Ростислав ИщенкоПушкин точен и предельно лаконичен. Он умеет в немногие слова упаковать многие смыслы. И лишних слов у него нет. Помните: «Там королевич, мимоходом, пленяет грозного царя». Всего одно слово «мимоходом». Но как оно характеризует и людей и процесс! Решая более важные проблемы, между делом, некий королевич, заодно грозного (то есть могучего, сильного, опасного) царя пленил (а значит победил и его самого, и войско его, и державу).Я не знаю, была ли это идея Пескова, или само собой так получилось, но российские СМИ, освещая визит президента Путина в Германию, сосредоточились на австрийской свадьбе, тульском самоваре, древней маслобойке, кубанском ансамбле и картине неизвестного (нам, пока) художника. Встреча с Меркель, решение сложных глобальных (в том числе и европейских) проблем состоялись мимоходом. Так, заехал на свадьбу, заодно и какие-то дела порешал.

Между тем, визит в Германию не просто знаковый — переломный. Третий раз за сто лет Рейх оказывается в состоянии жёсткого противостояния с вырастившими и выкормившими его для борьбы с Россией англосаксами. Только на сей раз поумневшая Германия пытается удержать Францию в союзниках (вместо того, чтобы, как два предыдущих раза, громить её) и вовсе не рвётся в поход на Москву. Скорее наоборот, пытается договориться с Россией о совместном противостоянии англо-американской агрессии.

Это очень трудный процесс. Не только история и «ценности», но самое дорогое для бюргерского сознания — рынки, обеспечивающие многомиллиардные доходы, связывают Берлин с Вашингтоном. Вырваться из «братских» объятий без существенного ущерба практически невозможно. Долгое время Германия даже не пыталась, послушно присоединяясь к санкционным режимам. Поначалу их введение ещё оформлялось более-менее достойными поводами, например: «Россия виновата в том, что Запад организовал на Украине государственный переворот и теперь украинцы с упоением убивают друг друга в ходе гражданской войны». Прошло четыре года и санкции вводятся уже за то, что англичане с перепугу убили кота Скрипалей, а также за то, что американцы избрали президентом Трампа, а не Клинтон.

«Сумрачный германский гений» и с этим бы смирился. Потери из-за санкций уже и так понесены, обходные пути найдены. Те, кто может выйти на российский рынок с эксклюзивным предложением на нём остались. Остальные подсчитывают убытки. Россия, под маркой импортозамещения производит коренную перестройку экономики. Сектор, ориентированный на национальное производство, радуется. Сектор, ориентированный на импорт, плачет.

Но тут выяснилось, что американцы хотят забрать у немцев их «корову» — Европейский Союз и доить его самостоятельно. Германии же взамен предоставляется «почётное» право раза в четыре увеличить военные расходы и перейти с российского газа на втрое более дорогой американский.

В этот момент у немцев что-то ёкнуло. Не исключено, что они даже вспомнили, что в последние пять лет своей жизни Гитлер клеймил англо-саксонскую «плутократию» (его термин) даже более нехорошими словами, чем ненавидимых им евреев и славян. В общем до бюргеров дошло, что у Германии есть два пути: или в очередной раз погибнуть, или подружиться с Россией и плавно, но быстро, поскольку время на размышления прошло ещё лет пять назад, переориентировать свою экономику с американского на евроазиатский рынок.

Это очень тяжёлый и болезненный процесс и немцы до конца старались ничего не менять, надеясь, что как-то пронесёт. Не пронесло. Ослабевшая Америка, в обратной пропорции обнаглела настолько, что попыталась решать за Германию какие газопроводы ей строить, а какие «вредят европейской безопасности».