Катастрофическое положение в нашей системе образования, о котором не говорит только ленивый,   является следствием того стратегического курса в экономике, которому следует российское руководство. Оно ориентируется на глобальные центры власти, которые встраивая другие страны в  мировую  экономику,  осуществляют их активную деиндустриализацию и создают на фоне общей деградации  по проектам Агентства стратегических инициатив (АСИ),  Высшей школы экономики (НИУ ВШЭ) и Московской школы управления  «Сколково» (МШУ «Сколково») такие «очаги» или «кластеры» с новейшими технологиями и сервисом, которые призваны  обслуживать мировую корпоратократию. Именно на приоритеты мировых центров и ориентируют нашу систему образования и науку. Они должны обслуживать высокотехнологичные «кластеры», что предопределяет  ограниченную потребность  в специалистах со специфическим высшим образованием – остальные работают на работах, для которых нужны элементарные навыки и не требуется  специального  обучения (торговля, сфера услуг – курьеры для электронной торговли, официанты и пр.).

       Это выявилось с новой силой тогда,  когда российские верхи дружно «заболели»  цифровой экономикой.  В реальности, цифровизация  идёт  уже давно,  но именно летом  2017 г. она превратилась  в  главный лозунг дня,  призванный мобилизовать российское чиновничество на обслуживание интересов и продвижение проектов  международного IT-бизнеса. Надо отметить, что внятного определения цифровой экономики в России так никто и не дал, как его нет и  в других странах,   хотя сам термин и был придуман более 20 лет назад. Но некоторые эксперты предложили широкую трактовку, назвав цифровую экономику «новой парадигмой экономического развития».

         «Заболевание»  это произошло  в связи с  подготовкой к  предвыборной президентской кампании, когда властям срочно понадобилась  очередная национальная идея, которая смогла бы скрыть истинное состояние общества и  вместе с тем заглушить память о советском прошлом, трезвую оценку которого требовалась   в связи со 100-летием революции. И показательно, что ознаменовать это событие власти решили, представив  трансгуманистическую  программу неотроцкистского  толка, представляющую собой перманентную     направленную на окончательный разгром традиционных опор общества и создание системы тотального электронного контроля.   Так что неслучайно,   когда  шла работа над программой цифровой экономики, срок её реализации   был изменён с 2025 г. (как стояло вначале) на 2024   — год окончания   очередного президентского срока. Цифровизация  предоставила возможность скрыть отсутствие программы восстановления экономики страны  и  научно-технического развития  и  стала, как написал  один из аналитиков,  «ещё одним поводом  для российских элит взбаламутить в предвыборный период привычный ход  дел, выяснив и упрочив свои позиции в борьбе за влияние на президента».

           Решающим  же фактором  продвижения цифровой экономики стала  установка  Всемирного банка (ВБ), который на протяжении нескольких лет ведёт в России, как и в других странах,  работу по внедрению информационно-коммуникационных технологий (ИКТ)  во всех сферах деятельности.    В январе 2016 г. ВБ опубликовал доклад «Цифровые дивиденды», в котором было указано, что,  хотя цифровые  технологии (в первую очередь интернет) быстро распространились в большинстве стран мира,   выгоды от их использования   запаздывают и распределяются неравномерно. Чтобы решить  эту  проблему,  необходимо не только преодолеть «цифровой разрыв»,  особенно в области доступа к интернету, но и заняться «аналоговыми дополнениями» к цифровым инвестициям,  то есть:   изменить нормативно-правовую базу и правила ведения бизнеса так, чтобы они облегчили его выход на рынок;   трансформировать систему образования  и профессионального обучения, чтобы они формировали навыки,     соответствующие   требованиями  новой экономики; обеспечить подотчётность институтов (правительства),  использующих интернет для предоставления услуг.  То есть  стратегия цифрового развития  гораздо шире  просто стратегии  развития  ИКТ.

     Ориентируясь именно на этот доклад,  коллегия Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) одобрила разработку концепции по формированию единого цифрового пространства в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Так что развитие цифровой экономики – это, как указано  на российском сайте  Всемирного банка, инициатива ВБ и «его  партнёров из органов власти, российских бизнес-структур, институтов гражданского общества и научно-образовательного сообщества».  В апреле 2016 г.  ВБ совместно с Аналитическим центром при правительстве РФ и Институтом развития информационного общества (ИРИО)     подготовили  доклад «Цифровое правительство: Перспективы для России», в котором прописали   цифровизацию всей системы государственного управления «от начала до конца» с заменой документов на цифровые данные.  А в середине ноября 2016 г. на международном конгрессе Smart Russia 2016 было объявлено об инициативе ВБ по подготовке  документа «Цифровая экономика: Перспективы для России», после чего ЕЭК заключила договор с ВБ о проведении совместного научного исследования. В результате идея о цифровизации отношений между странами ЕАЭС вылилась в конкретное  поручение    президента РФ.

         1 декабря  2016 г. в послании Федеральному собранию  В.Путин   указал на необходимость  запуска масштабной  системной программы цифровой экономики как экономики «нового технологического поколения», а 8 декабря во  исполнение его поручения  правительство  издало  указ, в соответствии с которым Минкомсвязи  совместно с  Минэкономразвития, МИДом, Минфином, Минпромторгом, Минобрнауки и Открытым правительством с участием Экспертного совета при правительстве РФ и Аналитическим центром  в срок до 11 мая 2017 г. должны были разработать и утвердить программу формирования  в России цифровой экономики и её интеграции  в  пространство цифровой экономики государств-членов  ЕАЭС. Это было определено как первоочередная задача.

     Картинки по запросу цифровая экономика всемирный банк в россии Однако реальное начало  реализации   инициативы ВБ «Цифровая экономика: перспективы для России»  было положено  после встречи, организованной 21 декабря Аналитическим центром при правительстве РФ при участии Минкомсвязи в московском представительстве ВБ.  Для этого были  собраны сотрудники ВБ, ведущие международные эксперты и представители российских партнёрских организаций, которые   по итогам семинаров, международных видеоконференций и консультаций   подготовили свои  рекомендации.  Они основывались на результатах обсуждений и опыта развития цифровой экономики в Англии, США, Южной Корее, Сингапуре, Австралии, Эстонии, ФРГ, Китае, Индии, Израиле и других странах.

          Одновременно свои программы в ускоренном порядке подготовили и другие центры, среди которых фонд «Центр стратегических разработок» во главе с А.Кудриным,  в круг  экспертов которого входят всё те же известные деятели: Е.Ясин, Г.Греф,  Я.Кузьминов, А.Белоусов, А.Никитин (бывший глава АСИ, а теперь – губернатор  Новгородской области),  А.Шохин, И.Фрумин, Т.Абанкина, и др. В  качестве основных сфер, где можно добиться более глубокой цифровизации,  фонд   обозначил  финансовый рынок и  образование, в отношении которого было указано, что необходимо «пересмотреть то, каким образом люди получают образование».

          Однако в итоге и здесь лидирующая роль  перешла к Агентству стратегических инициатив, поддержанному администрацией президента. Именно на  ресурс Агентства опирались помощники президента А.Белоусов и И.Щеголев, которые стали сопредседателями рабочей группы Экономического совета при  президенте по направлению «Цифровая экономика»,  созданной  распоряжением В.Путина  в апреле 2017 г.  В группу вошёл и главный форсайтер — соавтор форсайт-проекта Образование 2030,  руководитель направления «Молодые профессионалы» Д.Песков.

       Одновременно, не дожидаясь, когда будет разработана программа,  началась и подготовка к изменению нормативной базы.  15 февраля 2017 года Председатель Госдумы РФ В.Володин подписал распоряжение о создании Совета по законодательному обеспечению развития цифровой экономики при председателе Государственной Думы. А на следующий день он встретился  с  сооснователем Mail.Ru Group и главой роботехнической компании Grishin Robotics Д.Гришиным, с которым обсудил  вопрос о выработке законопроектов,   регулирующих взаимоотношения робота и человека.   При этом Гришин отметил, что Россия может стать первой страной в мире, где будет разработан такой закон, подчеркнув: «Сейчас эта отрасль находится в самом начале развития, и если мы не упустим  момент, то можем стать привлекательной страной для инвестиций в этом секторе».    И уже 20 марта Володин провёл первое заседание Совета,  в котором  приняли участие представители отрасли информационных технологий,    Министр связи и массовых коммуникаций и депутаты, которым спикер  объяснил, что    российское  законодательство  должно развиваться  (то есть  трансформироваться – О.Ч.)  с той же интенсивностью, что и цифровая экономика, иначе страна утратит свои конкурентные преимущества в этой сфере.

         Первая версия программы была представлена главой Минкомсвязи Н.Никифоровым в мае 2017 г. в ходе конференции «Цифровая индустрия  промышленной России-2017».     Эту тему активно обсуждали и на  июньском Петербургском экономическом форуме, на    котором вице-премьер И.Шувалов заявил, что президент «полностью заболел»  цифровыми технологиями, и главное внимание вновь было уделено необходимости формирования гибкой нормативной базы для внедрения цифровых технологий во все сферы жизни.  А  5 июля  программу, наконец, обсудили в Ново-Огарёво на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам.   В ней определены 5 базовых и 3 прикладных направления развития цифровой экономики до 2024 г. К базовым направлениям  отнесены нормативное регулирование, кадры и образование, формирование исследовательских компетенций и технических заделов, информационная инфраструктура и информационная безопасность.  А к прикладным – государственное управление,  «умный город» и здравоохранение.  Запланировано создать в стране 10 предприятий в  сфере высоких технологий и столько же цифровых платформ для основных отраслей экономики.

       Главными же целями в программе указаны следующие:

   — «создание экосистемы цифровой экономики РФ, в которой данные в цифровой форме являются ключевым фактором  производства во всех сферах социально-экономической деятельности и в которой обеспечено эффективное взаимодействие, включая трансграничное,  бизнеса, научно-образовательного сообщества, государства и граждан»  и

— «создание необходимых и достаточных условий институционального и инфраструктурного характера, устранение имеющихся препятствий и ограничений для создания и (или) развития высокотехнологичных бизнесов и недопущение появления новых препятствий и ограничений как в традиционных отраслях экономики, так и в новых отраслях высокотехнологичных и высокотехнологичных ранках».

      Расшифровал эти цели в своём выступлении на том же Совете форсайтер Д.Песков, кстати, не являющийся членом Совета.  Он подчеркнул, что не стоит создавать цифровой госплан, так как темп изменений такой большой, что государство должно создать только среду и критические условия, то есть промышленную площадку, а то, что там будет построено, должен определять бизнес, а не государство.  Ну а в качестве двух критических факторов  он   выделил нормативное регулирование и кадры — всё в соответствии с программой Всемирного банка.

     Картинки по запросу дмитрий песков агентство стратегических инициатив  Что касается первого, то, поскольку  действующая система регуляторики (то есть законодательство) запрещает им (форсайтерам) делать всё, что они собираются сделать в цифровой экономике, им нужно  спроектировать в рамках этой программы ситуацию, при которой у них «есть запрет на слово “запрет”, за исключением, конечно, Уголовного кодекса».  При этом Песков нашёл хорошее обоснование для требуемой свободы, заявив: «Если мы будем пытаться всё зарегулировать, мы воспитаем  передовую нацию криптоанархистов. Они будут прекрасно соревноваться с нашими органами по обходу соответствующих норм.  Мы, конечно, выполним задачу по всеобщей грамотности, но это, наверное, будет немножко не та грамотность, которая нам нужна». Кому это «нам», он не разъяснил.

        Коснувшись второго вопроса, Песков фактически повторил известные слова И.Юргенса  о том, что перестройке мешает русский народ. Он заявил, что «люди – действительно это ключевое ограничение программы», и чтобы его преодолеть,  необходима всеобщая цифровая грамотность, введение цифрового  ГТО, учёт результатов по информатике  в рамках ЕГЭ, модернизированный урок технологий, «который должен регулироваться отдельным образом, быстро впитывая в себя лучшие мировые практики, их прямую Картинки по запросу час кода охлобыстинтрансляцию прямо в урок».  В связи с этим  нужно  напомнить, что в российских школах уже внедряется  продвинутый опыт «впитывания  лучших практик». Речь идёт об уроках информатики «ЧасКода», которые проводятся ежегодно с 2014 г. совместно Минкомсвязи и Минобрнауки в партнёрстве с ведущими компаниями ИТ-отрасли: «Майкрософт», «Лаборатория Касперского», «Акронис» и «Зептолаб».  Так, в 2015 г. школьников  обязали  смотреть видеоролик, в котором известный артист  Иван Охлобыстин рекламировал  внедрение в организм человека чипа, якобы,  в целях обеспечения   компьютерной безопасности .

       Д.Песков особое внимание также уделил преодолению «очень серьёзного» этического барьера (поскольку часть общества будет не готова к использованию и принятию результатов этих технологий). Но главное заключается в том, что надо не только оцифровать госуслуги и госуправление, но на этом ещё и заработать.  Тут и выявилось значение Национальной технологической инициативы, с которой необходимо синхронизировать программу «Цифровая экономика»: «Рынки НТИ должны использовать инфраструктуру, которая создаётся в цифровой экономике, становиться для неё таким топливом, движением вперёд».   То есть, вместо того, чтобы работать  на реальный сектор  экономики, цифровые технологии будут  обслуживать  проекты АСИ, на которых они должны очень хорошо заработать. Неслучайно  Д.Песков вновь выделил необходимость создания такого центра компетенций в системе управления, в котором «голос бизнеса был бы так же весом, как голос государства». Хотя понятно, что в будущем этот голос должен быть единственным.

        На заседании Совета было принято решение одобрить в основном программу (с последующей доработкой правительством), включить направление «Цифровая экономика»  в перечень основных направлений стратегического развития России  имКартинки по запросу цифровая экономика всемирный банк в россии создать организацию для   методологического и аналитического сопровождения реализации программы. Но главное, В.Путин указал, что её формирование  является вопросом национальной безопасности, что это беспрецедентный по своему масштабу и влиянию проект, который  сравним с такими  прорывными преобразованиями, как строительство железных дорог в конце ХIХ в. или электрификацией страны первой половины ХХ в.  Наконец, было подчёркнуто, что «цифровая экономика – это не отдельная отрасль, по сути, это уклад жизни, новая основа для развития системы государственного управления, экономики, бизнеса, социальной сферы, всего общества».  То есть  было признано, что речь идёт не об экономике, а о тотальной трансформации всего общества и его уклада.

        Картинки по запросу герман греф в балтийском университете 2017 Но  в программе эта трансформация прописана формально и сухо, а вот живо и доступно для понимания она была описана Германом Грефом   в его выступлении в   Балтийском федеральном университете им. И.Канта в конце июля 2017 г. Лекция его была организована калининградским отделением Сбербанка и правительством Калининградской области, с которым банк разрабатывает десятки проектов, в том числе по обучению малого и среднего бизнеса.  Суть изложенного Грефом сводится к тому же о чём говорили Эрик Шмидт и Збигнев Бжезинский — человек будет находиться под полным цифровым контролем со стороны тех, кто владеет новейшими технологиями и не сможет этого избежать.  Вот его основные мысли.

         Информационная эра  в 2015 г. сменилась цифровой. Переворот произошёл после появления технологии big data, которая  позволила использовать фактически неограниченное количество сырых, необработанных данных и которой в России занимается Яндекс (Греф является членом совета директоров этой компании – О.Ч.). Мы будем всё больше и больше использовать разного рода приборы, оставлять цифровые следы, по которым нас совсем несложно найти и сделать далеко идущие выводы. Постепенно вы, как реальный человек, будете интересовать мир всё меньше и меньше, а значение вашего цифрового аватара станет неуклонно повышаться. Всех будет интересовать ваша цифровая копия, которая хранится на облаках,  а не вы. При этом все мы будем абсолютно прозрачны для цифрового мира, практически ничего не удастся скрыть. «Далеко не все готовы смириться с таким положением дел, но это ключевой тренд на ближайшие годы». Даже если вы захотите оставить что-то в тайне, с помощью специальных аналитических систем это можно будет сделать явным.

       Появляются принципиально новые бизнес-модели, которые можно назвать экономикой экосистем.  В центре неё находится клиент, вокруг которого располагаются производители товаров и услуг, желающие до него дотянуться. Все бьются за последнюю милю к клиенту, которая является самой дорогой, то есть .  Начинается конкуренция за то, чтобы стать дирижёром экосистемы и иметь доступ к клиенту, то есть, чтобы стать платформенной компанией, обладающей высокой технологией и компетенцией по анализу потребностей клиента.  Платформа должна находиться в облаке, что позволяет ей мгновенно обрабатывать информацию.

       Греф приводит следующий пример контроля: «Ещё пять-семь лет назад, когда вы, будучи клиентом нашего банка, проводили своей картой по терминалу, мы осуществляли, по сути, лишь две операции — идентифицировали вас и определяли остаток на счёте. Сегодня же мы мгновенно получаем информацию о том, где вы находитесь и что покупаете… Если, например, вы, житель Калининграда, покупаете что-то в Южной Африке, и у нас нет никаких данных о том, что вы туда поехали, операция может быть остановлена. Данные анализирует машина, но решение на последний стадии принимает всё же человек. Оператор позвонит вам и поинтересуется, действительно вы ли совершили эту покупку. Но как бы то ни было, анализ ситуации происходит за секунды, и это возможно только при наличии платформы на облаке».

      «Ситуация складывается таким образом, что вы не можете делать бизнес, если вы не обладаете цифровой платформой. И ваша ключевая компетенция уже не в той сфере, где вы работаете, а в совершенствовании цифровой платформы. Все ваши процессы будут «сидеть» в цифре. Соответственно, вам нужно иметь возможность изменять все параметры вашего бизнеса, изменяя вашу платформу».

        Самый горячий тренд последнего времени – это искусственный интеллект. Его развитие уже сейчас приводит к тому, что ряд профессий  начинает  отмирать. Пример – увольнение 450 юристов Сбербанка, которые готовили иски и которых заменила нейронная сеть. Искусственный интеллект не  оставит места и банкам, изменится и сельское хозяйство, которое будет производить искусственные продукты питания

       Те же идеи Греф изложил ещё ранее в своём выступлении в Ельцин-центре,  в котором подчеркнул, что если раньше главным активом считали людей, то сегодня им является искусственный интеллект, который «даёт намного больше стабильности и независимости» (только Греф не уточнил, кому именно он это даёт).  Поэтому профессии будущего связаны с взаимодействием человека и робота. Но искусственный интеллект  неотделим от транспарентности.   Заявив, что она нас сильно ограничивает, что мы не чувствуем себя свободными, когда за нами наблюдают тысячи камер и анализируется каждый наш шаг, Греф, вместе с тем заключил: «Это не хороший и не плохой мир – он просто другой. Закрываться от этого нельзя. Спрятаться в сегодняшнем мире невозможно. Нужно встраиваться в него».  А здесь он повторил слова М.Ковальчука: «Мы должны найти своё место в этой цивилизации».

         Таким образом, Греф ясно описал будущее России, которое, по сути, представляет собой картину типичной оруэлловской антиутопии.  Но именно это нам предлагают сегодня в  качестве  национальной идеи и официальной программы развития.

В конце июня 2017 г. программа цифровой экономики была  утверждена главой правительства Д.Медведевым, повторившим, что «перевод  экономики в цифру – вопрос нашей глобальной конкурентоспособности  и национальной безопасности». А в середине августа  для участия бизнеса в управлении  принятой программой   была создана   Автономная некоммерческая организация (АНО) «Цифровая экономика», которая взяла на себя разработку плана по её развитию  и  контроль за его исполнением, включая рекомендации по эффективному расходованию бюджетных средств.

       Учредителями АНО при участии АСИ и фонда «Сколково» стали  Сбербанк, «ВЭБ Инновации», интернет-компании «Яндекс», Mail.ru Group,  Rambler & Co, «Открытая мобильная платформа»  и «1С», операторы «Мегафон» и МТ,  «Росатом», «Ростех»,   «Ростелеком»,  «Вымпелком» и  Почта России. Генеральным  директором АНО стал Евгений Ковнир,  который до этого с 2015 г. отвечал со стороны АСИ   за  Национальную технологическую инициативу, будучи заместителем директора направления «Молодые профессионалы», то есть Д.Пескова.  Ещё   ранее он возглавлял департамент развития отрасли информационных технологий Минкомсвязи, а главными достижениями его  этом посту  стали завершение программы создания технопарков в сфере высоких технологий  и самое масштабное мероприятие по привлечению школьников к занятию ИТ, о котором мы уже писали – «ЧасКода», в котором в 2014 г. приняло участие 7 млн. ребят всей страны.

          А дальше всё закрутилось с невероятной  скоростью и сконцентрировалось на том, чтобы обеспечить, по словам Д.Пескова, создание среды и критических условий,   комфортных для  IT-бизнеса.

          25 сентября в корпоративном университете Сбербанка  прошло выездное расширенное заседание-семинар  Совета по законодательному обеспечению развития цифровой экономики при председателе Госдумы. Место это было выбрано не случайно, так как именно экспертам Сбербанка было поручено  «просветить»  депутатов, организовав  цифровой ликбез, а точнее, проведя  их  психологическую обработку с  целью  заставить   принять  в качестве  безальтернативного социально разрушительный проект и мобилизовать  на ускоренную трансформацию   законодательства, которое устранит все препятствия на пути широкого внедрения искусственного интеллекта. С одной стороны,  их   предупредили, что надо готовиться к тому, что грядущая роботизация  приведёт к исчезновению многих профессий и росту безработицы (одних только охранников, которых заменят автоматизированные системы, насчитывается 1,5 млн. человек), с другой стороны,  им заявили, что Россия должна стать в авангарде при развитии искусственного интеллекта (как и при борьбе с пиратством).

      В связи с этим главной темой  стала  всё та же проблема правового   регулирования вопросов отношений Картинки по запросу володин и искусственный интеллектчеловека  и робота, которые В.Володин  назвал вопросами «нашего приоритета». В качестве примера была  приведена Южная Корея, где в 2008 г. был принят «Закон о содействии развитию и распространению умных роботов», а с 2007 г. разрабатывается Этический устав роботов. Но если в Южной Корее показатель плотности  роботизации в промышленности составляет 531 робот на 10 тысяч  работников, то   в  России сегодня  на 10 тысяч  человек  приходится  только два робота, (в основном промышленные).   В  России роботы не настолько распространены, чтобы для них создавалось отдельное регулирование, то есть,  как указывают некоторые юристы,  предложение концепции опережает технологическое развитие. Тем более что Гражданский кодекс и сейчас может применяться к роботам, как к имуществу, а суды могут признавать  роботов  источниками повышенной опасности.  Совершенно  очевидно, что  дело тут в  другом и урегулирование преследует  иные цели.

       Сейчас над таким  урегулированием  работают  и в  ЕС. В феврале 2017 г. Европарламент принял резолюцию «Нормы гражданского права о робототехнике», обращённую  к Еврокомиссии, которая, возможно,  в  ближайшее время примет уже и закон. В документе, в частности, предлагается внедрение общеевропейской системы регистрации умных машин, а отдельным категориям роботов планируется присвоить индивидуальный номер, который будет заноситься в специальный реестр.  Особое внимание было уделено роботизации человеческого организма, которая ведёт к возрастанию зависимости человека от гаджетов. В резолюции говорится и о том недалёком будущем, когда появятся полностью самостоятельные машины, которые смогут сами находить себе контрагентов-работодателей, обсуждать условия договоров и решать, как их исполнять. Это требует разработки  правил  об ответственности за вред, нанесённый такой машиной, по поводу которых парламентарии пока что не смогли  договориться. В качестве приложения к резолюции был представлен и «кодекс этики», которым   предлагается   добровольно руководствоваться  разработчикам робототехники, а также заданы рамки будущей всеобъемлющей «Хартии робототехники».

      Самым же обсуждаемым стало положение резолюции, касающееся  вопроса  «о наделении в перспективе роботов особым правовым статусом». Здесь говорится, что «по меньшей мере, наиболее продвинутые автономные роботы могут создаваться как электронные лица и нести ответственность за причинённый ими ущерб в тех случаях, когда они принимают решения автономно или иным образом самостоятельно взаимодействуют с третьими лицам».  Нашлись  юристы, которые посчитали такие планы  слишком преждевременными.  А исследовательница Н.Невеянс из Центра изучения права, этики и процедур (Университет Артуа),  назвав идею «бесполезной и неуместной»,   отметила, что сторонники электронной личности  воспринимают роботов как человеческих двойников, но придавать им особый статус – «значит размывать границы  между человеком и машиной, между живым и мёртвым,  человеческим и нечеловеческим».  Именно  так,  поскольку  «электронное лицо»   получит определённые права, что уровняет его с человеком.

      Однако всё идёт именно к этому и является следствием коренного изменения отношения к самой человеческой личности. Человека превращают в киборга и начинают рассматривать как некий биологический объект, а робота превращают в андроида и  приравнивают к человеку. Напомним, что это было предусмотрено  ещё  в Трансгуманистической декларации 1998 г.,  которая прописала  моральное право на ничем не ограниченное экспериментирование. В седьмом пункте этого документа  указано,  что  трансгуманизм  «защищает право на достойную жизнь всех существ с чувственным восприятием, о каком бы мозге ни шла речь — человеческом, искусственном, пост-человеческом или животном». И двадцати лет не прошло, как эти евгенические  идеи  стали пытаться  превратить  в закреплённые  законом нормы.

        Более того, не дожидаясь правового урегулирования,  цифровики создали прецедент, добившись Картинки по запросу робот-андроид софияпредоставления подданства  Саудовской Аравии разрекламированному   роботу-андроиду «София», прославившемуся тем, что в одном из интервью он ответил утвердительно на вопрос, хочет ли он убивать людей.  Андроид  был создан Д.Хэнсеном, бывшим сотрудником Disney и основателем гонконгской технологической компании Нanson Robotics.  «София»  не только  получила  паспорт, но и выступила в конце октября 2017 г. на конференции «Инвестиционная инициатива будущего» в Эр-Риаде, организованной саудовскими шейхами.    Как передали в российских новостях, цинизм, с которым машине вручили гражданство в зале,  где не было ни одной женщины,  вызвало волну негодования: треть   населения была возмущена  тем, что единственной женщиной, наделённой всеми правами, стал робот, к тому же иностранный.  Между тем, история с «Софией» вылилась в широкую пиар-акцию, её возили по разным странам, она выступала даже в ООН,  а 16-18 октября 2017 г. присутствовала на московском международном форуме   «Открытые инновации», прошедшем в технопарке «Сколково» и посвящённом  теме «Цифровая экономика. Вызовы глобальной трансформации». В настоящее время выпущено 13 копий «Софий», а в ближайшее время планируется начать  массовое производство подобных роботов-гуманоидов.

        В том же трансгуманистическом русле мыслится  законодательство о роботах и в России. И самое Картинки по запросу гришин mail.ruинтересное,   что   концепция закона  уже готова, и разработал её тот самый Д.Гришин, глава совета директоров Mail.Ru Group и роботехнической компании, с которым  В.Володин  встречался на следующий день после создания Совета по законодательному обеспечению развития цифровой экономики. И здесь очень показательно, что разрабатывать такой документ получает право непосредственно заинтересованное лицо,  занимающееся  робототехникой и, естественно, создающее  законодательство под себя.    В случае, если эта концепцию  превратят в закон,   Россия   станет первым в мире государством, в котором отношения с  роботами  будут урегулированы на законодательном уровне (в Южной Корее речь идёт о том, как развивать робототехнику).

        Поскольку страна должна знать своих «героев», хотелось бы  кратко остановиться на личности автора концепции .  Выпускник МВТУ им. Баумана Д.Гришин в 1998 г. начал удалённую работу в американской компании Axiom Int. в должности инженера-разработчика, затем стал старшим инженером и IT-консультантом. В 2000 г. он приходит в компанию Mail.ru,  затем становится техническим,  а  в 2003  г. – генеральным директором Mail.Ru.   В он  2010 году возглавил Mail.ru Group – холдинг, в котором были объединены Мail.ru и активы Digital Sky Technologies  Юрия Мильнера и Алишера Усманова. В 2012 году Д. Гришин сменил Ю.Мильнера на посту главы совета директоров и в том же году основал венчурный фонд Grishin Robotics, специализирующийся на инвестициях в робототехнику. За полгода работы он проинвестировал две компании и стал соорганизатором первого специализированного инкубатора, посвященного робототехнике.

     Картинки по запросу гришин mail.ru Это известные факты, но вот что сообщил  Д.Гришин в беседе с основателем компаний Gameland, Хakep.ru и Mybiz.ru Дмитрием  Агаруновым. Во время своего обучения в  Стэнфордском университет он вступил в Организацию молодых президентов (YPO), в которую ему агрессивно рекомендовали вступить его коллеги, утверждая, что можно сильно расширить свой кругозор. И действительно, после вступления в YPO  у Д.Гришина появился «новый взгляд на бизнес и на человеческие отношения».

      Что же представляет собой YPO? Эта крупнейшая глобальная организация,    основанная в 1950 г. в Нью-Похожее изображениеЙорке молодым американским бизнесменом Реем Хикоком для объединения в мировую сеть  руководителей и владельцев крайне доходных крупных компаний, не достигших 45 лет,  а также их семей в целях «создания уникальных возможностей развития и непрерывного роста».  Сегодня в неё входят 24 тыс. предпринимателей из 130 стран, включая Россию, а совокупный доход  компаний, которые представляют члены организации и в которых работают около 15 млн. человек, оценивается в 6  трлн. долл. ежегодно. Главной своей задачей YPO называет совершенствование навыков управления через непрерывное обучение и обмен идеями. Это так, поскольку  формирование глобальной сети успешных молодых управленцев  предоставляет участникам уникальные возможности обмена идеями и опытом по актуальным вопросам современности, начиная от геополитики и бизнеса, и заканчивая вопросами социальной ответственности и частными интересами.  Организация тесно сотрудничает с ведущими образовательными учреждениями, в том числе с Гарвардской школой бизнеса,   Стэнфордской школой бизнеса   и Школой бизнеса в Лондоне.

         Что касается внутренней устройства  YPO, то она состоит из отделений,  объединяющих не менее 16 членов со  своей структурой лидерства, которые регулярно встречаются в определённой географической области.  Отделение разрабатывает свой собственный календарь событий, включающий социальные и учебные мероприятия.  В рамках каждого отделения,  в свою очередь, действует несколько «форумов» — групп из 8 человек, которые ежемесячно встречаются для обсуждения вопросов, как деловых, так и личных, в беспристрастной и конфиденциальной обстановке.  И поскольку эти встречи носят   закрытый характер,  на них можно рассматривать  вопросы, которые не обсуждаются даже с самыми близкими друзьями. Вот что об этом рассказал сам Д.Гришин: «Я абсолютно согласен, это уникальнейший опыт. В двух словах я могу сказать, что это, в принципе, твой личный совет директоров, который собирается раз в месяц и обсуждает абсолютно любые проблемы. И конечно, глубина и уровень отношений внутри твоей группы, твоего форума, – для меня это одно из самых ярких ощущений. Ты понимаешь, что у тебя есть люди, с которыми ты можешь поделиться сокровенным и обсудить сложные вопросы, которые до этого мне часто не с кем было обсудить. И это очень здорово».

         Вот откуда черпает своё вдохновение человек, подготовивший вместе с неким юристом  В.Наумовым  документ, призванный определить государственную  политику   в области искусственного интеллекта.

         Проект предусматривает  внесение новых положений  в Гражданский кодекс и принятие специального федерального закона в области робототехники.  В соответствии с ним, к роботам применяется не только гражданское законодательство об имуществе, но и законодательство о  юридических лицах, которое, якобы, позволит уйти от вопросов о том, можно ли робота рассматривать как личность и одновременно решить ряд практических проблем.  Главное  новшество заключается в том, что авторы вводят понятие «роботизированный агент» («робот-агент»), под которым признаётся  «робот, который по волеизъявлению собственника и в силу конструктивных особенностей предназначен для участия в гражданском обороте. Роботизированный агент имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде».

        Робот должен быть зарегистрирован в едином государственном реестре роботизированных агентов по аналогии с ЕГРЮЛ. Именно тогда он признаётся роботизированным агентом. До момента регистрации действия робота рассматриваются как действия владельца. При этом  «под владельцем роботизированного агента следует понимать юридическое лицо, гражданина или иного роботизированного агента (!), которые используют такого роботизированного агента на праве собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления, аренды или других законных основаниях».

      Тут предусмотрено, что когда ответственность роботизированного агента связана с его правовой природой как имущества, ответственность за его действия несёт его владелец. Но «роботизированные агенты могут действовать от имени собственника и (или) владельца в качестве представителей». Это полномочие «подтверждается записью в информационной системе роботизированного агента, защищённой электронной подписью, признаваемой   равнозначной собственноручной подписи в соответствии с законодательством об электронной подписи».  Роботизированный агент может признаваться  действующим и от своего имени.

      При определённых обстоятельствах «роботизированный агент представляет свои интересы в гражданском обороте самостоятельно, в пределах своих конструктивных особенностей и возможностей информационной системы». Он должен быть оснащён функцией экстренного информирования  о возникновении правового конфликта, который не может быть разрешён исходя его конструктивных особенностей. При этом лица, которые вступают с ним в отношения и могут использовать данную функцию,  несут ответственность за причинённые убытки в случае её необоснованного использования.

      Наконец, даётся понятие:  «робот — это устройство, способное действовать, определять свои действия и оценивать их последствия без полного контроля со стороны человека по результатам обработки информации, поступающей из внешней среды».  Эта формулировка кричит о небезопасности подобных устройств и даёт основание снять любые обвинения с владельца робота в случае ущерба от действия последнего. Особенно цинично оно выглядит в контексте разработки искусственного интеллекта (ИИ), который  будет действовать без контроля со стороны человека. Так что это определение больше подходит для определения ИИ.

       Итак, мы видим, что робот, представляющий собой неодушевлённый предмет,   наделяется правами юридического лица, то есть наделяется личностью. Это действительно революционный документ, и не случайно Д.Гришин предупреждал, что урегулирование не должно начинаться с запретов. Содержание документа  доказывает, что торопливость цифровиков и их лоббистов обусловлена вовсе не потребностями развития  отрасли,  а совсем другими соображениями.

       Во-первых, при отсутствии реальной роботизации промышленности ставка делается на «передовое» законодательство.  Первый  в мире закон  с революционным содержанием  позволит  представить Россию  в качестве  лидера   в развитии искусственного интеллекта, которое  рассматривается как  приоритетное направление.

       Во-вторых, этот закон создаст «комфортную» правовую среду для привлечения  иностранных  компаний.    Как объяснил сам Гришин, «хорошее законодательство станет нашим преимуществом. И иностранные команды будут приезжать сюда пусть сначала и не для разработки, но для проведения тех же тестов. И так мы сможем сильно продвинуться в этой области».  То есть Россию опять превращают в  испытательный полигон  и   площадку для обкатки неких  экспериментов.  Чужим игрокам открывают путь  к российскому  рынку,  на котором можно предоставлять услуги, собирать данные или иным образом применять роботов, что  делает   невозможным развитие тех российских  технологий,  которые не  вписываются в  трансгуманистический тренд.   Таким образом, речь идёт, в том числе, о лоббировании интересов иностранных государств в условиях полной неготовности РФ к такому вызову.

        В настоящее время концепция  закона  отправлена в ведущие юридические институты страны,  и скорее всего наиболее радикальные её формулировки вызовут критику и неприятие,  но  принципиальные положения будут приняты,    учитывая, кем она заказана. Во всяком случае, 25 октября  председатель комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и Картинки по запросу жигарев госдумапредпринимательству  С.Жигарев  заявил, что  депутаты определят правовой статус роботов в весеннюю сессию, и что данный вопрос уже обсуждается в нижней палате парламента. Он, в частности, отметил, что в настоящий момент сформировалось понимание необходимости  придать каждому роботу статус отдельного юридического лица.  В  зависимости от того, скольким людям он принадлежит, надо учредить новый вид формы собственности, что, в свою очередь, требует создания новой юридической базы.  «Мы этим активно занимаемся. Приятно, что и Конституционный суд к этому подключился, с удовольствием выслушаем их мнение. Потому что вопрос очень непростой», — заключил  Жигарев.   

         Призыв к достижению лидерства в развитии искусственного интеллекта положил начало не только дискуссии о законодательном регулировании. Он  стал сигналом к более широкой пропагандистской кампании, направленной на признание коренной трансформации общества как безальтернативного варианта. Все участники этой кампании  взяли за модель формулу директора Курчатовского института М.Ковальчука: новая цивилизация представляет большую угрозу для человечества, но мы должны найти в ней своё место. То есть была найдена изощрённая форма убеждения: если мы не создадим искусственный интеллект и не построим цифровое общество,  искусственный интеллект уничтожит человечество.

        Начало этой кампании было положено президентом В.Путиным  1 сентября 2017 г. в ходе форума «Проектория», проходившего в Ярославле.   Выступая во время  открытого урока для школьников, президент заявил: « Искусственный интеллект – это будущее не только России, это будущее всего человечества. Здесь колоссальные возможности и трудно прогнозируемые сегодня угрозы… Тот, кто станет лидером в этой сфере, будет властелином мира». И дальше он заверил, что если Россия будет лидером в области искусственного интеллекта, она будет делиться этими технологиями со всем миром.

         Быть готовым к строительству нового мира призвал и премьер Д.Медведев  в своей речи   17 октября на форуме «Открытые инновации» в технопарке «Сколково»,  заявив:  «Правительствам во всём мире надо торопиться, пока к власти не пришёл искусственный интеллект, и не поменял нам всем органы, и не нажал кнопку delete для того, чтобы обнулить наши мозги…  Наша задача, на самом деле, соединить усилия для того, чтобы прыжок человечества в цифровой мир был всё-таки неплохо подготовлен. И я уверен, нам это под силу. Именно потому, что мы понимаем сегодня нашу ответственность».

        Наконец, эту тему стали серьёзно обсуждать в СМИ, пытаясь представить такой вариант трансформации общества как неизбежный.

популярный интернет



Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели