Восточная Европа активно выступает против создания «единой европейской армии», а следовательно, любых посягательств на НАТО, так как видит в альянсе не столько защиту от РФ, сколько гарантию своего влияния на политику ЕС.

Ростислав ИщенкоОбъединенный Совет министров иностранных дел и министров обороны стран ЕС согласовал план формирования единой структуры европейской безопасности. То есть возрождена идея формирования европейской армии или собственных вооруженных сил Европейского союза.

Проект не нов. Первый раз его пытались реализовать еще в 1948 году. Созданный тогда Западноевропейский союз (ЗЕС) как раз и предусматривал коллективную оборону от возможного агрессора. Правда, уже в 1949 году, после создания НАТО, собственно европейский компонент оказался подчинен американскому.

Второй попыткой можно считать французскую доктрину «обороны по всем азимутам», провозглашенную де Голем после выхода Парижа из военной структуры НАТО. Амбициозный генерал, мечтавший вернуть Франции былое величие, фактически попытался сыграть роль третьего центра силы (наряду с СССР и США), вокруг которого должна была бы объединиться Европа.

Естественно, США, для которых доминирование на европейском континенте было вопросом принципиальным, не могли допустить развития этого сценария. Хоть формально доктрина «обороны по всем азимутам» сохранялась до начала 90-х годов, фактически после отставки де Голя она стала чистой формальностью. Амбициозные планы были похоронены, и Париж строил свои оборонительные планы в рамках деятельности Североатлантического альянса.

Третья попытка была сделана Европой в средине 90-х. С распадом СССР опасность военного столкновения в Европе сошла на нет. Военный зонтик США стал обременителен для ЕС, который конкурировал с Америкой экономически и резонно считал необходимым подкрепить свой экономический вес самостоятельной военной силой. Тогда и пытались реанимировать ЗЕС и создать с нуля собственные европейские вооруженные силы, не подчиненные НАТО.

В конечном итоге и эта попытка потерпела крах в результате сопротивления Вашингтона, который открыто стимулировал югославский конфликт и уже тогда постепенно начинал поджигать Ближний Восток — именно для того, чтобы продемонстрировать неспособность ЕС самостоятельно решать военно-политические задачи и обосновать необходимость сохранения, расширения НАТО и распространения его «зоны ответственности» с Северной Атлантики на всю планету.

Сейчас мы имеем дело с четвертой попыткой. Она вызвана опять-таки торгово-экономическими противоречиями с Америкой, которые последние двадцать лет только нарастали, а также ростом влияния геополитических оппонентов США (России и Китая).

Поскольку Вашингтон абсолютно доминирует в НАТО, ЕС ограничен в возможности реализовывать собственную международную политику. Без США Европа не в состоянии осуществлять «проекцию силы». Поэтому ЕС приходится поддерживать порой невыгодные для него военные мероприятия США, в то время как Вашингтон практически не позволяет использовать НАТО для военной поддержки политических и экономических амбиций Евросоюза.

То есть можно констатировать, что логика в действиях ЕС присутствует. Европа последовательно, много десятилетий подряд пытается стать самостоятельной военной величиной.

Однако сегодня, несмотря на очевидное ослабление Вашингтона, который уже не в состоянии в одиночку осуществлять доминирование в мире, возможности создания «единой европейской армии» значительно ниже, чем они были в середине и даже в конце прошлого века.

В те времена каждое крупное европейское государство хоть и зависело от НАТО в вопросе противостояния СССР, все же имело собственные сбалансированные вооруженные силы. Более того, ЕС в границах до середины 90-х (Старая Европа —  в современной терминологии) был в состоянии реализовывать скоординированную внешнюю и экономическую политику ввиду наличия реальных общих интересов и высокого уровня интеграции.

С середины 90-х годов в НАТО была принята концепция узкой специализации национальных армий. Одновременно европейские страны максимально урезали военные расходы, переложив всю тяжесть собственной обороны на США (формально на НАТО). В результате как каждая отдельная европейская армия, так и все они вместе потеряли способность ведения масштабных боевых действий без американской поддержки.

Современные натовские структуры фактически обеспечивают руководство союзными армиями в рамках американских стратегических планов. Для того чтобы создать эффективные европейские вооруженные силы, ЕС должен либо перехватить американское руководство натовскими штабными структурами (что невозможно по определению), либо приступить к демонтажу НАТО и замене его собственно европейской штабной организацией. Без этого создание любого количества «объединенных бригад» и «европейских корпусов» ничего не будет стоить, поскольку руководить ими и заниматься тыловым обеспечением все равно будут американские генералы, контролирующие натовские штабы.

Возможно, Старая Европа и нашла бы в себе моральные силы отказаться от НАТО (в 90-е она такую попытку делала), но Новая Европа (в лице прибалтов и бывших восточноевропейских стран Варшавского договора) выступает резко против каких-либо посягательств на НАТО. Они видят в нем не только (а возможно, не столько) защиту от России, сколько гарантию своего влияния (при поддержке США) на политику Евросоюза.

Даже если франко-германскому ядру ЕС удастся переломить восточноевропейскую оппозицию и продавить реальное формирование европейской армии, процесс создания практически с нуля эффективных вооруженных сил — дело не быстрое. Речь идет о десятилетиях.

Даже России, в которой полностью была сохранена штабная структура и сбалансированные вооруженные силы, для вывода их из кризисного состояния, в которое армия погрузилась в 90-е, понадобилось полтора десятилетия активной целенаправленной работы.

Европе надо возрождать практически все, начиная от конкретных объединений, соединений, частей и подразделений, способных вести войны любого масштаба (от локальной до глобальной), заканчивая вооружением и штабами, включая службу тыла. При этом штабная культура германского генерального штаба, способного заниматься соответствующей организационной работой, стратегическим планированием и управлять войсками на театре военных действий, полностью утрачена: она сознательно уничтожена западными союзниками (прежде всего США) после Второй мировой войны. Между тем квалифицированные штабные офицеры высокого ранга не рождаются, они воспитываются годами (а с учетом формирования соответствующих традиций десятилетиями и даже поколениями).

Таким образом, сегодняшняя Европа может мечтать о собственной европейской армии, может предпринимать какие-то шаги по имитации ее создания, может даже начать реализовывать настоящий долговременный план по созданию собственной европейской структуры безопасности. Но до того, как нечто эффективное будет создано, должно пройти лет двадцать согласованной напряженной работы всех наднациональных и национальных структур ЕС.

Учитывая сегодняшний характер взаимоотношений в Евросоюзе и остроту противоречий между его различными членами и группами членов, рассчитывать на реальную согласованную работу всего ЕС не приходится. Если говорить об обозримом сроке лет в двадцать, то за это время можно было бы создать лишь зародыш евроармии в виде объединенных франко-германских вооруженных сил (возможно, при участии Бенилюкса и еще пары государств ЕС — здесь чем меньше участников, тем эффективнее работа).

И то эта армия для начала годилась бы только для наведения порядка и подавления фронды внутри Евросоюза. Для реализации же концепции собственно европейской армии, способной выступать на равных с вооруженными силами США, России или Китая, должно пройти не менее полувека.

В общем, нынешнее поколение европейских политиков может желать создания европейской армии, может даже создать ее симулякр, но если подойти к делу квалифицированно, то реальные результаты сможет пожать лишь следующее поколение (а то и через одно).

Популярный интернет




comments powered by HyperComments

Еще по теме

Ростислав Ищенко (новое видео)
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели