В Белоруссии ожидают, что 16 мая первая саудовская нефть поступит на принадлежащий «Белнефтехиму» НПЗ «Нафтан». Можно, конечно, продолжать веселиться по поводу лукашенковских закупок альтернативной нефти. Но стоит задуматься над возможным неприятным будущим

Ростислав Ищенко

И совсем не потому, что нефть резко подешевела, так что не исключено, что даже с учётом доставки Лукашенко за неё совсем не переплачивает. Это для него всего лишь небольшой дополнительный бонус. Саудовцам необходимо освобождать используемые как нефтехранилища танкеры, так что скидка может быть немалой.

Главная проблема заключается в другом. Как бы ни были невелики поставки альтернативной нефти в Белоруссию, в текущем году они продолжаются с завидной регулярностью, даже после того, как Москва и Минск объявили о достижении договорённости по цене на российскую нефть. То есть Лукашенко реально пытается диверсифицировать источники сырья для своих НПЗ, уйдя от безальтернативности российского варианта. Низкие мировые цены на нефть, которые продержатся ещё долго, облегчают и удешевляют его задачу.

С учётом того, что торговля нефтепродуктами составляет более трети белорусского экспорта и даёт около половины валютных поступлений в бюджет, диверсификация источников сырья для белорусской нефтепереработки будет во многом означать диверсификацию белорусской промышленности, да и всей экономики страны. Между тем Лукашенко практически официально объявил курс на политическую «многовекторность» и не скрывает своего намерения заменить политически безальтернативный союз с Россией западной ориентацией. Так что поиск экономической альтернативы России накладывается на задекларированное намерение найти политическую альтернативу российско-белорусскому союзу.

До сих пор постсоветские государства, пытающиеся вырваться из сферы российских интересов и осуществить дрейф на Запад, сталкивались с проблемой разрушения собственной экономики, которая, создаваясь как часть общесоветской, была ориентирована преимущественно на российский рынок как наиболее ёмкий и платежеспособный из постсоветских. Пример Грузии и Украины более чем убедителен. Не минула чаша сия даже прорвавшуюся в ЕС Прибалтику. Даже для микроскопической экономики маленькой Молдавии мечтающая её поглотить Румыния не смогла найти альтернативного российскому рынка сбыта.

Экспорт дешёвых (цена снижалась за счёт получения Белоруссией российской нефти по цене значительно ниже мировой) нефтепродуктов Белоруссией укладывался в схему скрытого субсидирования Россией белорусской экономики и давал не менее половины от ежегодно вкладывавшихся Россией в Белоруссию 9-10 миллиардов долларов. Но за счёт этого экспорта Белоруссия закрепила за собой определённый сегмент европейского рынка нефтепродуктов. При наличии альтернативного России поставщика дешёвой нефти Минск в состоянии самостоятельно удерживать за собой этот сегмент рынка, уходя от односторонней торгово-экономической зависимости от России.

На сегодня американская и саудовская нефть торгуется в мире ниже российской смеси Urals. Это произошло из-за перепроизводства нефти и загрузки мировых хранилищ. В мире образовался жесткий дефицит хранилищ, резко снизить производство в достаточной степени не получается. Нефть приходится отдавать почти даром, а в случае самовывоза иногда и приплачивать за неё. Оптимисты прогнозируют умеренный рост и стабилизацию нефтяных цен уже к началу следующего года, пессимисты говорят о грядущем десятилетии низких нефтяных цен, но в любом случае все согласны с тем, что низкие цены продержатся в течение достаточно долгого промежутка времени.
Это даёт Лукашенко некоторый запас времени на экономическую диверсификацию Белоруссии, которая должна стать базой политической «моговекторности», а фактически перехода к русофобскому курсу. У Минска появляется шанс, а Лукашенко, надо отдать ему должное, до сих пор ни один свой шанс ещё не упустил.

Закупая альтернативную нефть, он выстраивает логистические цепочки. Пока с перебоями работают две: через порт Клайпеды и далее по литовской железной дороге; и в Одесский порт, а дальше по украинской железной дороге, а также с использованием украинской трубопроводной системы. Возможно, появится ещё и польский маршрут. Нетрудно заметить, что маршруты эти выстраиваются с участием наиболее враждебно относящихся к России восточноевропейских лимитрофов, ведущих к тому же безуспешные энергетические войны с Москвой и испытывающих из-за своей русофобской политики серьёзные экономические трудности.

Таким образом, создавая альтернативную логистику для альтернативной нефти, Лукашенко не просто пытается создать для Белоруссии альтернативную российской базу экономического развития, но сделать свою страну центром враждебного России экономического и политического кластера в Восточной Европе. Как ни странно, помогает ему в этом Россия. Самостоятельный выход Белоруссии на восточноевропейский рынок нефтепродуктов обеспечила Москва поставками дешёвой нефти на белорусские НПЗ. А через пару лет после того, как на российские деньги (кредит 10 миллиардов долларов) будет построена белорусская АЭС, Минск получит не только энергетическую независимость, но и возможность экспортировать электроэнергию в соседние страны (это всё те же Прибалтика, Украина и Польша).

При этом надо понимать, что, когда создаются подобного рода логистические цепочки, на их базе возникает большое количество крупных и мелких бизнесов, жизненно заинтересованных в их дальнейшем существовании и в уничтожении конкурирующих кластеров в пользу развития своего. Возникает также личный интерес представителей бюрократических структур, по политическим или по коррупционным мотивам лоббирующих эти проекты. В конечном итоге возникают мощные лоббистские структуры, в некоторых случаях контролирующие политику соответствующего государства.

То, что пытается создать Лукашенко, до сих пор не хватало американцам, чтобы эффективно противостоять России в Восточной Европе. У Вашингтона не было проблем с установлением своего политического контроля над странами региона. Проблема заключалась в том, что их требовалось брать на содержание. Кто-то должен был вливать в них средства, которые раньше вливались СССР/Россией, кто-то должен был обеспечивать им доступ на альтернативные рынки. США попытались возложить эту «почётную» обязанность на Евросоюз. На рынки свои ЕС неофитов не особенно пустил, но материальную помощь, хоть и без вдохновения, оказывал. Однако тучные годы завершились, ЕС денег не хватает уже на поддержку своих старых членов, Восточную Европу стали снимать с довольствия. По американцам кризис тоже ударил, лишних денег у них нет, всех своих союзников они пытаются не просто перевести на самообеспечение, но даже что-то с них сорвать в свою пользу.

Лукашенковская инициатива решает для американцев три задачи:
• создаётся логистика альтернативных российским поставок достаточно крупных объёмов энергоносителей в Европу;
• в Восточной Европе создаётся самодостаточный экономический кластер, объединяющий наиболее русофобские режимы;
• создаётся прецедент ухода государства из российской сферы влияния, не сопровождающегося экономическим крахом.

Американцы получают ключ к эффективной лимитрофной стратегии, направленной против России. В Белоруссии же начинает формироваться то, чего до сих пор не хватало Лукашенко в его попытках дистанцироваться от Москвы, — база общественной поддержки. И она будет тем больше, чем мощнее и значимее будет создаваемый альтернативный экономический кластер. Дело в том, что делающие в его рамках бизнес, работающие в нём, обслуживающие его люди и организации будут объективно вовлечены в конкурентный российским экономический проект. Они будут бороться с Россией не за жалованье, как нынешние «змагары»-грантоеды, а исходя из личных экономических интересов, то есть убеждённо и со знанием дела.

Причём появление такой прослойки неизбежно даже в том случае, если проект окажется экономически неэффективным, поскольку конкретные физические и юридические лица всё равно будут получать прибыль. Ющенко, например, был лично заинтересован в повышении цены на российский газ для Украины, поскольку его коррупционный процент не менялся, но 30% со ста долларов составят тридцать долларов, а с двухсот уже шестьдесят. И Ахметову выгодно поставлять на Украину закупаемый в России донбасский уголь по схемам «Роттердам+» и «Пенсильвания+». В обоих случаях оказывается, что то, что является катастрофой для экономики государства, очень даже выгодно отдельному человеку.

С учётом всех сложившихся обстоятельств американцы могут оказать лукашенковским планам существенную поддержку. Учитывая дешевизну нефти, денег от них не требуется — Лукашенко всё сделает за свой счёт, а поддержать проект политически, подтолкнуть к участию в нём дополнительные страны для Вашингтона не проблема. Если всё получится, американцы соберут сливки и наконец-то покажут товар лицом — продемонстрируют всему миру витрину не получавшегося у них до сих пор лимитрофного «экономического чуда». Если не получится, Вашингтон ни при чём — белорусы сами старались, да и для России, хоть и мелкая, но дополнительная проблема возникнет.

Так что не стоит спокойно сидеть и весело подтрунивать над лукашенковскими попытками добиться экономического суверенитета. Говорят, что раз в год и палка стреляет. У Лукашенко есть шанс. Поэтому, чтобы проект экономической диверсификации Белоруссии гарантированно не состоялся, судьбе надо немного помочь.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews