Ростислав ИщенкоВласть, взятую оружием, крайне редко отдают добровольно. Причем даже «добровольная» сдача власти обычно происходит при сохранении потенциальной угрозы насилия.Я рад, что хоть не все, но многие мои критики под влиянием фактов пересмотрели свои взгляды и убедились в том, что Порошенко неизбираем, а Украина распадается. Сейчас у многих украинских и российских экспертов я нахожу прямое или косвенное цитирование своих статей 2014-2017 годов без указания на первоисточник. Но мы за приоритетом не гонимся.

Тем более что теперь люди начали впадать в другую крайность. Если раньше они считали, что Порошенко обязательно переизберется, «потому что у него админресурс» или «потому что американцы прикажут», то теперь, убедившись, что американцы ничего никому не приказывают и пустили украинские выборы на самотек (что легко было предположить уже два года назад, просто потому, что им это выгодно), а рейтинг Порошенко околонулевой и продолжает падать, коллеги поставили на нем большой и жирный крест, заявляя, что у него вообще нет шансов.

Вынужден разочаровать. Вообще нет шансов — это когда советские танки находятся в 200 метрах от входа в бункер Гитлера. В менее драматических случаях шансы есть всегда. Вопрос заключается только в том, видит ли их человек, и если да, то готов ли он ими воспользоваться. А также насколько целесообразно использование этого шанса.