителей, пытаются договариваться с Россией и Китаем, воюют на территории Афганистана с боевиками «Исламского государства» и «Аль Каиды». Пакистан теперь — союзник Китая. Влияние США в регионе стремится к нулю. Круг замкнулся.

Американцы способны на любую глупость и подлость

Двадцать лет назад, по горячим следам террористических актов в США, возникла версия событий, базирующаяся на теории заговора. Это не удивительно. Любое событие мировой истории или актуальной политики частью общества всегда рассматривается с точки зрения именно этой теории. Без «рептилоидов» из «тайного мирового правительства» не может ни наводнение случиться, ни человек умереть, ни конфликт возникнуть.

Я сторонник рекомендации Оккама — не множить сущности без необходимости. В большинстве случаев ситуация прекрасно объясняется без теории заговора.

Это касается и событий 11 сентября. США понесли от данных терактов слишком большой материальный и моральный ущерб (причём его объём был ясен заранее), чтобы любые бонусы, полученные от «войны с терроризмом», были неспособны его покрыть. Организовывать такое самим, это как если бы Россия, чтобы присоединить Крым организовала бы бомбардировку Кремля самолётами с украинскими опознавательными знаками. Получить нужное решение можно и не нанося себе столь великий ущерб.

11 сентября 2001 года управляемые террористами самолёты врезались в башни-близнецы в Нью-Йорке.
© globallookpress.com

Впрочем здесь я бы сделал оговорку. Дело в том, что в данном случае мы имеем дело с американцами. А как показывают практика и опыт, американцы способны на любую глупость и подлость. Их проблема заключается в слабом контроле над спецслужбами (полномочия разделены между президентом, сенатом и палатой представителей, в результате полноценный контроль не осуществляет никто). В такой ситуации, не просто отдельные спецслужбы, но даже отдельные их представители, способны вести свои частные тайные кампании, реализовывать собственную политику, базирующуюся на секретных, никому неподотчётных и неподконтрольных бюджетах, зачастую формируемых противозаконным путём (как это было вскрыто в известной истории «Иран-контрас»).

Поэтому напрочь исключить соучастие американских спецслужб в событиях 11 сентября невозможно (хоть оно и не доказано). Однако даже в этом случае их гипотетической соучастие заключалось не в организации террористических актов «под ключ», а в отказе препятствовать их реализации другими силами. Грубо говоря, исламисты из «Аль Каиды», давно имевшие основания быть недовольными изменением отношения к ним официального Вашингтона, задумали теракты. Американские спецслужбы получили соответствующую информацию и проигнорировали её.

Это мы знаем точно, в этом признались сами американцы. По их версии, причиной недооценки информации был общий бардак в спецслужбах и недостаточный уровень квалификации соответствующих сотрудников. В это можно поверить. С такой проблемой рано или поздно сталкивается любая спецслужба (особенно этим страдают крупные на десятки тысяч сотрудников структуры, в которых руководитель иногда бывает вообще не осведомлён о том, чем, собственно, занимаются некоторые его подчинённые). С ней борются более-менее эффективно, но она, как коррупция, никогда не исчезает полностью — проблема некомпетентности и разгильдяйства в спецслужбах всегда требует повышенного внимания и строгого контроля. У американцев, как было сказано выше, с этим совсем плохо.

Проблема заключается в слабом контроле над спецслужбами - полномочия разделены между президентом, сенатом и палатой представителей, в результате полноценный контроль не осуществляет никто.
© ozy.com

«Признание на смертном одре»: когда признание не доказательство

В то же время мы понимаем, что пользуясь обстановкой бесконтрольности, некоторые сотрудники спецслужб могли умышленно попустительствовать террористам. Долгосрочные глобальные последствия для США подобного рода терактов они могли не просчитать в силу недостаточной компетентности, а краткосрочные последствия лежали в русле политики поиска глобального врага, которая, не будучи официально утверждённой, тем не менее проводилась и Белым домом, и Пентагоном, и Государственным департаментом, и ЦРУ.

Сегодня мы уже не сможем досконально выяснить, что же именно тогда случилось. Даже если кто-то из бывших чиновников «признается», что он лично организовывал теракты 11 сентября — это будет признание без каких-либо доказательств. Причём наиболее вероятно, в силу прошедшего времени и того, сколь высокую ступень в американской иерархии должен был бы занимать человек, реально осведомлённый о таком мероприятии, это было бы уже «признание на смертном одре» — распространённый на Западе метод, используемый честолюбивыми бывшими чиновниками, не достигшими общенациональной известности, но желающих войти в историю, для того, чтобы потешить свои амбиции. В тюрьму не посадят — нет доказательств, ведь признание не доказательство, да и процессы подобные длятся десятилетиями (пожилой человек успеет умереть), а известность Герострата в веках сохранится.

Впрочем, как было сказано, нам всё равно, как на самом деле были организованы теракты 11 сентября. Они стали всего лишь заметной рубежной вехой, отметившей возникновение нового этапа мировой политики — этапа, на котором гегемон (США) провозгласил терроризм главной угрозой человечеству и обязался начать с ним войну и победить. Не было бы терактов 11 сентября, американцы всё равно начали бы «войну с терроризмом».

11 сентября 2001 года один из управляемых террористами самолётов врезался в здание Пентагона.
© defense.gov

США всё равно нашли бы повод развязать «войну с терроризмом»

Они к тому времени уже почти десятилетие (где-то с 1994 года) искали себе соперника на мировой арене, которого можно было бы продавать народам в качестве глобальной угрозы, вместо почившего в бозе СССР и мирового коммунизма. Россия и Китай в тот момент от противостояния с США демонстративно отказались, больше ни одно из существующих государств на роль экзистенциональной угрозы не тянуло — оставалось только привлечь в качестве пугала мировой терроризм (нечто невидимое, но жутко опасное и ещё более пугающее из-за своей бесплотности).

Так что США всё равно нашли бы повод развязать «войну с терроризмом».

Решая свои геополитические проблемы, США забыли, что терроризм называют «оружием слабых».

Партизанщина, метод «ударил — исчез», позволяет создавать неприемлемые условия существования для любых оккупационных войск на любой территории. Победить террористов современными методами невозможно. Единственный действенный способ — лишить их поддержки населения, реализовать очень трудно. Террористы, ведь, и есть местное население. Тогда как оккупанты всегда вызывают отторжение, с какой бы благой миссией они не являлись.

Чему не учит история

В XIX веке был краткий момент, когда военно-технические возможности и общественная мораль создали условия для успешной борьбы с терроризмом (если пытающаяся победить терроризм нация располагала подавляющим ресурсным превосходством). Проблема решалась либо путём тотального геноцида местного населения, как во время американских индейских войн второй половины XIX века, германских войн с готтентотами, бельгийской колонизации Конго или британских суданских кампаний и войн с зулусами. Либо же, как в ходе англо-бурской войны, партизанское сопротивление подавлялось за счёт сгона всего мирного населения в концлагеря, что лишало партизан продовольственной базы, получения сведений о противнике и возможности пополнять свои ряды, а также наносило им серьёзную моральную травму, ибо они оказывались неспособны защитить свои семьи.

Как видим, в обоих случаях, требовалось значительной количественное, ресурсное и техническое (в большинстве же случаев цивилизационное) превосходство, борющейся с терроризмом стороны. Причём успех достигался в рамках ограниченной открытой территории, неспособной предоставить партизанам и их семьям надёжные долговременные укрытия, недоступные для карательных акций

Поскольку геноцид и акции против мирного населения с начала ХХ века считаются нарушением правил и методов ведения войны, а с его середины квалифицируются как военные преступления, преследование которых ведётся экстерриториально и не имеет сроков давности, можем уверенно утверждать, что любое, даже самое сильное, современное государство не имеет эффективных средств борьбы с терроризмом вне пределов своей территории.

Когда «слепнут» спецслужбы

На собственной территории, где террористы чужие, а спецслужбы опираются на эффективную поддержку населения, можно успешно предотвращать до 99,9% терактов. По крайней мере к этому показателю близко подошли ФСБ России и китайские спецслужбы. Чуть хуже, в силу специфики государства и региона, результаты у израильских спецслужб (но они тоже сопоставимы). Остальные тоже могли бы, но им мешает концепция толерантности, фактически выводящая террористов из под превентивного воздействия европейских и американских спецслужб и разрывающая продуктивную связь спецслужб с лояльным населением.

Но вот за пределами своей территории самые мощные спецслужбы «слепнут» и «глохнут», хорошо если наполовину, а то и на 3/4. Террористы на своей территории оказываются наступающей стороной, а оккупационные силы обороняющейся. При наличие тотального ресурсного превосходства оккупация может длиться десятилетиями.

И СССР, и США могли держать группировку войск в Афганистане сколь угодно долго. Проблема заключалась не в том, что враг мог нанести поражение (не мог). Проблема в том, что невозможно было достичь окончательной победы.

СССР мог держать группировку войск в Афганистане сколь угодно долго, но невозможно было достичь окончательной победы.
© mil.ru

Можно было перебить сколь угодно моджахедов, но на их место приходили новые, а перебить значительную часть народа Афганистана, чтобы ликвидировать поддержку террористов населением, не представлялось возможным, исходя из цивилизационных принципов ХХ века

Политика США и Запада обеспечила осознание международным терроризмом себя реальной глобальной силой

Таким образом, проблема, которую американцы создали своей «войной с терроризмом» и которую теперь предстоит решать человечеству, в том числе (и даже в первую очередь) России и Китаю, заключается в том, что США, развязав глобальную «войну с террором», вызвали и глобальное сопротивление. Если раньше даже самые крупные террористические организации привязывались к определённому региону и выступали против определённого государства (политической силы), то за двадцать лет бессмысленной и беспощадной войны янки с террором, терроризм принял глобальный характер.

Первую попытку создать глобальную сеть предприняла «Аль Каида». Попытка оказалась не совсем удачной, хоть и полностью неудачной её не назовёшь. «Исламское государство» — пример вполне успешного создания глобальной террористической сети, претендующей даже на создание альтернативной глобальной государственности. Совокупных усилий нескольких ведущих (в военном, политическом и экономическом плане) государств планеты пока что хватило лишь на то, чтобы ограничить его распространение и изгнать из ранее им захваченных наиболее цивилизованных местностей.

Проблему, которую американцы создали своей «войной с терроризмом», теперь предстоит решать всему человечеству.
© dvidshub.net

Но ни в одном случае с ним не удалось покончить. Уйдя в труднодоступные районы, его боевики продолжают сопротивление и в Сирии, и в Ираке, и в Египте, и в Ливии, и в Йемене, и в Афганистане, и в Сомали, и на Филиппинах. И это только крупнейшие очаги их концентрации. Более мелкие разбросаны практически по всему миру. Более того, они постоянно пытаются организовывать вылазки на территорию устойчивой цивилизации, пытаются перенести войну на территорию борющихся с ними стран.

Заметим, что пока речь идёт только об исламском террористическом интернационале (причём основанном на неприемлемой для многих мусульман радикальной доктрине) и только о начальном этапе его глобальной экспансии. Первые устойчивые интернациональные структуры начали работать примерно 20-25 лет назад

В перспективе ситуация может ухудшиться. Как показала история «Исламского государства», на определённом этапе боевики начинают налаживать связи с иноконфессиональными террористическими структурами. Пока что это только разовые мероприятия, не вошедшие в систему, но в дальнейшем террористический интернационал будет стремиться к объединению не на конфессиональных, а на профессиональных основах. Регулярное государство (цивилизация) — враг для любого террориста (правого и левого, верующего любой конфессии и атеиста). Только с разрушением регулярного государства террористы могут рассчитывать на установление своей власти (талибы — пример) и создание собственной террористической интернациональной государственности, имеющей мало общего с привычными нам формами государственности.

Проблема усложняется тем, что глобальный терроризм имеет союзника в виде леволиберального глобализма, также отрицающего национальную государственность и работающего на её разрушение ради всемирной леволиберальной глобалистской революции.

Леволиберальные глобалисты до сих пор удерживают сильные позиции в руководстве западных государств и международных организаций. У них есть все возможности для ослабления регулярного государства, но они не в состоянии перехватить власть и осуществлять эффективное управление (показательны неудачные попытки в ходе прошлогодней волны протестов в США). Зато глобальный терроризм с удовольствием воспользуется их услугой. Слабое, разорванное изнутри, государство ему будет несложно добить, а уж затем, на его руинах, он создаст свою систему, в которой леволиберальным глобалистам места уже не будет, но и плакать будет уже поздно.

По сути, политика США и Запада, проводившаяся в последние двадцать лет, обеспечила осознание международным терроризмом себя реальной глобальной силой, созданию соответствующих транснациональных структур. Ответом на американскую «войну с терроризмом» стала война глобализированного терроризма против современной классической цивилизации.

США не справились с ими же инициированными вызовами и бежали с поля боя. Теперь это наша проблема (не только наша, но и наша тоже). Если мы с союзниками не займёмся подавлением глобального терроризма, оглянуться не успеем, как он подавит нас. 

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews