В воскресенье, 6 июня, на Украине отмечали День журналиста. Сложно найти профессиональную группу, представители которой сделали бы больше, чем украинские журналисты, для победы майдана

Конкуренцию им могут составить только политики, олигархат и экспертное сообщество, причём последнее именно на Украине по роду своей деятельности практически неотличимо от журналистов.

В идеале, эксперты должны давать объективную оценку событий и явлений, позволяющую выстроить более-менее реальный прогноз. Последний же нужен для того, чтобы постараться избежать негативных сценариев развития событий и увеличить вероятность позитивных.

Задача журналистов заключается в том, чтобы объективно доносить до общества факты (информировать о произошедших событиях), а также знакомить его с различными экспертными мнениями по каждой проблеме, с тем чтобы общество могло максимально ответственно делать свой выбор, доверяя будущее страны политикам, предлагающим наиболее адекватную реакцию на существующие вызовы.

Может быть, так бы оно и было, если бы контроль над украинским государством не оказался в руках у одной малочисленной, но крайне влиятельной социальной группы — олигархов. Эта группа, как и любая другая, имеет свои интересы. Но в нормальном обществе, живущем в нормальном государстве, достигается баланс различных интересов путём общенационального консенсуса, основанного на общенациональном компромиссе.

Олигархат же имеет достаточно возможностей, чтобы навязать свою волю всему обществу. Именно поэтому просто богатый человек (даже очень богатый) не является олигархом. Олигарх — тот, кто использует богатство для контроля над политикой с целью увеличения богатства. То есть политика становится его основным бизнесом, независимо от того, принадлежат ли ему ещё какие-то заводы-газеты-пароходы.

В любом государстве есть люди, желающие стать олигархами. С этой целью они стремятся привлечь на свою сторону (в основном прямым или косвенным подкупом) наиболее влиятельные в политическом плане профессиональные группы: политиков, чиновников, экспертов и журналистов. Первые две группы являются базой непосредственного господства олигархов, вторые формируют необходимое общественное мнение.

В нормальном обществе и нормальном государстве существует неформальный антиолигархический союз чиновников, экспертов, журналистов и части политиков, обеспечивающий определённый баланс сил.

С одной стороны, даже самые богатые люди не имеют возможности полностью контролировать политику, так как существует сильное оппонирующее движение, использующее государственную власть для ограничения возможности олигархизации богатых. С другой, постоянная конкуренция с мощным, стремящимся к олигархизации бизнесом вынуждает чиновничество достаточно активно интересоваться проблемами народа, предотвращая его вырождение в замкнутую касту бюрократов, формализирующих управленческие процедуры и абсолютно не соотносящих интересы государства с интересами его граждан.

В рамках такого неустойчивого равновесия каждая из вышеуказанных групп, борясь за свои интересы, объективно приносит определённую пользу всему обществу. Однако, как уже было сказано, на Украине олигархам удалось поставить три главные оппонирующие им группы (чиновничество, журналистов и экспертов) себе на службу.

Ни одна система не может существовать (тем более существовать долго и беспроблемно), если нарушаются правила взаимодействия её составляющих. Если перекос вовремя не исправляется, начинается вырождение различных частей системы. Оно идёт с разной скоростью, и на каком-то этапе отдельные части даже могут улучшать своё положение за счёт вырождения других.

Результат тем не менее один: полное вырождение и разрушение всей системы, включая атомизацию и распад даже самого общества.

На первом этапе вырождение коснулось в основном украинского чиновничества. И это естественно, ведь оно утратило свою основную функцию — защиту интересов государства, превратившись в простых наёмников олигархата. Но интересы олигарха слишком ограниченны. Его проблемы решаются на самых верхних этажах государственной власти.

В результате среднее и низшее чиновничество (за исключением отдельных привилегированных групп, имеющих непосредственный доступ к материальным ценностям и поправляющим своё материальное положение за счёт воровства) обнищало и депрофессионализировалось. Система управления государством начала разрушаться, вначале медленно, а затем с возрастающей скоростью.

Вслед за чиновниками началось вырождение экспертного сообщества. Теоретически эксперт обладал достаточной свободой, но только в рамках выбора патронирующего олигарха. Олигархату же объективная оценка была не нужна. Эксперты превратились в простых трансляторов мнений коллективного олигархата. Конечно, между отдельными олигархами велись войны, к которым активно привлекалось экспертное сообщество.

На первый взгляд эти жаркие схватки выглядели как сверхпринципиальные споры, но если присмотреться, то эксперты спорили лишь о том, кто из олигархов может украсть очередной завод «справедливо», а кто это сделает «несправедливо». Проблема стратегического развития страны вообще выпала из сферы интересов экспертного сообщества, поскольку на этот счёт украинским олигархатом был достигнут консенсус: «евроатлантическая интеграция» вопреки российским интересам, но за счёт России.

До путча 2014 года альтернативные мнения можно было высказывать. Их просто никто не слушал, а высказывающие маргинализировались: для них закрывались площадки основных СМИ, а если где-то и завязывалась дискуссия, то их мнение даже не оспаривалось — просто отрицалось как очевидная нелепость.

Дольше всех продержались журналисты, отметивший в воскресенье, 6 июня, свой профессиональный праздник. Они были востребованы до самого переворота 2014 года, ибо зомбирование населения должно было происходить постоянно, без перерыва. Им позволялось ругать олигархов, «вскрывать» (с подачи тех же олигархов) схемы хищений из бюджета, травить чиновников и политиков (разумеется, в интересах олигархов). Но поскольку профессия журналиста предполагает минимум самостоятельности — только освещение фактов, то в целом их профессиональная деятельность не страдала.

В конце концов, это же не они придумывали «экспертные» заключения, они только цитировали «лидеров мнений».

Но наступил и закончился 2014 год. Отгуляли майдан, начали гражданскую войну, предполагавшуюся как приятная охотничья прогулка за трофеями в Донбасс и Крым, а вылившуюся в потерю территорий и десятки тысяч убитых. Страну постигла экономическая катастрофа. Миллионам потерявших работу, вынужденных ездить в Польшу «на клубнику» или в Россию на стройки пятилетки стало всё труднее рассказывать о величии державы и громе её «побед». Пустые животы не способствовали перевариванию традиционной пропаганды.

На помощь журналистам пришли «активисты» нацистских вооружённых группировок. Часть из них легализованы властью, часть действуют якобы по собственной инициативе.

Они теперь зачастую выступают и за экспертов, и за журналистов. Язык украинской пропаганды обеднел за счёт негласного запрета на целый ряд терминов. Определённые явления можно описывать только определёнными словами. Россия обязательно «страна-агрессор», в Донбассе обязательно «сепаратисты», любая оппозиция обязательно «прокремлёвская» и т.д. В таких условиях профессиональному журналисту делать нечего.

Убогую косноязычную агитку (а других не требуется) сложит любой Шариков. Пусть попробует кто-нибудь не поверить, наци по вызову моментально прибудут и объяснят смутьяну «политику партии».

Часть перьев майдана смогла устроиться, перейдя по протекции западных друзей из журналистики вначале в политику, а затем и в наблюдательные советы госкомпаний на прекрасную зарплату. Часть (журналисты — владельцы медиаресурсов) пытаются быстро, пока он ещё чего-то стоит, продать свой медийный бизнес и на вырученные деньги доживать жизнь где-то в тихой европейской стране (если такие ещё остались).

Большинство сталкивается с сокращением своих рабочих мест и зарплат. Они не нужны, с задачами актуальной украинской пропаганды справится даже полуграмотный имбецил из нацистских «эскадронов смерти». Тем более что с ним никто и не будет спорить — себе дороже.

В общем, украинские журналисты, ходившие в главных героях майдана, стали в конечном итоге его очередной жертвой. Но, поскольку у них праздник, у меня есть для них хорошая новость. Заказчики майдана — украинские олигархи, совратившие, развратившие и, в конечном итоге, выбросившие на историческую помойку и журналистов, и экспертов, и чиновников, и политиков, олигархи, получившие от майдана наибольшее количество бонусов, тоже исчерпали своё счастье. Доведя экономику, политическую и административную структуры, а также само украинское общество до последней стадии разрушения, они стали ненужными своим зарубежным старшим партнёрам, с которыми хотели быть равными.

Не нужна Украина, сорвавшаяся в неуправляемый штопор, не нужны и её олигархи. Они представляют для Запада интерес лишь в качестве добычи.

В качестве последней насмешки судьба заставила этих раздувавшихся от гордости, как жабы, людей, мнивших себя ровней королям и президентам, покорно ждать своей очереди в приёмной Зеленского, ранее развлекавшего их на их праздниках, а теперь смешащего весь мир.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews