Острая фаза ближневосточного кризиса, вызванного убийством американцами иранского генерала Касема Сулеймани, завершилась. Война не началась, немного подпрыгнувшие нефтяные котировки вновь пошли вниз, мир вздохнул с облегчением

Ростислав Ищенко

Часть наблюдателей посчитали выигравшим в данной конфронтации Иран, часть — США. А наиболее проницательные предложили подождать и посмотреть за развитием событий. И это правильно, ибо ничего ещё не только не кончилось, но даже не началось.

Вспомним развитие событий.

США не просто убили генерала Сулеймани. Они нагло и беспардонно нарушили все нормы международного права. Касем Сулеймани прибыл в Ирак по приглашению премьер-министра этой страны. Это значит, что принимающая сторона гарантировала его безопасность. Номинально американские войска находятся в Ираке для помощи местному правительству в борьбе с халифатчиками. Но де-факто США эту страну оккупируют.

Следовательно, правительство Ирака не могло гарантировать Сулеймани безопасность, не проконсультировавшись с американцами. И такие консультации прошли, об этом сообщил сам премьер Ирака.

То есть, американцы не просто знали, что генерал Сулеймани прибудет в Ирак, они, можно сказать, сами санкционировали этот визит.

Поскольку Сулеймани бывал в Ираке и раньше и это не особенно напрягало Вашингтон, то вряд ли генерал мог в этот раз ждать подвоха. Собственно, потому американцам и удалось так легко и точно попасть именно в его машину — они точно знали, когда, куда и как он прибудет и, судя по всему, были осведомлены о полном протоколе встречи.

Чтобы было понятно, какую подлость они учинили, это как если пригласить Трампана 9 мая в Москву, а сразу после парада расстрелять его у кремлёвской стены и официально заявить, что хотелось бы, конечно, шлёпнуть мерзавца Обаму, но на худой конец и этот сгодится.

В Европе так (обманом и подлостью) убивали политиков где-то до конца XVII века. Правда, последний эксцесс произошёл в 1804 году, когда Бонапарт захватил и расстрелял герцога Энгиенского (последнего представителя дома Конде). Но именно это деяние родило крылатую фразу: «Это хуже, чем преступление. Это ошибка», которую приписывают то Талейрану, то Фуше, а ответом возмущённой Европы на столь явно пренебрежение нормами морали и международного права была Третья антифранцузская коалиция.

Таким образом, США официально и открыто предприняли действия, именуемые международным терроризмом. Усугубив это тем, что злоупотребили доверием. Это значит, что Вашингтону, которому и так-то не особенно доверяли, теперь не будут доверять в принципе (и не только Иран, Китай или Россия), но и его ближайшие союзники.

В конце концов, убив Сулеймани в Ираке, американцы ещё и подставили пригласившего его иракского премьера. Мало ли кого они решат убить во Франции или в Германии, на худой конец, в Великобритании.

Местная власть, не обеспечившая надлежащую безопасность, всё равно будет виновата. Впрочем, европейские политики ещё могут наивно надеяться на Западную солидарность и «единство свободного мира», но вот ближневосточные руководители точно намотают на ус, что на американские гарантии полагаться нельзя.

В международной жизни — как в быту. Если вам не верят, то стараются избегать любых форм сотрудничества. Конечно, иногда какие-то отношения поддерживать приходится, но от них избавляются при первой же возможности.

Если у вас нет друзей и союзников, которые поддерживают вас добровольно (исходя из общности интересов и взаимного доверия), то вам приходится тратить значительно больше сил и средств на удержание в повиновении своих вассалов. Америка уже столкнулась с последствиями такой политики, когда имперское перенапряжение привело её к неспособности поддерживать статус гегемона, в результате чего она проиграла в Сирии, проиграла в Турции, сейчас проигрывает в Ливии. Позиции Вашингтона на Ближнем Востоке в последние пять лет (после начала операции ВКС РФ в Сирии) и так катастрофически ослабли.

После убийства Сулеймани даже официальные союзники США будут искать альтернативу такой «дружбе». Как это сделал Эрдоган, которого американцы вначале поставили на грань войны с Россией после сбитого самолёта, затем бросили в этом положении одного, отказав в поддержке НАТО и своей собственной. А затем и вовсе пытались убить в ходе незавершённого государственного переворота.

И ведь пример Эрдогана заразителен. После того как он де-факто порвал с Америкой, дела у него пошли на лад.

Сразу после убийства Сулеймани Ирак официально потребовал вывода американских войск со своей территории. США могут упираться, оттягивать свой уход, выставлять идиотские условия, вроде требования оплатить их оккупацию, но уйти придётся. Хотя бы потому, что содержание баз во враждебно настроенном государстве стратегически бессмысленно. В случае любого конфликта они окажутся в лучшем случае парализованными, а в худшем и вовсе будут вынуждены бороться за выживание.

Ни о какой проекции силы не может быть и речи. В любой момент базу могут оставить без воды, электричества, без подвоза продуктов, обстрелять, а уж количество добровольных шпионов, которые сообщат потенциальному противнику обо всём, что происходит на базе, будет равно численности местного населения.

Вложение денег в содержание войск на таких базах не просто бессмысленно, но ущербно, ибо отвлекает ценные ресурсы от тех мест, где они могут быть использованы с толком, в места, где они будут просто погребены. Так что Вашингтон, конечно, может рассказывать как ему плевать на требование властей Ирака, но этот плацдарм он потерял.

Уже сегодня мы можем оценивать ситуацию, как если бы американцев в Ираке не было.

Это значит, что угроза сухопутного вторжения в Иран сводится к исчезающе малой величине. Турция не позволит осуществить такое вторжение через свою территорию, а из Ирака придётся уйти. Более того, уже сейчас вторжение американских войск в Иран из Ирака ведёт группировку к катастрофе, в виду отсутствия тыла. Американцам необходимо будет защищать свои базы и коммуникации от иракцев, так воевать с Ираном невозможно.

Группировка США в Афганистане слаба, находится далеко от жизненно важных иранских центров (она до них просто не доберётся, будучи уничтоженной по пути), ну и наконец, единственно, чем эти войска сейчас озабочены, это как дождаться решения о выводе и унести из Афганистана ноги подобру-поздорову.

Остаются базы в Кувейте, Саудовской Аравии, Бахрейне, Омане. Оттуда можно наносить авиаудары и получать ракетные удары в ответ. Но форсировать Персидский залив и высадиться на иранское побережье расположенные там войска не смогут. Иранские ракеты простреливают залив вдоль и поперёк и способны утопить всё, что плавает в этой акватории.

Сам же Иран получает через Ирак прямой доступ к Сирии и Ливану, где сосредоточены проиранские антиизраильские группировки. Тегеран и раньше не был особенно стеснён в переброске через иракскую территорию войск и вооружений, а российская дальняя авиация заходила через иракское воздушное пространство для ударов по проамериканским террористам в Сирии, но без американских войск (или с войсками, запертыми на базах и охраняющими сами себя) связность иранской позиции значительно улучшается.

Над северными границами Израиля нависает ирано-иракско-сирийско-турецкий блок, стратегически опирающийся на Россию, страстно желающий ликвидировать последнего союзника США в регионе. Противопоставить Израиль может только две сотни (по оценке) имеющихся у него тактических ядерных зарядов, но их применение сразу поставит еврейское государство вне закона, поэтому решаясь на такой шаг надо быть уверенным, что США прикроют, даже рискуя ядерным ударом по Вашингтону.

А можно ли быть в этом уверенным? Так что Тель-Авиву надо либо срочно менять покровителя, либо готовиться к эвакуации земли обетованной.

Саудовская Аравия и монархии залива свои выводы сделали давно. Достаточно было посмотреть, как они встречали Путина в прошлом году, и сравнить аналогичные встречи президента США. Между тем протокол на Востоке всегда играет ведущую роль. Там проявления уважения готовы отмерять по миллиграммам и взвешивать на аптекарских весах, чтобы, не дай Бог, не переусердствовать. С Путиным они явно переусердствовать не боялись, разве что на руках его не носили.

У монархий Персидского залива с Ираном свои непростые отношения, их разделяет множество проблем, но они будут искать и найдут общий язык, поскольку США больше не являются надёжным защитником.

Ведь по американской базе нанесли удар, и США не ответили. Да, в Вашингтоне сказали, что никто не погиб, что они знали об ударе заранее, что разрушений не так много. Возможно, что всё это правда, хоть Иран в отличие от США на прямой неприкрытой лжи никогда не ловили, а Тегеран заявляет о несколько ином результате.

Тем не менее, после того, как Трамп направил к берегам КНДР три авианосные ударные группы, громко угрожал Ким Чен Ыну, а  когда тот заявил о готовности нанести ядерный удар по целям на территории США, тихо отозвал корабли и примчался на переговоры. После того, как Эрдоган не прислушался к американским «предостережениям» и вначале купил и развернул С-400, а затем атаковал прикрытых американцами курдов и обеспечил Асадувосстановление контроля над правобережьем Евфрата, это уже третье масштабное унижение гегемона, причём самое большое.

Напомню, Иран официально назвал Пентагон и американскую армию террористическими организациями и нанёс по ним ракетный удар (то, что не решился сделать Трамп ни в отношении КНДР, ни в отношении Турции, ни в отношении самого Ирана). И гегемон радостно заявил, что считает себя победителем в данном противостоянии, потому, что в ближайшие дни Иран больше не будет стрелять по американцам.

А тогда что такое поражение?

Тем не менее, при всей благостности складывающейся на Ближнем Востоке ситуации, при всех издержках, которые несут США, я утверждаю, что ещё ничего даже не начиналось, а военная опасность сильна как никогда. США —  всё же первая военная держава в мире. Вашингтон явно намерен дальше бороться за позицию глобального гегемона. Американские элиты так воспитаны, что чисто психологически не могут отдать её без войны.

При этом все попытки США восстановить свои авторитет и влияние при помощи маленьких победоносных войн ведут лишь к ухудшению их стратегического положения. Вашингтон втягивается в бессмысленные и бесперспективные конфликты, из которых он не может выйти с победой, и вынужден думать лишь о сохранении лица.

На каком-то этапе американцам станет ясно, что надо вновь поднимать ставки. Если не сыграла иранская карта и потерян Ближний Восток, надо разыгрывать китайскую карту и выигрывать Дальний Восток (а это уже конфронтация с ядерной державой). Дальше только прямой конфликт с Россией.

При этом, если в столкновении с КНДР, Турцией или Ираном США могут позволить себе уступить (Россия тоже не явилась на войну с Украиной), то в прямой конфронтации с Китаем, а тем более с Россией, отступление после произнесённых угроз — прощание со статусом гегемона.

Следовательно, американцы либо таки начнут крупную региональную войну, способную перерасти в мировую (Вашингтон до сих пор считает себя способным контролировать развитие подобных конфликтов, хотя на самом деле они практически сразу же выходят из-под контроля), либо ему надо повышать ставки и идти уже не на экономическую, но на военно-политическую конфронтацию с Китаем, понимая, что отступить нельзя.

Если бы не эта явная и недвусмысленная военная угроза, я бы сказал, что Россия добилась идеального положения. Вашингтон хотел втравить Москву в массу мелких конфликтов с второстепенными странами, которые выпили бы из России все соки, а США бы наблюдали со стороны, увеличивая свою мощь.

Получилось же, что американцы сами вступили в массу конфликтов с второстепенными странами, бездарно растратили в них все свои ресурсы, а Россия спокойно наблюдала за этим со стороны, дозировано (так, чтобы не быть втянутой в конфликт самой) поддерживая оппонентов США, и набирала силы.

Вот только в Вашингтоне ни на минуту не забывают, кто их главный противник, и американское военное ведомство официально считает, что в глобальной ядерной войне можно победить. Чем уже у американцев пространство для манёвра, тем ближе они к решению перевернуть доску.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив