Среди протестующих — партия «Гражданская платформа», партия «Новочесна» и Комитет по охране демократии. Пятничная акция продолжалась всю ночь, затем организаторы пригрозили сделать акции протестов регулярными — в результате выступления проходили все выходные. Ростислав ИщенкоМинистр внутренних дел Польши Мариуш Блащак после того, как группа депутатов в пятницу заблокировала работу сейма, заявил, что оппозиция пыталась захватить власть в стране и устроить госпереворот. Полицейские пообещали в случае эскалации гражданского конфликта применить слезоточивый глаз. Сторонники правящей партии и действующего президента Анджея Дуды вышли к президентскому дворцу, чтобы поддержать своего лидера.

Впрочем, по словам политолога, президента Центра системного анализа и прогнозирования Ростислава Ищенко, несмотря на схожесть с Майданом, ситуация в Польше стабильна и правящей группировке консерваторов у власти ничего не угрожает. Об этом он рассказал в интервью Накануне.RU.

Вопрос: Что сейчас происходит в Польше, настолько ли это похоже на минимайдан, как кажется по кадрам, которые мы видим?

Ростислава Ищенко: Просто группировки во власти выясняют между собой отношения.

Вопрос: А что это за группировки?

Ростислава Ищенко: Одни – группа Туска, его партия, которые проиграли на выборах. Это те, кто ставили на глобалистов. Другие — консерваторы Качиньского и партии «Право и Справедливость», которые с определенными поправками проводят право-националистическую политику, вполне себе в соответствии с европейскими трендами, учитывая изменения, которые идут в Италии, Франции, результаты выборов в Болгарии, то, что Орбан делает в Венгрии, отчасти это коррелирует с подходами будущей администрации Трампа в США.

Между группами Качиньского и Туска идет жесткая борьба за выбор стратегии развития в Польше и борьба за национальные ресурсы. Экономические программы этих групп малосовместимы, а национальное достояние будет делить либо одна, либо другая группа. Тот же, кто не будет делить – скорее выпадает надолго, поэтому противостояние будет жесткое, но для того, чтобы это квалифицировать как майданную технологию, мы должны получить совершенно определенную поддержку извне. Я не вижу, кто их может поддержать в такой степени, чтобы у них получилось парализовать польское правительство.

Вопрос: О каких последствиях может идти речь? Смена кабинета министров, досрочные выборы?

Ростислава Ищенко: Я не думаю, что протесты помогут добиться смены правительства, потому что в целом правящая партия «Право и справедливость» располагает достаточно устойчивым большинством поддержки, и, как уже сказано выше, они находятся в общеевропейском тренде. В 2017 году мы ожидаем изменений в эту сторону как минимум в Италии и во Франции, а возможно, к концу года, если бабушка Меркель не удержится, и в Германии.

Максимум, что могут выторговывать польские несогласные, – условный компромисс.

Вопрос: В нашей прессе принято считать, что демократическая оппозиция, которая достаточно широко, если верить сообщениям, представлена в этом протесте, более лояльна к России, чем «Право и справедливость». Так ли это?

Ростислава Ищенко: Самым большим демократом в Польше был Квасьневский – выходец из комсомола. Взгляды Квасьневского на отношения с Россией были такими же, как у Туска и Качиньского. Выбор Польшей любого из предполагаемых стратегических вариантов развития никак не повлияет на отношения с Россией.

Русофобия в польской политике – традиция. Любой режим будет лишь в меньшей степени или в большей степени русофобским, эта тонкая грань между большим и меньшим ощутима будет, на самом деле, только для поляков.

Вопрос: Может быть, есть прагматики?

Ростислава Ищенко: Неужели польским прагматикам обязательно любить Россию?

Вопрос: У них хотя бы есть позиции, по которым можно договариваться и торговаться?

Ростислава Ищенко: В Польше есть общенациональный консенсус по одному вопросу – буфер между Россией и Польшей неприкосновенен. Они поддерживали переворот на Украине по этой причине, поэтому они постоянно пытались раскачать ситуацию в Белоруссии, сделать белорусское государство евроцентричным – ориентированным на Польшу, поэтому они вместе с прибалтами выступают с наиболее антироссийских позиций в Европейском союзе. Тут неважно, насколько они соответствуют действительности, важно, что при усилении России они ощущают угрозу своей безопасности.

С какими бы прагматичными соображениями пророссийский польский политик ни выступал — он однозначно проигрывает.

Помните, Польша в свое время отказалась от очень выгодного для нее газопровода «Ямал-Европа-2». Масса польских публицистов и экспертов потом говорили, что Польша упустила свою выгоду, но и когда возник вопрос о «Северном потоке», Польша опять начала блокировать эти инициативы. Для нее критично важно сохранить существование украинского государства в любом виде. Единственным источником поддержания на плаву украинской власти является газовый транзит, потому Польша всегда категорически выступала против любого переноса энергетической инфраструктуры, даже в ущерб своим интересам.

Это позицию отрабатывало и полусоциалистическое правительство Квасьневского, и глобалистское правительство Туска, отрабатывало националистическое правительство близнецов Качиньских, сейчас отрабатывает правительство Дуды, а по сути, того же самого Качиньского. Правительства меняются, общие концепции меняются, даже внутриполитические акценты расставляются по-разному, а вот эти позиции у них остаются без изменения.

Популярный интернет



Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели