В Астане завершается очередной саммит Шанхайской организации сотрудничества. На нём в организацию вступили Индия и Пакистан. Теперь ШОС объединяет не только большую часть Евразии, но и большую часть человечества.

Ростислав ИщенкоИсходя из завяленной при её создании в 2001 году концепции, организация занимает промежуточное положение между постоянным совещанием по вопросам безопасности (каковым было СБСЕ до трансформации в ОБСЕ) и военным блоком. Фактически задача ШОС обеспечивать военно-политический зонтик евразийским экономическим интеграционным проектам. Следовательно, как сам факт расширения организации, так и направленность этого расширения много о чём может рассказать.

На сегодня помимо восьми полноправных членов (Россия, Китай, Казахстан, Индия, Пакистан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан), ШОС объединяет ещё четыре государства наблюдателя (Белоруссия, Иран, Афганистан, Монголия), три государства, подавшие заявку на участие в саммитах ШОС в качестве наблюдателя (Сирия, Египет, Бангладеш) и шесть партнёров по диалогу (Турция, Армения, Азербайджан, Камбоджа, Непал и Шри-Ланка).

Нетрудно заметить, что кроме евро-азиатской России, европейской Белоруссии и афро-азиатского Египта, остальные государства ШОС находятся в Азии. Этот факт, равно как и частичное перекрытие членства в ШОС и ЕАЭС, который также является открытой к вступлению новых членов структурой и также привлекает в основном азиатских партнёров России, свидетельствует о том, что, во-первых, ЕС, который Китай и Россия видят необходимой составляющей евразийской политической и экономической интеграции, пока не готов к полноценному сотрудничеству в многостороннем формате. Европа, в своих худших традициях пытается разделять и властвовать, хоть уже не очень-то и получается.

Во-вторых, это означает, что задуманная, как евразийская полноценная интеграция становится возможной только как евро-азиатская. То есть, вместо совместного создания единой структуры, будут существовать и развиваться две (европейская и азиатская военно-политические и экономические структуры). И лишь на втором этапе, если к тому времени сумеет сохранить своё единство Европа, начнётся процесс взаимодействия и интеграции этих двух автономных структур.

Не то, чтобы данный вариант евразийской интеграции был хуже. Он просто сложнее и дольше. Лишние силы и средства будут ещё довольно долго тратиться на бессмысленную и даже вредную конкуренцию между единой Европой и единой Евразией. Наконец, это снижает возможности самого ЕС благополучно преодолеть нынешний кризис, что не меняет концепцию евразийской интеграции в целом, но может в очередной раз существенно скорректировать сроки и формат её реализации.

Беспомощность Европы уже сейчас непосредственно отражается на интересах стран-членов ШОС. Не случайно текущий саммит был практически полностью посвящён вопросам безопасности в Центральной Азии, в связи с наличием информации о планах радикальных исламистов перенести именно в этот регион центр тяжести своих действий.

Действительно Центральная Азия — крайне уязвимый регион. Разрушенный Афганистан является прекрасной базой для любого количества любых террористов. Всей мощи США не хватило даже на то, чтобы за более, чем 15 лет интервенции справиться с одним лишь Талибаном. При этом, при сравнении с теми, кто развёлся там за эти годы, талибы представляются просто образцом цивилизованности. А рядом находятся структурно слабые государства Средней Азии которые уже не раз заявлялись исламскими радикалами в качестве перспективной цели своей экспансии.

Ни Россия, ни Китай не могут допустить, чтобы на их границах, тем более в самом центре совместного интеграционного проекта бесчинствовали банды террористов, изгоняемые сейчас с Ближнего Востока.

Но на Ближнем Востоке они появились и налились силой благодаря неадекватной и недальновидной политике ЕС, который не только полностью поддерживал действия американских глобалистов по поджогу Северной Африки и Ближнего Востока в рамках «арабской весны», но в некоторых случаях (как, например, в Ливии) играл первую скрипку.

В результате этой политики ЕС полностью потерял влияние на Ближнем Востоке. Более того, Европа оказывается не в силах защитить от террористических атак, равно как и от нарастающих волн беженцев, свою собственную территорию и свой образ жизни. США сражаются за возможность сохранить в регионе хоть часть своего прежнего влияния. Порядок в регионе наводят Россия (член-основатель ШОС), Иран (наблюдатель в ШОС), Сирия и Египет (подали заявку на статус наблюдателя в ШОС), а также Турция (партнёр по диалогу ШОС).

Надо ли удивляться, что исламские радикалы, пытаются перебраться с горящего у них под ногами Ближнего Востока в Центральную Азию. Нанося удар в этом регионе они не только ставят под удар транспортные связи Китая с Россией, Казахстаном и Западной Европой. Они ещё и оказываются в слабозащищённом тылу Ирана, главные силы которого задействованы сегодня для восстановления стабильности в Сирии и поддержания status quo в регионе Персидского залива, а также в непосредственной близости к мягкому подбрюшью России. В зоне их потенциальной досягаемости оказываются тысячи километров открытой, не оборудованной в инженерном отношении, российской границы от Волги, до Монголии, проходящей по малонаселённым регионам с редкими гарнизонами.

У России просто не хватит ресурсов, в том числе военных, чтобы продолжая эффективную операцию в Сирии и находясь в готовности на стратегически уязвимом западном направлении, разворачивать новую многолетнюю кампанию по ликвидации террористов в Центральной Азии. Роль Москвы здесь может быть только такой же, как в Сирии. Оказание технологической, военно-технической и ограниченной военной (узкие специалисты и современная авиация) поддержки местным усилиям. Если бы не способность Ассада напрячь все силы Сирии, российская помощь никого бы не спасла, а лишь затянула агонию. Помочь можно лишь тому, кто борется сам.

Судя по обсуждаемым темам и характеру встреч, на данном саммите ШОС как раз и решали кто и как будет бороться сам. Не случайно большое внимание было уделено Афганистану (Путин предложил возобновить работу контактной группы ШОС-Афганистан).

Как уже было сказано именно Афганистан способен стать первоначальной базой исламских радикалов, откуда, как когда-то из северного Ирака, они постараются начать распространение на соседние территории. Если удастся перекрыть им возможность воспользоваться данной базой, то проблема блокирования их проникновения на территорию Центральной Азии будет наполовину решена.

Но многое, если не всё в этом вопросе будет зависеть о самих афганцев. Насколько они готовы прекратить внутренний конфликт, чтобы объединиться против пришлых террористов? Какую помощь, от кого и в каком объёме они готовы принять? Всё это не праздные вопросы, старт решению которых положен на текущем саммите ШОС.

Можно с уверенностью сказать, что роль организации в системе международных отношений и перспективы её развития будут во многом зависеть о того, насколько оперативно и эффективно удастся решить вопросы, обсуждавшиеся в Астане.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Кузёмка
2017-06-12 04:35:09
Исламисты не смогут поджечь второй раз Афганистан, он уже перегорел. Из Афганистана, благодаря вмешательству глобалистов, получится, только дружественная "Чечня", которая войдёт во все союзы с Россией. А вот Украину готовят на убой уже сейчас и очень торопятся.
Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели