Мы мало обращаем внимания на ситуацию в Йемене, где арабская суннитская коалиция ведёт боевые действия против поддерживаемых Ираном шиитских повстанцев (хуситов). Периодически отдельные патриотически настроенные эксперты сообщают об очередном крупном поражении Саудовской Аравии и созданной ею коалиции, намекая на то, что окончательная победа хуситов не за горами. Мол, слишком обременительна эта война для Эр-Рияда и его союзников.

Победа хуситов весьма сомнительна

За последнюю неделю хуситские победы в патриотических кругах отмечались дважды. Во-первых, после заявления Объединённых Арабских Эмиратов о том, что они уберут свои войска с фронта и сосредоточатся на борьбе с запрещёнными в России «Аль-Каидой»* и ИГИЛ* в тылу. Во-вторых, в связи с удачными ударами баллистических ракет хуситов по территории Саудовской Аравии (уничтожен комплекс «Пэтриот», поражено скопление военнослужащих и бронетехники коалиции, временно приостановлена работа аэропорта города Джизана — центра одноимённой саудовской провинции, граничащей с Йеменом).

Надо отдать должное хуситам, они действительно умело противостоят коалиции арабских государств, которая имеет абсолютное господство на море и в воздухе, а также абсолютное превосходство по бронетехнике и артиллерии. Партизанская война, которую они ведут, действительно наносит интервентам серьёзный ущерб.

Но значит ли это, что Саудовская Аравия завтра выдохнется и хуситы будут праздновать победу? Нет, не значит.

Начнём с того, что Объединённые Арабские Эмираты заявляли о выводе своих войск из Йемена ещё в июне 2016 года. Прошло три года и вновь ОАЭ собираются что-то выводить, что-то оставлять, что-то отводить в тыл. Возможно, через три года мы вновь услышим заявление о выводе войск ОАЭ. В целом участие ОАЭ в йеменской кампании ограничивалось 30-ю самолётами (Саудовская Аравия — 100, коалиция в целом — 196), несколькими ударными вертолётами, десятком танков и примерно тысячей солдат (Саудовская Аравия — 150 тысяч). Если сейчас эти силы перебазируются в тыл и присоединятся к операциям против радикальных исламистов, соотношение сил на фронте серьёзно не изменится. Кстати, зачистка радикалов в тылу продвигается медленно, но достаточно успешно. О громких акциях «Аль-Каиды»* или ИГИЛ* (обе организации запрещены в России) давно не слышно. Примерно 2/3 территории, контролируемой ими на начало вторжения войск коалиции, они утратили. Южный Йемен практически полностью контролируется коалицией, что является серьёзным успехом.

Далее мы привыкли отсчитывать начало Йеменского конфликта от отставки президента Салеха, которая технически растянулась с 23 сентября 2011 года до 21 января 2012 года. Отставку Али Абдаллы Салеха у нас привыкли считать очередным цветным переворотом, инспирированным Западом. Но это не совсем так.

События в Йемене начались в 2004 году, когда те же самые хуситы подняли мятеж против власти А. А. Салеха (с которым вместе потом воевали против сменившего его президента Абд Раббо Мансура Хади, а затем его же и убили, после очередной междоусобицы). Основным требованием хуситов было восстановление средневекового теократического имамата (Мутаваккилийское королевство, существовавшее с 1918 по 1962 год под властью династии зейдитских имамов). В 2009 году армия Саудовской Аравии уже входила на территорию Йемена, чтобы помочь войскам президента Салеха в войне против мятежных хуситов. В 2010 году было заключено перемирие и только затем возобновился мятеж, стоивший Салеху власти.

Стратегический баланс региональных сил

Как видим, речь идёт о банальной гражданской войне (тянущейся уже пятнадцатый год). Причём пользующиеся симпатией российских патриотов хуситы являются, по большому счёту, тем же запрещённым в России ИГИЛ*. Только игиловцы сунниты, а хуситы шииты. Но и те и другие выступают за строительство абсолютно средневекового теократического исламского государства. Одни хотят, чтобы это государство создавалось на основах суннизма, а другие шиизма. Этим обусловлено и международное вмешательство: шиитский Иран поддерживает хуситов, суннитские арабские страны во главе с Саудовской Аравией и Египтом поддерживают воюющих с хуситами йеменских суннитов. Если мы посмотрим на карту контроля территорий противостоящими сторонами, то она поразительно совпадёт с границами существовавших до 90-го года Северного (Йеменской Арабской Республики) и Южного Йемена (Народно-Демократической Республики Йемен).

Сегодняшняя перегруппировка сил арабской коалиции больше связана с событиями в Ливии, чем с успехами хуситов. Там поддерживаемый Египтом, ОАЭ и Саудовской Аравией фельдмаршал Халифа Хафтар провалил наступление на Триполи, в котором сидит признанное Западом правительство национального единства во главе с Фаизом Сараджем.

Главной причиной провала наступления стала оперативная массированная помощь Фаизу Сараджу со стороны Турции. Как известно, Турция, равно как и Иран, является ситуативным союзником России в Сирии. Противником российско-сирийско-ирано-турецкой коалиции в Сирии выступает коалиция США, Израиля, Саудовской Аравии и некоторых мелких монархий Персидского Залива.

Саудовская Аравия не заинтересована в укреплении позиций Турции на Ближнем Востоке. Между тем, турки уже получили сильную позицию в Сирии и пытаются получить такую же в Ливии. Если турецкие планы реализуются, стратегический баланс (региональных игроков) на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье сместится в пользу Анкары, а позиции Израиля и Саудовской Аравии резко ослабеют. Поэтому часть сил и средств, задействованных в Йемене, перебрасывается на ливийский фронт. Эр-Рияду и его союзникам необходимо не допустить, чтобы тактическое поражение Хафтара превратилось в стратегическую катастрофу (а во время гражданских войн такое случается сплошь и рядом).

Йеменский фронт на сегодня для обеих втянутых в местную гражданскую войну сторон является второстепенным. Он может подождать. Никаких экстраординарных изменений здесь не предвидится. Обе стороны давно уже начали войну на истощение, которая в специфических местных условиях может длиться десятилетиями. При этом у саудовской коалиции куда больше шансов на конечную победу. Хуситы загнаны в горные районы (с начала саудовской интервенции они потеряли до трети территории, контролируемой ими на пике успехов. Главная задача коалиции — отрезать хуситов от моря, чтобы полностью блокировать поставки им вооружений и снаряжения. Тогда рано или поздно наличные ресурсы будут исчерпаны и воевать станет просто нечем.

Война на истощение

Коалиция была недалека от решения данной задачи, когда летом-осенью 2018 года едва не взяла штурмом единственный подконтрольный хуситам морской порт Ходейду. Хуситы с большим напряжением сил штурм отбили, но войска коалиции смогли закрепиться на ближних подступах к Ходейде. То есть после накопления сил штурм может быть повторён. При известном упорстве коалиция рано или поздно возьмёт Ходейду. Хуситам тяжело противостоять техническому превосходству коалиции на лишённой естественных препятствий и укрытий приморской равнине. Они несут большие потери и, если борьба за город продолжится в том же режиме, их ресурсы должны истощиться раньше, чем ресурсы коалиции, активно использующей наёмников, силы которых можно пополнять, пока есть деньги (в данном случае бесконечно).

Итак, хуситы находятся в полублокированном состоянии. Они противостоят коалиции, значительно превосходящей их по ресурсам. Надежда на победу в конфликте фактически возлагается ими на удары по внутренним районам Саудовской Аравии при помощи иранских баллистических ракет. Но эти ракеты надо постоянно завозить. Наладить их производство в Йемене невозможно. Сейчас коалиция не спешит тратить силы на повторный штурм Ходейды, поскольку на грани столкновения находятся США и Иран. Даже если полномасштабная американо-иранская война не начнётся, а она может начаться, блокада иранского побережья флотом США является одной из наиболее естественных реакций Вашингтона на заявленный отказ Ирана соблюдать ограничения своей ядерной программы (поскольку США де-факто аннулировали пятистороннее соглашение — Совместный всеобъемлющий план действий 5+1, вернувшись к режиму санкций). Американская блокада морских путей Ирана остановит поставки оружия хуситам более надёжно, чем любые военные успехи коалиции.

Таким образом, хуситы пытаются создать для Саудовской Аравии неприемлемую обстановку при помощи массивных ракетных ударов и заставить Эр-Рияд пойти на перемирие. Коалиция рассчитывает на скорую блокаду США оружейных поставок из Ирана, что позволит установить блокаду хуситов, без дополнительных потерь, но в крайнем случае она готова повторить штурм Ходейды.

Как свидетельствует практика, ближневосточные государства, живущие, во многом, ещё в племенном мире, достаточно устойчивы в войне на истощение, которая идёт в Йемене. Удары хуситов по саудовской инфраструктуре являются неприятными, но некритичными. Полная блокада горных районов Йемена также не скоро поможет коалиции раздавить хуситов, которые привыкли жить в условиях далёких от цивилизации, серьёзные потери и даже массовая гибель гражданского населения не снижает боеспособность племенных ополчений, ведущих религиозную войну. Мы это могли наблюдать и в Афганистане, и в Ираке, и в Сирии, и в Ливии. В Йемене ситуация аналогичная. Чтобы победить хуситов, их надо перебить.

Саудовская Аравия не может отступить, поскольку эта война — вопрос личного престижа наследного принца Мухаммеда ибн Салмана Аль Сауда. Поражение может стоить ему власти. С учётом же чисток, проведённых им в королевской семье, врагов у принца Мухаммеда ибн Салмана достаточно, чтобы он не рассчитывал на спокойную частную жизнь. Потеря власти для него несёт угрозу потери жизни. Таким образом, отказ Саудовской Аравии от продолжения войны возможен только в случае успешного переворота, в результате которого принц Мухаммед ибн Салман потеряет власть.

Обе стороны могут вести войну долго. Обе стороны опираются на поддержку местного населения (хуситы на шиитов Северного Йемена, а коалиция на суннитов Южного Йемена). Интервенция является следствием гражданской войны, начавшейся пятнадцать лет назад и бывшей продолжением предыдущих гражданских конфликтов (Северный и Южный Йемен никогда особо не мирились). Проблему можно было бы решить новым разделом Йемена, но Саудовская Аравия вряд ли смирится с иранским плацдармом на своём заднем дворе (каковым неизбежно станет шиитский Северный Йемен). Поскольку наличные ресурсы позволяют сторонам вести боевые действия десятилетиями, окончание данного конфликта возможно в двух форматах.

Либо в ходе всеобъемлющего урегулирования ситуации на Большом Ближнем Востоке (но до этого пока далеко). Либо, если коалиции удастся полностью блокировать хуситов в горных районах, постепенно сжимая кольцо блокады, за несколько лет одержать военную победу, которая будет чревата серьёзными потерями гражданского населения и разрушением инфраструктуры.

Иначе, даже в случае гипотетического ухода интервентов, гражданская война в Йемене продолжится.

*«Аль-Каида», «Исламское государство» (ИГ или ИГИЛ) — террористические организации, запрещённые в РФ

Еще по теме

Поддержите нас
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews