Известный политолог Ростислав Ищенко обнародовал доклад «Севастополь как локомотив адаптации Крыма к российским реалиям». Специально для читателей «ПолитНавигатор» публикует этот масштабный документ в полном объеме.

Ростислав ИщенкоВведение. Два года после «Крымской весны»

В марте 2016 года исполнилось два года крымскому референдуму и официальному вхождению Крыма и Севастополя в состав России в качестве полноценных субъектов федерации. Несмотря на то, что население Крыма всегда считало полуостров частью России, а Севастополь, бывший при СССР закрытым городом союзного подчинения и военно-морской базой и вовсе оказался в составе Украины незаконно, десятилетия нахождения в разных правовом и политическом пространстве с Россией сыграли существенную роль в формировании у жителей города и полуострова особой ментальности, отличие которой от ментальности населения материковой России отмечает каждый непредвзятый наблюдатель. Если коротко определить суть этого отличия, то следует сказать, что в Крыму и в Севастополе гражданское общество значительно слабее, чем в материковой России.

С одной стороны, как показала «Крымская весна» люди готовы объединяться и совместно отстаивать свои интересы, в том числе и путём акций гражданского неповиновения. С другой, «Крымская весна» всё же была уникальным случаем, когда под угрозой находились не абстрактные права, даже не экономические интересы, а сама жизнь русского населения Крыма и Севастополя. То есть, выступление произошло в критической ситуации и являлось актом самозащиты в ходе уже разгоравшейся после государственного переворота в Киеве гражданской войны.

Сразу после того, как ситуация успокоилась, а Крым и Севастополь оказались в составе России, чем была обеспечена их безопасность и практическая недосягаемость для киевского режима, творческая, самодеятельная энергия масс резко пошла на убыль. Главной идеей двух лет развития новых субъектов федерации была надежда на то, что федеральный центр каким-то волшебным образом найдет насколько десятков тысяч новых, исключительно порядочных и никак не связанных с украинским прошлым чиновников, которые сразу же обеспечат жителям Крыма и Севастополя комфортное существование, экономический рост и, главное, удовлетворение чувства социальной справедливости.

То, что по факту подавляющее большинство украинской бюрократии осталась на своих местах, просто перейдя на российскую службу, нервировало политически активных граждан, которые от некоторых из этих чиновников отстаивали свою русскость в период пребывания полуострова и Севастополя в составе Украины.

Не вполне оправдались и экономические ожидания. Доходы бюджетников и престиж их профессий, особенно характерной для Крыма в целом и особенно для Севастополя в частности профессии военного, значительно возросли. Но, в то же время, для малого и среднего бизнеса (а это большая часть бизнеса в Крыму и в Севастополе) переход из украинской в российскую юрисдикцию был связан с некоторыми трудностями и даже потерями. У многих (в том числе далеко не у олигархов) возникли проблемы, связанные с тем, что в украинской системе координат большая часть законов и требований не действовала, их требования обходились за счёт взяток. При этом, даже те, кто не желал работать звеном коррупционного механизма, были не в состоянии добиться выполнения требований закона. Естественно, что столкнувшись с российской системой, в которой с коррупцией борются и потому законы выполняются (а остающиеся коррупционные схемы являются неочевидными и хорошо замаскированы их организаторами) бизнес некоторое время пребывал в растерянности, не понимая как себя вести. Тем более, что перешедшее на российскую службу украинское чиновничество открыто рассчитывало, что с переменой флага, не изменится содержание деятельности и, вместо активной помощи населению и предпринимателям в адаптации к новым реалиям, пыталось выяснить кому, куда и сколько теперь надо будет «заносить», чтобы всё было по-прежнему.

Наконец, определённые проблемы возникли и в связи с санкциями, наложенными ЕС на полуостров и Севастополь, а также благодаря стремлению Украины максимально осложнить жизнь населению вернувшихся в Россию регионов. Несмотря на то, что полностью сорвать курортный сезон ни в 2014, ни в 2015 году не получилось, в 2016 году такая попытка несомненно будет повторена.

Все эти проблемы не критичные. Как свидетельствуют данные социологов, Крым и Севастополь своего отношения к «Русской весне» не изменили и, если бы референдум состоялся сейчас, решение принятое в марте 2014 года вновь было бы поддержано. Тем не менее, они требуют скорейшего решения.

Позитивная динамика, связанная с помощью федерального центра, будет скоро исчерпана. Строительство энергомоста завершится весной 2016 года. В период до 2018 года завершится строительство в Крым Керченского моста, газопровода, ремонт крымских дорог. Полуостров и Севастополь будут всё более и более становится обычными российскими регионами. Им будут меньше давать и больше требовать. В том числе, будут требовать и наполнения государственной казны за счёт эффективного хозяйствования, а не жизни на субвенции из центра.

Если к этому времени, крымские и севастопольские власти не смогут создать эффективный административный аппарат, не добьются полной адаптации (в том числе ментальной) не только бюрократии, но и населения к российской политической, административной, экономической и юридической реальностям, то социальная напряжённость в регионе может быстро вырасти, только за счёт того, что население вновь (как это было при Украине) начнёт отделять себя от местной власти, рассматривать её, как чужую и чуждую, пытаться апеллировать напрямую к федеральному центру.

Таким образом, главная задача, стоящая перед нами – определить действенные механизмы решения крымских и севастопольских проблем, с учётом особых условий, в которых сейчас оказались данные регионы.

При этом, мы должны учитывать не только общие для города и полуострова факторы, но и существенные различия между ними. Именно эти различия и дают нам основания считать, что наиболее действенным методом решения указанных проблем будет метод «передового примера». То есть, необходимо выделить регион, в котором легче добиться быстрого успеха и сделать его локомотивом и витриной реформ на всём полуострове. Продемонстрировать на очевидном примере, что быстрая адаптация к российским реалиям и достижение успеха возможны в самые сжатые сроки.

С нашей точки зрения таким ведущим регионом, в силу целого ряда причин, которые мы рассмотрим ниже, может быть только Севастополь. Но вначале необходимо чётко определить не только те проблемы, которые прорастают на самом полуострове, но и общие проблемы России, ограничивающие возможности динамического развития Крыма.

При этом надо понимать, что Севастополь от Крыма не отделим и в городе не может быть намного лучше, чем на полуострове, равно как и Крым никогда не сможет по уровню жизни далеко оторваться от Севастополя. Единственный возможный вариант разъединения этих двух сообщающихся сосудов – восстановление статуса закрытого города федерального подчинения (как было при СССР) пока не рассматривается.

Для того, чтобы использовать адекватные механизмы изменения ситуация, необходимо предварительно определить воздействующие на неё негативные факторы, создающие нам проблемы, а также выделить позитив, который необходимо сохранить и развивать, на который опираться.

Начать, естественно, необходимо с проблем.

Часть 1. Проблема окончания переходного периода в контексте общего политического и экономического положения России.

Проблемы у Севастополя и Крыма, во многом общие. Поскольку мы рассматриваем город в качестве возможного локомотива (витрины) интеграции полуострова, то мы будем говорить о проблемах Севастополя, подразумевая, что во всех случаях, кроме тех, когда сделана специальная оговорка, они являются, одновременно и проблемами Крыма.

Некоторые частности, связанные с субъективным восприятием населением города процесса перехода от украинской реальности к российской мы уже рассмотрели во введении. Чтобы полностью очертить эту проблему, необходимо ещё учесть наличие у населения завышенных ожиданий. Общая эйфория от того, что долгожданное возвращение Севастополя в состав России, состоялось так быстро и неожиданно, тем более на фоне драматических событий, разворачивавшихся в этот период на остальной территории Украины, а также начавшейся и до сих пор идущей гражданской войны в Донбассе, вызвала естественное ощущение завершённости процесса в тот момент, когда он только начинался. Вхождение в состав России воспринималось населением, как конечная точка, достижение окончательного результата и решение всех проблем. В то время, как на самом деле это было началом возможно не очень долгого и не сверхтрудного, но непростого и не одномоментного переходного периода. Из этого проистекала болезненная оценка народом того факта, что со сменой флага не произошла моментальная смена системы и людей, олицетворявших эту систему.

Впрочем, проблемы, связанные с психологической адаптацией населения к переходному периоду привлекают повышенное внимание средств массовой информации и экспертов преимущественно за счёт своей яркой эмоциональной окрашенности. На самом деле значительно более серьёзное влияние на ситуацию в городе оказывают общие политические и экономические проблемы, с которыми сталкивается вся Россия.

В первую очередь, не следует забывать, что международно-правовой статус Крыма и Севастополя не является окончательно определённым. Переход этих территорий в российскую юрисдикцию не признан Украиной, не признан большинством государств планеты и не признан на уровне уполномоченных международных организаций (ООН, ОБСЕ). Это не так мало, как может показаться, поскольку именно в связи с непризнанием изменения государственной принадлежности Крыма и Севастополя введены санкции США и ЕС как против этих двух субъектов федерации, так и против России в целом.

Когда мы говорим о санкциях, то чаще всего имеем в виду их финансовую и экономическую часть. При этом, как правило, она характеризуется тем, что хоть санкции и нанесли России ущерб, ещё больший ущерб они нанесли ЕС, а для России оказались даже полезны, поскольку стимулировали политику импортозамещения.

Это, конечно, правда. Экономические санкции не смогли «разорвать в клочья» экономику России и стимулировали импортозамещение. Тем не менее, далеко не все группы товаров, которые Россия импортировала из ЕС можно также легко заменить, как польские яблоки. С высокотехнологичными товарами ситуация далеко не всегда бывает столь же радужной. В частности, это касается и флота – основы севастопольской жизни. Строительство отдельных серий боевых кораблей, в том числе и для черноморского флота было задержано, поскольку пришлось срочно заменять газотурбинную установку импортного производства на отечественную. Некоторые российские банки, включая государственный «Сбербанк» до сих предпочитают не работать в Крыму и в Севастополе именно в связи с санкциями. Аналогичные проблемы поначалу были и с мобильными операторами.

Но главная проблема санкций заключается в том, что ограничивается возможность международного сотрудничества, освоения внешних рынков, промышленными предприятиями Севастополя, а это искусственно ограничивает возможности роста производства.

В некоторых случаях возникает проблема признания российских паспортов, выданных жителям Крыма. То есть, сам факт наличия российского гражданства с крымской регистрацией может послужить основанием для отказа в визе в США или в страну-член ЕС.

Все эти проблемы можно пережить. Большинство населения с ними вообще не сталкивается в повседневной жизни. Однако их нельзя игнорировать, поскольку они замедляют экономическое развитие Севастополя, ограничивают его возможности по переходу из разряда дотируемых регионов в разряд регионов-доноров бюджета.

Причём происходит это на фоне общего глобального системного кризиса, который уже фактически привёл к стагнации мировой экономики и довольно существенно отразился на экономике российской, которая пережила не просто замедление роста, но небольшое сокращение ВВП. Кроме того, падение мировых цен на товары сырьевой группы, которое, несмотря на рост доли готовой продукции с высокой добавленной стоимостью в российском экспорте в последние годы, всё же обеспечивает большую часть валютных доходов бюджета, ограничило финансовые возможности федерального центра.

Санкции, а также деструктивная позиция Украины, заставили искать новые рынки и новые пути доставки российских товаров потребителю, а в том, что касается Крыма и Севастополя – выстраивать новую логистику обеспечения города и полуострова необходимыми ресурсами (включая водные и энергетические), прокладывать новые транспортные артерии. Всё это также не могло не отразиться на эффективности хозяйственной деятельности в городе и на полуострове.

На материковой территории Украины, на границе с Крымом продолжается и нарастает военная активность. Периодические обещания Киева вернуть Крым военным путём заставляют относиться к ней серьёзно. Соответственно наращивается и российская группировка в Крыму. На сегодня она уже составляет свыше 40 тысяч солдат и офицеров различных родов войск и видов Вооружённых Сил. С учётом резко ухудшившихся отношений с Турцией, активизации исламистских экстремистских организаций, а также небольшой, но активной группы экстремистски настроенных крымских татар, во главе с Джемилёвым и Чубаровым, которые покинули Крым, но выступают за его возвращение Украине, а в последнее время начали вновь обсуждать планы создания независимого крымскотатарского государства (или хотя бы автономии) под турецким протекторатом в Крыму, можно ожидать, что военная активность России на полуострове и в Севастополе будет только нарастать. Тем более, что Севастополь, как база Черноморского флота, боевые возможности которого были ярко продемонстрированы в ходе сирийской операции и далее будут только нарастать (в общей сложности одних только новейших фрегатов в ближайшие годы планируется для построить для ЧФ 12 штук), является серьёзным раздражителем для геополитическим оппонентов России.

Характерно, что на Украине, в официальном издании флота Украины, продолжают считать дни до заявленного ещё Ющенко вывода ЧФ из Севастополя в 2017 году. С тех пор и харьковские соглашения, продлившие пребывание флота до 2042 года были подписаны и ратифицированы, а Россией даже в одностороннем порядке денонсированы в связи с событиями «Крымской весны», и Крым с Севастополем уже стали Россией, но Украина продолжает считать, что флот должен покинуть базу в Севастополе в 2017 году. Можно не сомневаться, что если украинское государство просуществует до 2017 года, то против флота и Севастополя будут организованы провокации.

В результате сложившейся геополитической ситуации, а также состояния дел в мировой экономике, Россия, в том числе, Крым и Севастополь, с одной стороны недополучают доходы, а темпы развития экономики падают, с другой, от центра требуется обеспечить безопасность полуострова и базы флота в условиях отчётливой военной опасности, при том, что в нападении на Севастополь при определённых условиях могут принять участие некоторые страны-члены НАТО. Возможно, что только уже состоявшийся и убедительно продемонстрированный рост боеготовности флота, а также общее усиление крымской группировки российских войск, резко охладили воинственный пыл Анкары. Но это не значит, что угроза полностью снята. Она лишь несколько отодвинута.

Понятно, что увеличение количества войск, расквартированных на полуострове и в городе, ложится определённым бременем и на местную власть. Им необходимо найти места для расквартирования, восстановить старые (заброшенные при Украине) или оборудовать новые полигоны, военные городки и т.д. С учётом общей изношенности инфраструктуры, оставшейся со времён СССР и ни практически не обслуживавшейся при украинской власти (только эксплуатировавшейся) – задача не из лёгких.

Кроме того, военнослужащие и их семьи являются дополнительной нагрузкой для далёких от совершенства систем образования, здравоохранения, жилищно-коммунального сектора и прочих систем социального обеспечения. Данным системам необходимо не только в кратчайшие сроки обеспечить завершение переходного периода (о завершении официально объявлено, но по факту переход ещё окончательно не завершён).

У Севастополя есть и своя особая проблема. Во время его нахождения в составе Украины родилась концепция его превращения из базы флота в туристический центр. Нельзя сказать, чтоб она активно претворялась в жизнь, но в общественное сознание вошла достаточно прочно. На сегодня она продолжает существовать, как один из вариантов развития города. Правда теперь уже предлагается совместить базу флота и туристический центр.

В ситуации Севастополя подобное вряд ли возможно.

Растущий флот будет требовать новых причальных стенок, доков, ремонтных мощностей и прочего. С учётом намерения России восстановить постоянное дежурство в Средиземном море соединения кораблей, а в будущем, возможно восстановить Средиземноморскую эскадру, тыловую базу которой обеспечивал именно Черноморский флот, лишнее место в Севастополе не предвидится. Даже, если город останется открытым и въезд в него не будет ограничен, он физически не сможет конкурировать с регионом Большой Ялты по удобству размещения потенциальных туристов и по количеству, которое город способен разместить.

Здесь есть и чисто технические ограничения. Например, город получает 75% водных ресурсов из Чернореченского водохранилища. Это не может гарантировать стабильное обеспечение водой, поскольку водохранилище далеко не каждый год нормально заполняется. Руководство города пытается изыскивать дополнительные источники водных ресурсов, путём эксплуатации новых подземных источников, а также манёвра существующими ресурсами. Это дало возможность преодолеть кризис октября 2014 года (когда Севастополь испытывал нехватку водных ресурсов) и более-менее уверенно пройти 2015 год. Однако, к осени 2016 года ситуация будет зависеть от того, насколько заполнится то же самое Чернореченское водохранилище.

Большие потоки туристов резко увеличат нагрузку на систему обеспечения города водой. С ростом Черноморского флота и обслуживающих его предприятий, необходимость в дополнительных водных ресурсах также будет возрастать. Следовательно на сегодня невозможно гарантировать развитие Севастополя, как крупного туристического центра, даже исходя из одной только данной проблемы.

Невозможность реализации концепции Севастополя – центра туризма влечёт за собой конкретные экономические последствия. Так, например, малый и средний бизнес, который в Крыму, особенно на южном берегу всецело ориентирован на сферу обслуживания туристов будет иметь в Севастополе условия для развития хуже, чем в соседней Ялте. Учитывая же, что расстояние между ними преодолевается на автомобиле за час, то вполне понятно, что работающим в сфере туризма севастопольским бизнесменам будет интереснее ориентироваться на соседние туристические города (Ялта, Евпатория, другие), чем пытаться конкурировать в собственном городе.

То есть, корректировка концепции развития города в сторону его традиционной роли, как базы флота, вызовет непонимание части жителей, которые за прошедшие годы и десятилетия (когда флот стагнировал) успели связать свою жизнь с туристическим бизнесом и рассчитывали на его быстрое развитие уже при российской власти.

Всё сказанное не значит, что туризм и связанный с ним бизнес совсем не смогут развиваться в Севастополе. Это всего лишь означает, что они всегда будут занимать второстепенное, подчинённое положение по сравнению с главной функцией города, как базы Черноморского флота.

Почему же мы, скептически оценивая перспективы развития Севастополя в качестве крупного туристического центра, всё же считаем, что именно он, а не какой-то другой регион, может оказаться локомотивом адаптации всего Крыма к российским реалиям и создания витрины «Крымской весны»? Ведь Крым в глазах граждан России – в первую очередь, центр оздоровительного туризма. И, в значительной мере, так оно и есть на самом деле.

Какие же у Севастополя есть преимущества, способные обеспечить ему резкий рывок, по сравнению с остальным полуостровом?

Часть 2. Преимущества Севастополя.

С нашей точки зрения, необходимо использовать тот фактор, который при украинской власти считался, да и сейчас ещё определяется некоторыми, как недостаток Севастополя, а именно преимущественно военный его характер, как базы флота.

Что нам даёт такой подход?

Во-первых, по сравнению с остальным Крымом Севастополь имеет небольшую территорию. Это компактно расположенные промышленные зоны и городская застройка, а также Государственный историко-археологический музей-заповедник «Херсонес Таврический». На маленькой территории всегда проще навести порядок, чем на большой, хотя бы потому, что органы и структуры власти в Севастополе те же, что и в Крыму, Севастополь обладает такими же правами субъекта федерации, как Республика Крым. Но в Севастополе все эти структуры руководят фактически одним городом, в то время, как у крымского руководства таких городов (каждый со своими проблемами) десятки.

Во-вторых, в Севастополе отсутствует проблема крымских татар. Они практически не селились в городе. Между тем, процесс узаконивания бывших меджлисовских самозахватов и решения других многочисленных проблем, которые не решались украинскими властями два с половиной десятилетия, является серьёзной головной болью для крымских властей. Севастополь данной проблемы счастливо избежал.

В-третьих, население Севастополя в социально-политическом и этническом смыслах значительно более едино, чем население Крыма. Единство запросов населения существенно облегчает власти работу по реализации этих запросов. Нет необходимости тратить время на приведение к общему знаменателю противоречащих друг другу интересов разных общин (причём не только национальных, но и территориальных).

В-четвёртых, присутствие флота не только создаёт проблемы его обустройства, но и является серьёзным подспорьем городским властям. Флот обладает крупными материальными резервами, которыми может подстраховать власти города в форс-мажорной ситуации. Что значительно важнее, флот – это большое количество хорошо оплачиваемых офицеров и членов их семей. Они создают устойчивый спрос для сферы обслуживания. Их запросы, безусловно несколько отличаются от запросов посещающих Крым туристов. Но зато, в отличие от туристического бизнеса, который активен только в сезон (с июня по сентябрь), платежеспособный спрос со стороны флотского контингента присутствует постоянно.

В-пятых, флот создаёт в городе рабочие места далеко не в одной только сфере обслуживания. ГУП «Центральное конструкторское бюро «Черноморец», ГУП «Севастопольский морской завод имени Серго Орджоникидзе», ГУП «Балаклавский судоремонтный завод «Металлист», филиал ОАО «ЦС «Звездочка» — предприятия, традиционно работающие в городе ещё с советских времён. Рассматривают возможность размещения производственных мощностей в Севастополе ООО «КТЭЗ «Сатурн», ООО «Завод Спектр», ООО «СПЗ ПАРУС», ООО «Завод судовой светотехники «Маяк». Можно совершенно точно сказать, что в Севастополе руководителей этих предприятий привлекает не климат, а перспективы сотрудничества с флотом, выполнения его заказов, проведения необходимых флоту работ. Между тем восстановление старого промышленного потенциала города и привлечение в него новых производств в кратко и среднесрочной перспективе поставит в повестку дня вопрос обеспечения их квалифицированными кадрами. Появится большое количество хорошо оплачиваемых рабочих вакансий (уже сейчас, на некоторых севастопольских предприятиях средняя зарплата достигает 30 тысяч рублей). Следовательно возникнет необходимость развития на месте системы профессионально-технического образования. Причём заинтересованы в её создании будут не только городские власти, но, в первую очередь, руководители размещённых в городе предприятий. При минимально разумной организации процесса сосредоточенная в городе промышленность будет активно инвестировать в городскую систему образования.

То же самое касается и системы здравоохранения и коммунального сектора. Это Крым – регион и можно жить в Алуште, Гурзуфе или Ялте, а на работу ездить в Симферополь. Севастополь – город. И командование флота, и руководители сосредоточенных на территории города предприятий заинтересованы в обеспечении нормальных условий жизни своих сотрудников, а во многих случаях и своих семей. При крайне высокой концентрации военных и производственников севастопольские власти могут рассчитывать на оперативную и всеобъемлющую поддержку в решении городских проблем.

В-шестых, город, безусловно не откажется полностью и от работы с туристами. В конце концов, в Севастополе достаточно достопримечательностей. Просто надо понимать, что туризм никогда не станет для города главным бизнесом. Более того, в силу особенностей, связанных со статусом города, как военной базы, некоторого его отдаления от основных туристических мест как южного берега, так и курортов западного побережья полуострова, Севастополь не может рассчитывать на большое количество туристов, приехавших на длительное время. Скорее всего, основной поток будут составлять люди приехавшие на один-два дня посмотреть город, в то время как надолго они остановились в той же Ялте или Евпатории.

Такой характер туристического потока окажет определяющее влияние не только на вспомогательный характер туристической отрасли в городском хозяйстве, но и на её структуру. Компании, организовывающие экскурсии по городу и его окрестностям, места, где можно быстро, качественно и за умеренную цену перекусить будут явно более востребованы, чем характерные для других городов Крыма мини-отели и пляжная инфраструктура.

То есть, мы имеем дело в первую очередь с военной базой и лишь во вторую – с туристическим центром, объективно уступающим по привлекательности большинству традиционных крымских мест отдыха.

Заметим, что такая структура экономики Севастополя придаёт ей нехарактерную для Крыма устойчивость. Руководству города не надо сушить голову над тем, как продлить курортный сезон и что делать зимой с людьми, которые летом зарабатывают за счёт предоставления услуг туристам. Экономика Севастополя не является сезонной. Флот и заводы круглый год функционируют в одном и том же режиме. Туристы являются лишь приятным дополнением к традиционным источникам городского бюджета.

Кстати, промышленный характер города проявился уже за первые два года его нахождения в составе России. За 2015 год промышленные предприятия и предприятия перерабатывающих отраслей показали рост в 10-15%. Производства вина увеличилось в полтора раза, а вылов рыбы почти в два раза. То есть уже сейчас, ещё до основной модернизации, до прихода крупных инвестиций именно промышленность Севастополя демонстрирует очень неплохой потенциал роста. В перспективе, с развёртыванием деятельности флота, ростом числа обслуживающих его предприятий и их филиалов в городе и размещением на них заказов флота, состав которого в ближайшие годы должен вырасти в два-три раза (что приведёт к соответствующему росту работ по обслуживанию) темпы роста промышленного производства в городе должны нарастать. Эта тенденция должна будет сохраняться как минимум ближайшее десятилетие.

Следовательно в ближайшие годы, Севастополь должен будет пережить резкий рост промышленной деятельности, приток инвестиций, как в модернизацию старых предприятий, так и в создание новых, создание большого количества новых рабочих мест в промышленном секторе. Скорее всего за этим последуют инвестиции промышленных предприятий в социальную и коммунальные сферы.

В целом, устойчивая, не зависящая от капризов туристического рынка и даже обыкновенной погоды экономика и флот, как постоянный источник платежеспособного спроса как на продукцию промышленных предприятий, так и на услуги сферы обслуживания, компактная территория, которую гораздо легче обустроить, а также идеологическая и этническая однородность населения, дают Севастополю существенные преимущества перед Крымом и позволяют надеяться на его опережающий, по сравнению с общекрымским, рост.

Часть 3. Организация ответственной власти, её структурирование и взаимодействие различных её сегментов, как решающий фактор в деле решения, стоящих перед городом проблем.

Однако, как уже было нами отмечено выше, не только достаточным, но и необходимым условием реализации любых амбициозных планов является чёткая и слаженная работа властей Севастополя, их конструктивное взаимодействие в рамках единой концепции развития города.

С этой точки зрения логичным является поддержанное Законодательным собранием города предложение президента Владимира Путина о назначении на должность главы города Сергея Меняйло.

Во-первых, на военной службе вице-адмирал Меняйло занимал позицию заместителя командующего тем самым Черноморским флотом, главной базой которого является Севастополь. Следовательно, он обладает хорошими личными связями с действующим руководством флота, что должно облегчить взаимодействие между флотом и городскими властями.

Во-вторых, до этого Сергей Меняйло командовал Новороссийской базой – второй по значению базой Черноморского флота, которая как раз под его командованием активно развивалась. То есть, у него есть опыт работы, аналогичной той, которую предстоит провести в Севастополе, а также опыт взаимодействия со стороны флота с гражданскими властями крупного города, являющегося базой флота.

В-третьих, Сергей Меняйло встретил «Крымскую весну» будучи руководителем ГП «Крымские морские порты», то есть, знаком и с непосредственной хозяйственной деятельностью, имеет опыт управления крупным промышленным предприятием, сродни тем, с которыми ему необходимо взаимодействовать в статусе руководителя субъекта федерации.

В-четвёртых, вице-адмирал Меняйло является не только непосредственным активным участником «Крымской весны», обеспечивавшим взаимодействие гражданских активистов Севастополя с Черноморским флотом и координацию их усилий по нейтрализации украинских воинских частей, расквартированных на территории города. Он ещё и возглавлял отряд кораблей Черноморского флота, оправившийся к берегам Абхазии во время грузинской агрессии против Северной Осетии, известной как «война 08.08.08».

Фактически сегодня исполнительную власть в Севастополе возглавляет человек, лично знакомый со всеми аспектами деятельности военных, гражданских и хозяйственных структур, задействованных в обеспечение нормального функционирования главной базы флота, размещённой в крупном приморском городе, одновременно являющемся портом и, частично, туристическим центром.

Сегодня его задачей является применение этого опыта в конкретных условиях Севастополя, который, в отличие от того же Новороссийска, ещё два года назад находился в политическом и правовом пространстве другого государства и который, формально завершив переходный период, ментально (на уровне восприятия значительной частью населения и даже чиновничества) всё ещё в нём находится.

Последний факт несколько усложняет задачу, но не делает её неразрешимой. Плюсом является достигнутое в ходе борьбы с украинизаторскими поползновениями Киева и окончательно оформившееся во время «Крымской весны» идеологическое единство населения, безоговорочно поддерживающего политику российской власти, направленную на восстановление статуса Севастополя как главной базы флота не только в формально-политическом, но в конкретном материальном смысле.

Для успешного решения городских проблем уже в краткосрочной перспективе исполнительная власть нуждается только в активной поддержке Законодательного собрания города, что, безусловно, не исключает конструктивной дискуссии депутатов по важным для города и, тем более, спорным вопросам.

Сегодня исполнительная власть, к сожалению, не опирается в законодательном собрании на абсолютное большинство. Несмотря на то, что идеологически и в плане стратегической концепции определяющей Севастополь, в первую очередь, как базу флота и население, и депутаты едины, по конкретным тактическим вопросам периодически возникает нешуточная борьба, отголоски которой иногда выплёскиваются даже на федеральный уровень.

Внешне эта борьба представляется как межличностные столкновения, однако за позицией каждой личности в политике всегда стоит интерес её группы поддержки. Применительно к Севастополю мы можем констатировать, что в городе идёт борьба концепций бывшего украинского бизнеса и замкнутых на российскую государственную службу государственников.

И одни, и вторые искренне считают, что защищают интересы России и Севастополя. Никто не ставит под сомнение результаты «Крымской весны» и статус города, как базы флота. Просто бывшие украинские, а ныне российские бизнесмены, привыкшие за десятилетия противостояния с украинским государством чувствовать себя автономными единицами, которые от государства ничего не ждут (особенно хорошего), в дела государства не вмешиваются, а решают свои местные проблемы самостоятельно, опираясь на личные связи и контакты с местной властью, исходят из того, что теперь, после завершения «Крымской весны» Москва пусть занимается обустройством флота, развивает городскую промышленность, поддерживает социальную сферу, но не лезет в сферу их интересов. В городе хозяевами должны быть они.

Государственники же понимают, что развитие города невозможно без тесного взаимодействия с флотом, который по сути составляет основу городской экономики. Что тот же городской малый и средний бизнес только в том случае будет развиваться и процветать, если будет работать в тесном контакте и в рамках единой концепции с флотом и с предприятиями, которые флот обслуживают. Не может быть успешного малого бизнеса, который был бы не связан с градообразующими предприятиями. Это верно для любого города, а для Севастополя, вся экономика которого была выстроена в советское время и будет выстроена в России вокруг обеспечения интересов флота, верно вдвойне.

Как видим, эти интересы не являются диаметрально противоположными. И бизнесменам-автономистам надо, чтобы флот находился в городе, и флоту нужны их услуги. Скорее непонимание, а не противоречия возникает исключительно потому, что весь предыдущий опыт севастопольского бизнеса формировался в условиях украинской реальности, которая не предполагала эффективного взаимодействия государственного и частного уровня на основе одних и тех же, для всех обязательных законов, на взаимовыгодной основе и в рамках единого представления о стратегическом пути развития региона. На Украине бизнес привык к тому, что свой кусок у государства надо вырвать и спрятать, иначе отберут. Бизнес привык рассматривать государство не как партнёра, но как конкурента. Отсюда попытка, раз уж представилась такая возможность, создать собственную фракцию и, угрожая государству блокированием продвигаемых им законопроектов, вплоть до саботирования актов, необходимых для приведения юридического пространства Севастополя в соответствие м общероссийским, выторговать себе особые преференции.

Такой подход не способен остановить развитие базы флота, но может существенно затормозить развитие города. В том числе и в первую очередь, развитие той самой, намертво связанной с флотом, промышленной базы городской экономики, которая жизненно необходима самому севастопольскому малому и среднему бизнесу. Без неё он не способен не только развиваться, но даже элементарно выживать.

Как видим, доминирующая идея в городе никем из основных политических сил не оспаривается. Логика развития городского хозяйства в рамках ориентации на флот и связанную с ним промышленность также не вызывает отторжения. Интересы государственной бюрократии, бюджетников, флота, связанных с ним предприятий и севастопольского бизнеса практически совпадают.

Элемент непонимания или неких необоснованных опасений легко преодолим в ходе свободной дискуссии в том же Законодательном собрании или в его комитетах. Главное, чтобы все политические силы города, отбросив личные амбиции, действительно стремились к тому, что было названо в Москве «севастопольским консенсусом».

Ещё раз обратим внимание, что речь шла о «севастопольском консенсусе», как о методе ускорения развития не только города, но всего Крыма. То есть значение Севастополя, как ключевой точки – локомотива развития Крыма очевидна и для федерального центра.

Однако будет ли эта концепция реализована зависит, в первую очередь, от самих севастопольцев.

Заключение. Выводы

Суммируя сказанное, приходим к следующим выводам:

1. Севастополь является единственным регионом в Крыму, способным к развитию за счёт эффективного использования собственных ресурсов. Это уникальное положение позволяет ему стать локомотивом вхождения всего Крыма в российскую политическую и хозяйственную реальность и витриной «Крымской весны».

2. Адекватное использование имеющихся возможностей способно заставить федеральный центр сосредоточить своё внимание и основную массу выделяемых для двух новых субъектов федерации ресурсов именно на Севастополе, что дополнительно ускорит его развитие.

3. Ключевое значение для экономики города имеет тот факт, что он является главной базой Черноморского флота России. Как ежедневные потребности флота, так и работа связанных с флотом предприятий, создают в городе благоприятную инвестиционную среду, способствуют опережающему развитию социальной сферы, созданию в городе регионального центра профессионально технического обучения, поддержке коммунального хозяйства. В целом, связь с флотом делает экономику Севастополя устойчивой и прогнозируемой, не зависящей от сезонных колебаний, предопределяет её динамичное развитие.

4. Флот и связанная с ним промышленность обеспечивают благоприятные условия для развития в городе малого и среднего бизнеса, ориентированного на удовлетворение их социальных и бытовых нужд, а также на выполнение небольших (не интересных для крупных предприятий) заказов.

5. Туризм, в отличие от курортных городов южного берега, не может стать основой городской экономики Севастополя. Он будет играть важную, но вспомогательную роль, а по своей структуре будет качественно отличаться от туризма на ЮБК. Ориентация малого бизнеса исключительно на туризм, как это происходит во многих городах Крыма, в Севастополе невозможна. Работа предприятий сферы обслуживания в Севастополе не должна носить сезонный характер. Они должны ориентироваться на платежеспособный спрос, обеспечиваемый офицерами флота, их семьями, а также сотрудниками, обеспечивающих выполнение заказов флота промышленных предприятий. Туризм в летнее время является приятным дополнением к основной деятельности, но не более того.

6. Город обладает адекватной исполнительной властью, имеющей опыт решения аналогичных проблем на разных уровнях, хорошие связи с флотом и осознающей первоочередные потребности города и способы их решения.

7. Противоречия фракций Законодательного собрания не носят принципиальный (идеологический) характер. Концептуально взгляды противостоящих фракций близки. Речь скорее может идти, о непонимании позиции партнёра или о личных амбициях. В целом разногласия легко преодолимы в рамках конструктивного диалога ради достижения «Севастопольского консенсуса».

8. Крым и Севастополь едины или, как минимум, очень близки с точки зрения ментальности и ближайшего исторического прошлого. Успех Севастополя гарантирует последующий успех Крыма.

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели