В России любят шутить, что Путин — «бог украинцев». В этой шутке доля шутки совсем мала. Президент России может говорить и может молчать, может говорить не об Украине, может встречаться с украинскими лидерами или их игнорировать. В любом случае, он оказывает определяющее влияние на внутреннюю политику Украины.

Ростислав Ищенко

Фактор Путина на украинских выборах

Вспомните, как пытался в последние полгода перед президентскими выборами хоть о чём-нибудь, хоть по телефону поговорить с Путиным Порошенко. Когда не получилось, именно отказ российского президента разговаривать с ним он преподносил как вмешательство в выборы на стороне его противников. Аналогичным образом за неделю до парламентских выборов, накануне которых партия «Слуга народа» стала терять поддержку избирателей, Владимиру Путину позвонил Владимир Зеленский.

Судя по отчётам о телефонных переговорах как российской, так и украинской сторон, ни о чём конкретном Зеленский договариваться не планировал. Факт разговора нужен был ему сам по себе, чтобы показать своим избирателям, что Путин с ним разговаривает.

Избирательная кампания партии Порошенко «Европейская солидарность» строится от противного, но тоже не обходится без Владимира Владимировича. Порошенко мобилизует электорат на борьбу с «российским реваншем». Фамилия российского президента, который, по мнению Петра Алексеевича, обязательно воспользуется слабостью Зеленского для установления контроля России над украинской властью, не сходит с порошенковских уст.

Аналогичным образом борется с «российской агрессией» Юлия Тимошенко, ведущая на выборы свою «Батькившину». Впрочем, в промежутках между припадками «борьбы» Юлия Владимировна «скромно» напоминает, что именно ей всегда удавалось договариваться с Россией, «Газпромом» и лично с Владимиром Владимировичем об условиях поставок на Украину газа и газового транзита. Тимошенко не повезло с датой выборов — в середине лета проблемы поставок газа не особенно волнуют население. В октябре с началом отопительного сезона ситуация была бы для неё благоприятнее.

Безусловно, главные бонусы фактор Путина на украинских выборах приносит Виктору Медведчуку. «Оппозиционная платформа — За жизнь!» выиграла борьбу за голоса избирателей у мало чем от неё отличающегося по персональному составу и программным установкам «Оппозиционного блока» исключительно благодаря тому, что личный канал связи с Владимиром Путиным поставил лидера «Оппозиционной платформы — За жизнь!» Виктора Медведчука в привилегированное положение на российском направлении.

Зеленский и расклад партийных сил

Медведчук, безусловно, был готов пройти значительно большую часть пути навстречу российским пожеланиям, чем его конкуренты. Он, в частности, декларирует готовность безоговорочно выполнить Минские соглашения и уже сейчас ведёт прямой диалог с лидерами ДНР/ЛНР, от чего отказываются другие украинские политики. Но в вопросе Крыма он занимает ту же позицию непризнания возвращения полуострова в состав России, что и вся официальная Украина. Кроме того, Медведчук претендует на значительные уступки Москвы в газовом вопросе.

Преимуществами Медведчука, делающими его едва ли не единственным относительно приемлемым партнёром для Москвы, является не только и не столько то, что он кум Путина, а отсутствие на его руках крови Русской весны (которой обильно испачканы Порошенко, Коломойский, Ахметов и другие ведущие игроки украинской политики), а также готовность к прямому диалогу с Донбассом. На примере Медведчука и его политической силы Москва показывает, какой именно формат внутриукраинского диалога её устроит. Но есть один нюанс. Политическая сила Медведчука, пойдя на все возможные и даже невозможные компромиссы ради расширения своей электоральной базы, пока способна (в случае удачи) претендовать на результат в 15%. Теоретически, если «Оппозиционная платформа»останется одна в своём электоральном сегменте, она сможет достичь показателя  в 20-25% голосов. Это предел, выше которого пока не прыгнуть. Значит, на власть эта политическая сила пока претендовать не может.

Но она может претендовать на участие во власти. Для этого надо принять участие в формировании коалиции. На сегодня Зеленский категорически не видит «Оппозиционную платформу» в данном качестве. Равным образом не видит он в качестве такого партнёра и «Европейскую солидарность» Петра Порошенко. В отношении «Батькивщины» он менее категоричен, но старается не называть её в качестве возможного участника коалиции, предпочитая обойтись без Юлии Владимировны, постоянно заявляющей о своих премьерских амбициях.

При этом совокупного рейтинга «Слуги народа» и вакарчуковского «Голоса», с которым коалиционное соглашение Зеленский заключить готов, может уже не хватить даже для формирования простого большинства — вопрос упирается в то, сколько мажоритарщиков им удастся провести или привлечь на свою сторону из числа самовыдвиженцев. Подстраховываясь, Зеленский заявил о желании видеть партнёром по коалиции (наряду с «Голосом») «Силу и честь» Смешко. Но партия Смешко пока не проходит в Раду. Проталкивать её туда за счёт админресурса и фальсификаций рискованно. Политические оппоненты Зеленского достаточно сильны, чтобы устроить не просто скандал, но кризис власти.

Таким образом, не исключён вариант, что в новоизбранной Раде «Слуге народа» надо будет выбирать между коалицией с участием Тимошенко и коалицией с «Оппозиционной платформой».

Вариант с Тимошенко означает перманентную дестабилизацию. Вариант с «Оппозиционной платформой» вызовет острую реакцию националистов. Их придётся подавлять силой, что закроет Зеленскому путь назад (в порошенковский сегмент), лишив его пространства для манёвра. После этого у него останется лишь один вариант действий: бороться с Медведчуком за благосклонность Путина, предлагая России более выгодные результаты компромисса, чем «Оппозиционная платформа». Зеленский идти по этому пути не желает. Поэтому вариант коалиции с «Оппозиционной платформой» может пройти только, если любые другие будут в принципе нереальны.

Ситуация не может быть радикально изменена до даты выборов.

Судя по всему, для выхода на 25-30% (и более) поддержки электората необходимо к голосам пророссийских избирателей привлечь ещё и голоса хотя бы части украинских сторонников мира. Чтобы достичь этого, Медведчук вновь делает ставку на фактор Путина. Накануне выборов «Оппозиционная платформа» неплохо пропиарилась на скандалах, которые устраивали Зеленский и его окружение в ответ на громкие, но безобидные инициативы Медведчука. И освобождение пленных, и проведение телемоста, и прочие мероприятия такого рода Зеленский мог обернуть себе на пользу. Но его реакция была прогнозируемо неадекватной, что обеспечило «Оппозиционной платформе» 2-3 дополнительных процента голосов.

Американский вопрос

Однако эти скандалы были краткосрочны и не могли серьёзно повлиять на политические расклады. Сейчас в Киеве разгорается скандал вокруг фильма Оливера Стоуна «Нерассказанная история Украины». Легко догадаться, что фильм запланирован к показу на том же подконтрольном Медведчуку 112-м канале, который и в истории с телемостом был задействован. Скандал сделал фильму рекламу. Теперь неважно смогут ли его показать по 112-му каналу. Большинство украинских избирателей либо посмотрят его, либо узнают содержание от друзей и знакомых.

Фильм, посвящённый событиям майдана 2014 года и войне на Донбассе, демонстрирует никак не задействованного в них Медведчука в качестве едва ли не единственного адекватного политика на Украине, одновременно ненавязчиво педалируя связку Медведчук-Путин (российский президент также принял участие в фильме).

В связи со скандалом вокруг фильма в украинском обществе уже актуализировалась дискуссия вокруг майданных событий. Причём, помимо традиционных вопросов об авторах расстрела на майдане, о роли США в организации переворота, заговорили о роли Джорджа Сороса в организации майдана.

Сорос — традиционное пугало сторонников теории заговора. Он действительно прилагает руку ко всем (удавшимся и неудавшимся) цветным переворотам. Через него американские государственные структуры, в частности Госдеп, обеспечивают финансирование, технический и идеологический контроль над «революционерами». Но Сорос всего лишь посредник, причём жёстко связанный с демократами-глобалистами.

В результате начавшегося на Украине скандала фильму Оливера Стоуна обеспечена хорошая аудитория в США, России и в Европе. Как уже было сказано, не важно покажут ли его на Украине официально — всё равно его посмотрят многие. Скандал вокруг фильма не затихнет долго, а выигрышная тема Сороса на фоне этого скандала будет подниматься самыми разными украинскими политиками. Напомню, что перед выборами порошенковский режим уже пытался получить поддержку Трампа за счёт сдачи ему компромата на демократов и Байдена. Сорос украинским политикам не больший друг, чем Байден, а налаживание отношений с действующим американским президентом всегда было для них приоритетом.

При минимально умелом поддержании пара под скандалом вокруг фильма и раскрутке темы Сороса, возникшей на его фоне, привязка радикальных «революционеров»-националистов к американскому миллиардеру должна резко ослабить их поддержку умеренным электоратом. Если же ситуацию удастся представить как совместные антисоросовские и антиглобалистские действия Путина, Трампа и примкнувшего к ним Медведчука, то «Оппозиционная платформа» может быть представлена не только как политическая сила, выступающая за мир, но и в качестве актуального партнёра ведущих антиглобалистских сил планеты.

Понятно, что всё это будет большой натяжкой, но, во-первых, украинский электорат и не такое проглатывал. Во-вторых, желание вернуться в сытые домайданные времена становится на Украине превалирующим. Проблема только в идеологическом обосновании такого разворота. До сих пор Порошенко и радикалы блокируют его, борясь с «реваншем». Если же это будет представлено не как реванш, но как «развитие революции», находящееся в общемировом антиглобалистском тренде, то нежелающие отказываться от «завоеваний майдана» активисты легко примут ситуацию, понимаемую как углубление идей майдана.

Подобная раскрутка политической силы зависит от массы технических деталей и, в первую очередь, от квалификации исполнителей, с чем на Украине проблемы. Учитывая запрос украинского общества на перемены, на деле механизм подобного пиара не очень строг в управлении. Но надо понимать — это всё внутренняя борьба подобных друг другу политических сил. Серьёзных изменений в украинской политике, кто бы ни выигрывал, ждать не стоит. Максимум возможного — прекращение войны и переход Киева к такому же формату отношений с Москвой, как у современной Грузии, когда политические контакты практически заморожены, но экономическое взаимодействие развивается.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив