В субботу и воскресенье, 16-17 февраля, прошла очередная Мюнхенская конференция по безопасности. Прошла буднично и почти незаметно. Из мировых лидеров присутствовала только Ангела Меркель, которая, впрочем, тоже собирается в ближайшем будущем оставить большую политику

Ростислав Ищенко

Фактически, «Северный поток — 2» — последний крупный геополитический проект, который будет реализован в ходе канцлерства Меркель. С учётом того, что уже сейчас все заинтересованные стороны (США, Россия, ЕС, Германия) абсолютно одинаково оценивают результат запуска этого газопровода, указывая на неизбежность (в случае достройки «СП-2») быстрой переориентации финансово-экономического ядра ЕС в лице Германии на более тесные связи с Россией, Меркель не может не сознавать, что реализация идеи газопровода навсегда внесёт её имя в историю. Причём место там у неё будет не менее почётным, чем у «объединителя Германии» Гельмута Коля.

Меркель удачно воспользовалась отсутствием на конференции своих главных оппонентов в вопросе о «Северном потоке — 2» (Дональда Трампа и Терезы Мэй), а также ненадёжного, вечно торгующегося французского союзника Макрона и без помех заявила вполне прагматичную позицию. «Северный поток — 2» Германия будет достраивать — этот вопрос не обсуждается. В то же время, в качестве отступного, Берлин готов поддержать новый пакет санкций против России, связанных с инцидентом в Керченском проливе, но желает, чтобы впредь все санкции Запада предварительно согласовывались и одобрялись всеми государствами, чтобы никто не вводил санкции несогласованно, по собственной инициативе. Это даёт возможность противникам санкций их выхолащивать.

В результате новый пакет выльется в «персональные санкции» против российских пограничников, задержавших украинские артиллерийские катера, а также против судей, рассматривающих дела экипажей. Активов в ЕС у них нет, а если им не дадут визу в Испанию, то отдохнуть они могут и в Турции или в Таиланде. Для России как для государства это даже не санкции — просто попытка ЕС, ничего не сделав в поддержку своего украинского союзника, хоть как-то сохранить лицо.

В целом же говорили каждый о своём.

Представлявший Китай член политбюро ЦК КПК Ян Цзечи выразил надежду, что Россия и США вернутся к соблюдению ДРСМД и объяснил, что Китай «против многостороннего подхода» (то есть не собирается вести переговоры о своём участии в модернизированном договоре). Вице-президент США Майкл Пенс уныло объяснял, что Вашингтон не в восторге от того, что его союзники покупают российский газ, а некоторые начинают во все возрастающих объёмах покупать и российское оружие. Сергей Лавров на все претензии отвечал традиционной фразой о нашей готовности вести переговоры по любым вопросам. Все вздыхали, вспоминая бедных японцев, которые уже почти 75 лет ведут переговоры о мирном договоре и начинают уже догадываться, что Россия готова в самом благожелательном и конструктивном ключе договариваться ещё лет сто-двести, а надо будет, так и дольше.

Даже Пётр Порошенко не смог расшевелить эту рутину. Надо отдать ему должное, он очень старался. Несколько раз прямо и косвенно обвинил Россию в агрессии, объяснил, что Украина не в состоянии закончить конфликт по своей инициативе, но при этом добавил, что после начала войны реформы в Киеве взошли как на дрожжах и Украина теперь — «история успеха». В общем, мало кому так везёт с войной.

Выступление Порошенко было лучшим объяснением «истории успеха» Зеленского. Весёлый клоун всегда пользуется большим успехом, чем унылый. Комедия дель арте: Арлекин против Пьеро.

Насколько не верят ни на Западе, ни на Украине в переизбрание Порошенко, показало присутствие в Мюнхене сразу нескольких украинских политиков — от главного конкурента Порошенко на выборах Юлии Тимошенкодо киевского мэра Виталия Кличко. Раньше они в Мюнхен, в отличие от Давоса, не особо рвались. Причём Тимошенко умудрилась обсудить с директором-распорядителем МВФ Кристин Лагард вопросы сотрудничества Украины и Фонда после президентских выборов. С Порошенко эту тему руководство МВФ обсуждать не стало.

В Мюнхене давно не было так спокойно и предсказуемо (возможно, даже никогда не было). Украинская делегация пыталась на внешнеполитической площадке отработать внутриполитическую тематику. Киевские политики пытались пробудить угасший интерес Запада — если не к Украине, то к себе лично.

Запад не реагировал. Конечно, ритуальные фразы были произнесены, но без фанатизма и с оговорками о необходимости устанавливать с Россией конструктивные отношения. Эпоха азартного коллективного давления на Россию канула в Лету. Европа демонстрировала политическую инерцию, связанную с привычкой двигаться в фарватере американской политики, и одновременно понимание того, что продолжение старого курса уже невозможно. Неизбежность «развода» с США уже осознана (не случайно накануне Мюнхенской конференции спецкомиссия ЕС обсуждала технику перехода в торговле нефтью на евро). Но необходимость «брака» с Россией ещё не до конца воспринята в качестве безальтернативного решения.

Прошло всего двенадцать лет с тех пор, как Запад опешил после «Мюнхенской речи» Путина. Она была воспринята как наглый блеф, достойный самого сурового наказания. Сегодня у Путина нет необходимости выступать в Мюнхене. Всё, что требовалось сказать, давно сказано и подкреплено конкретными действиями. Теперь Лавров жалуется, что не может в Мюнхене спину разогнуть из-за количества желающих встретиться и поговорить. Российские предложения на столе, позиция известна, предупреждения сделаны, теперь остаётся только ждать, когда количество евро-американских противоречий перейдёт в качество, когда старые глобалистские элиты в ЕС окончательно уступят место националистическим, когда вялая, ленивая, осторожная, давно отвыкшая от самостоятельных действий Европа решится-таки взять свою судьбу в свои руки.

Если не решится — хуже будет всем, но Европе будет хуже всех. Она рискует повторить судьбу Украины. В буквальном смысле. Кстати, в случае обнуления европейской экономики в начале периода серьёзной политической нестабильности обнулятся и прикупленные в Европе виллы, яхты, квартиры многих богатых россиян. Но я бы не рекомендовал этому радоваться, поскольку резко упадут в цене и принадлежащие российским компаниям промышленные активы. С одной стороны, Европу тогда можно будет дёшево скупить, с другой — не ясно, можно ли будет перезапустить её экономику, без чего всё скупленное — груда металла, камня и стекла.

Об этом пока не говорили в Мюнхене. Но думали именно об этом. И считали ходы. И пытались понять: насколько далеко просчитана выжидательная позиция России? Что лучше: бежать договариваться прямо сейчас или чуть подождать, может нервы не выдержат и Москва первая заявит свою цену? И опоздать страшно, и продешевить обидно.

А Лавров намекает, что скоро придётся говорить с Комиссией ЕАЭС. И собиравшийся в Мюнхен Лукашенко после встречи с Путиным в Сочи решил не ездить и даже делегацию не посылать. Тоже сигнал для Европы думать быстрее.

популярный интернет

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив