«Я выражаю сердечную благодарность Святейшему Франциску…»

Из речи патриарха Кирилла на встрече мощей

святителя Николая Чудотворца

Ольга ЧетвериковаС самого начала своего правления иезуит Франциск, призвав не сосредоточиваться на канонических нормах и аспектах вероучения, стал добиваться активного «обновления» форм священнического служения, выставляя в качестве примера своё собственное поведение. Отказавшись от традиционных стиля общения и формы поведения, понтифик стал позволять себе самые экстравагантные поступки и высказывания, приводящие в замешательство правоверных католиков и эпатирующие неверующих.

Он посещает священников, оставивших служение ради создания семьи, чтобы продемонстрировать свою к ним «близость и любовь». Он встречается с однополыми парами, как это было в ходе его поездки в США в сентябре 2015 г., когда он предоставил аудиенцию своему бывшему ученику-гомосексуалисту и его «партнёру» и намеренно в присутствии представителей СМИ поцеловался с ними (при этом папа сам позвонил перед визитом своему ученику, выразив пожелание встретиться, и эта встреча явно была рассчитана на публику и выглядела как символический жест). Так же открыто, на камеру, во время своего приезда на Сицилию он вошёл в храм, держа за руку итальянского священника Луиджи Чиотти, известного борца за права извращенцев. В присутствии же журналистов он поцеловал руку другому ярому стороннику гомосексуализма — священнику Микеле де Паолису, во время празднования его юбилея в Доме Св. Марты. Понтифик обнял его со словами «всё возможно», так что юбиляр вышел, будучи крайне растроган. Де Паолис является сооснователем организации геев под названием AgedoFoggia (2010 г.), которая выступает против католического учения о семье и браке. Его подход в этом вопросе основывается на обычных для извращенцев утверждениях: гомосексуальность не выбирают, она является ориентацией и частью персональной идентичности, это не болезнь и не извращение, так что гомосексуалисты могут вступать в близкие отношения. Поскольку факт встречи понтифика с таким деятелем вызвал недоумение у определённой части верующих, они обратились с вопросом к главе пресс-службы Ватикана для разъяснения смысла произошедшего, но не получили ответа.

Франциск назначает своими советниками либеральных архиепископов, высказывающихся в поддержку однополых браков. Он делает всё более радикальные заявления в поддержку содомитов, как это было в июне 2016 г. на встрече с журналистами, когда, комментируя слова кардинала Маркса о том, что церковь должна извиниться перед гей-сообществом, он заявил: «Мы должны извиниться за многое, не только перед геями. Но мы должны не просто извиниться, а попросить прощения». Неудивительно, что папа промолчал, когда в августе 2016 г. прозвучала резкая критика в адрес кардинала Маркса в связи с преданием гласности случая сексуального насилия в Трирской епархии, которой тот управлял с 2001 по 2007 г.

Его слова и поступки ещё в начале понтификата настолько впечатлили сообщество извращенцев, что в 2013 г. четыре американских журнала, известных своей приверженностью декадентской либертарианской культуре, выбрали его «человеком года». Сначала это сделало итальянское издание американского журнала Vanity Fair, на страницах которого певец-содомит Элтон Джон заявил: «Франциск представляет собой чудо смирения в эпоху, когда процветает тщеславие. Я надеюсь, что он донесёт своё послание до людей, находящихся за бортом общества, например, до гомосексуалистов. Этот папа, похоже, хочет вернуть Церковь к древним ценностям Христа…». Другой содомит, известный немецкий кутюрье Карл Лагерфельд также в свою очередь признался, что «очень любит нового папу, у которого чудный вид и большое чувство юмора», признавшись при этом, что сам он «не нуждается в Церкви» и «в понятии греха и ада». В декабре «человеком 2013 г.» Франциска провозгласили Time и The Advocate — старейшее издание в США, защищающее права гомосексуалистов. Оно объяснило своим читателям, что предложения понтифика являются «наиболее обнадёживающими из всех, когда-либо выдвигаемых в отношении геев и лесбиянок» и что благодаря ему «католики ЛГБТ отныне полны надежды, что пришло время перемен». С таким же названием («Папа Франциск: времена меняются») была опубликована статья о понтифике и в поп-журнале Rolling Stone, с его фотографией на обложке.

Так разрушители традиционных ценностей сделали из понтифика символ перемен, воплощение абсолютной открытости в отношении современной эпохи, что стало очередным оскорблением достоинства правоверных католиков. Зато «толерантные» епископы и священники почувствовали себя намного свободнее.

На фоне такого глубокого интереса к извращенцам особенно вызывающими стали безразличие понтифика к Литургии и пренебрежение литургическими нормами и литургическим пением. Он внёс изменения в богослужебную практику, отказавшись в ходе торжества Тела и Крови Христова принять участие вместе с христианским народом в процессии с Пресвятыми Дарами и в течение всего богослужения не преклонил колени. Зато в чине омовения ног в Великий Четверг он стал допускать к участию не только мужчин-прихожан, но и женщин, среди которых была и транссексуалка. Фактически понтифик воспользовался священнодействием в целях продвижения феминизма. Он шокировал даже долготерпеливых верующих, когда в 2016 г. отправился праздновать мессу Великого Четверга в Центр мигрантов, многие из которых были не христианами, а мусульманами. Даже привыкших к мультикультурным шоу католиков поразило зрелище папы, служащего мессу на импровизированном алтаре перед толпой не понимающих сути происходящего зевак, жующих жвачку и слушающих плеер, закинув ногу на ногу и снимающих его на дорогие смартфоны.

Более того, Франциск дал понять, что литургическая практика будет подвергаться дальнейшим изменениям. Уже в октябре 2013 г. понтифик произвёл чистку Конгрегации богослужения, окружив его главу — кардинала Сара своими людьми и введя в её состав, в том числе, архиепископа Пьеро Марини, являющегося сторонником радикальной модернизации литургии. Затем по распоряжению Франциска была создана комиссия, целью которой является разрушение, как пишут наблюдатели, «одного из оплотов сопротивления перегибам постсоборных литургистов», инструкции Liturgiam authenticam 2001 г., установившей критерии переводов литургических текстов с латыни на современные языки. Некоторые считают, что с учреждением этой комиссии встретят поддержку самые радикальные идеи модернизации литургического языка, а сама инструкция будет уничтожена, что откроет путь к переработке разработанного при Бенедикте ХVI документа Summorum pontificum, снявшего ограничения на служение мессы в древнем обряде.

Не могут не поражать мирян и грубые слова папы, такие, например, как о прихожанах, с недостаточной радостью, с его точки зрения, присутствующих на литургии: «Какая гадость – эти христиане с перекошенными лицами, унылые христиане. Гадость, гадость, гадость. Да они и не вполне христиане. Они считают себя таковыми, но не являются ими в полной мере»; или как по поводу распространения фейковых новостей в СМИ: «Люди имеют болезненную склонность к копрофагии».

Высказывания Франциска в проповедях, интервью и беседах, его мысли, изложенные в его книгах проникнуты нравственном и мировоззренческим релятивизмом и даже индифферентизмом, свидетельствующими о его неприятии католической веры. Вот лишь некоторые из них.

В отношении атеистов у него «нет прозелитических намерений», так как «прозелитизм – это помпезная бессмыслица, которая не имеет никакого смысла. Надо уметь познавать друг друга, слушать друг друга и наращивать знание о мире, который нас окружает». «Каждый человек имеет собственное понимание того, что есть добро и зло. Пусть следует добру так, как сам его понимает… Это достаточно, чтобы жить в лучшем мире». «Люди, не верящие в Бога тоже спасутся». «Господь нас всех спас кровью Христовой: всех, не только католиков. Всех! “Отче, и даже атеистов?” Да, их тоже. Всех!». «Церковь не против сексуального воспитания. Лично я считаю, то оно должно сопровождать развитие детей, адаптируясь на каждом этапе». «Меня не интересует, обучается ли ребёнок у католиков, протестантов, православных или иудеев. Меня интересует, чтобы его обучали и кормили».

Многих повергло в шок сенсационное заявление Франциска, прозвучавшее во время проповеди о святом Петре, крестившем язычников, касавшееся инопланетян: «Святой Пётр обратил варваров в Божью веру, несмотря на то, что те не очень хорошо относились к христианам. Я полностью поддерживаю его поступок… Представьте, что завтра к нам прилетят марсиане. Они будут зелёными и с большими ушами, как на детских рисунках. И вдруг один из них скажет: “Я хочу креститься”. Что тогда нам делать?». Заявив, что Библия отвергает возможность дискриминации верующих по каким бы то ни было признакам, он продолжил: «Когда Господь указывает нам путь, неужели мы скажем: “Нет, Боже, это неразумно! Мы всё сделаем по-своему”. Кто мы такие, чтобы закрывать перед кем-то двери?»[1]. Похоже, что когда команда Бергольо переформулирует догмат о непогрешимости папы, вопроса «Кто я такой?» или «Кто мы такие?» у него больше не возникнет.

Одной из характерных особенностей «учительства» Франциска стало богохульство, которое он совершает, абсолютно произвольно толкуя текст Евангелия. В одном из своих выступлений он заявил: «Когда Иисус жаловался “Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?” — богохульствовал ли Он? В этом тайна. Очень часто я слушал людей, переживших тяжёлые, болезненные ситуации, которые столько потеряли или чувствовали себя одинокими и покинутыми и которые вопрошали: “За что? За что?”. Они восставали против Бога. И я им отвечал: “Продолжайте так молиться, поскольку это тоже молитва”. Так как когда Иисус говорил Отцу: “Для чего Ты Меня оставил?”, это была именно молитва». То есть, по Франциску, получается, что Христос, обращаясь к Богу с такой молитвой, восставал против Бога.

Те же домыслы, не соответствующие традиционным толкованиям Св.Писания, мы видим в отношении Богородицы. Во время одной из своих проповедей Франциск заявил, что Святая Дева Мария испытала бунтарские чувства у подножия Креста после Его смерти и посчитала, что обещание Ангела во время Благовещения были ложными и что она была обманута. Вот что говорит Франциск: «Она молчала, но в своём сердце сколько слов она говорила Господу! Ты, в этот день, мне сказал, что он станет великим; ты мне сказал, что ты дашь ему трон Давида, его отца, что он будет царствовать вечно, а теперь я вижу здесь! Дева была человечной! И, наверное, ей хотелось сказать: Ложь! Я была обманута!».

Франциск любит давать вольные трактовки и личности Иуды, о котором он много раз отзывался с сочувствием и жалостью, в духе гностического «Евангелия от Иуды», ставшего популярным со времён Бенедикта ХVI. В одной из своих проповедей он заявил: «Он был епископом, одним из первых епископов, да? Заблудшая овечка. Бедняжка! Бедняжка этот брат Иуда, как назвал его дон Мадзолари в своей прекрасной проповеди: “Брат Иуда, что происходит в твоём сердце?”». В другой раз, ссылаясь на того же дона Мадзолари, Франциск, совершенно неверно объясняя значение скульптурного изображения на капители базилики св. Марии Магдалины в Везле (Франция), заключает: «С одной стороны там изображён удавившийся Иуда…, а с другой стороны капители – Иисус Добрый Пастырь, Который несёт его на плечах, несёт с Собой. Это тайна. Но эти люди в Средние Века, которые преподавали катехизис изображениями, они понимали тайну Иуды. И у дона Примо Мадзолари была хорошая речь… Это священник… хорошо понял сложность логики Евангелия. Тот, кто больше всего испачкал руки – это Иисус. Иисус испачкался больше всего. Он не был “чистеньким”, но он вышел из людей, был среди людей и принимал людей такими, какими они были, а не какими они должны были быть».

Вот так, прикрываясь многозначительным словом «тайна», в данном случае относящимся к «бедняжке Иуде», Франциск, выдав неизвестную фигуру за Христа, походя вновь совершил богохульство. Как написал один из католических блогеров, комментируя эту «милосердную» трактовку образа Иуды, «не стоит удивляться, если рано или поздно Бергольо выскажет сомнение и относительно самого диавола: он расскажет нам, что в конечном счёте, диавол был хорошим и Бог простит его, в соответствии с чаяниями Оригена и бреднями каинитов».

Давая оценку высказываниям и поведению Франциска, важно отметить, что он очень хорошо понимает, что он делает и зачем он это делает. Он не является невеждой или поверхностным и посредственным интеллектуалом, не имеющим опыта в выполнении высоких должностных обязанностей. Будучи иезуитом, он хорошо изучил католическую доктрину, что видно из того, что все его ереси и ложные идеи сопровождаются правильными положениями традиционного учения, в силу чего малограмотному человеку трудно понять суть искажений. Мы имеем дело с хитрым и коварным врагом христианства, слова и поступки которого носят сознательно подрывной и провокационный характер и направлены на осквернение христианства и разрушение тех духовных и нравственных начал, которые остались ещё в жизни правоверных католиков.

Сам Франциск так изложил свою миссию: «II Ватиканский собор… решил смотреть в будущее в духе современности и раскрыться современной культуре. Отцы собора знали, что эта открытость современной культуре является синонимом религиозного экуменизма и диалога с неверующими. После них было сделано мало в этом направлении. У меня есть скромное и горячее желание это сделать».

Действительно, мы видим, что «диалог», который ведёт Франциск, является действенным только в отношении нехристиан и врагов христианства, в то время как в отношении тех, кто пытается хоть как-то сопротивляться разрушительным процессам в католической церкви, не проявляется даже намёка на милосердие. Франциска раздражают традиционная мораль, догма, литургия, которые он извращает, прибегая к своим излюбленным методам – осквернению, осмеянию, скандалу и профанации, ввергающих в отчаяние верующих католиков. Как пишет исследователь Милес Кристи, «человек, который богохульствует и совершает кощунства систематически, открыто и мастерски, глубоко изучив католическую догму, прекрасно управляя медийным пространством, цинично пользуясь тем нравственным влиянием, которое обеспечивает ему громадный престиж его религиозной власти, такой человек, я бы сказал, может действовать только под прямым и добровольно принятым влиянием князя тьмы, князя мира сего, отца лжи…».

Рано или поздно эта связь Франциска с отцом лжи должна была выйти на свет, что и произошло во время его утренней проповеди 4 апреля 2017 г. в отеле святой Марфы. Показательно, что в сообщении «Радио Ватикана» об этой речи из неё убраны самые шокирующие высказывания, но они присутствуют в изложении «L’Osservatore Romano», опубликованном на ватиканском сайте и переведённом «Свободной католической газетой». Говоря об отношении христиан ко кресту и крёстному знамению, понтифик соотнёс слова Христа «Когда вознесёте Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я» (Ин. 8, 28) с первым чтением Мессы (Числ 21, 4-9), в котором рассказывается история о медном змие, сделанном Моисеем в пустыне, чтобы ужаленные змеями, которых Господь послал на израильский народ в наказание за их ропот и неверие, взглянув на него, могли получить исцеление. Объясняя эту параллель, Франциск обратился к тому месту из Второго послания апостола Павла к Коринфянам, в котором о Христе говорится: «Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нём сделались праведниками пред Богом» (2 Кор 5, 21). Однако, он использовал другой перевод этой фразы: «не знавшего греха сделал грехом». В итоге Франциск семь раз употребил выражение «стал грехом» и, обыгрывая новозаветную аналогию «вознесения» Христа на кресте с вознесением Моисеем медного змия в пустыне, заявил, что, поскольку медный змий может быть символом змия-искусителя и диавола, то и Христос, следовательно, «принял вид отца греха» и «стал диаволом».

Вот что пишет «L’Osservatore Romano»: «”Змий, – продолжает папа, — это символ зла, символ диавола; он был самым коварным из животных в земном раю”. Поскольку “змий был тем, кто способен совратить с помощью обмана”, он – “отец лжи: и это тайна”. Но что же, значит, мы “должны смотреть на диавола, чтобы спастись? Змий – это отец греха, тот, кто побудил человечество согрешить”. На самом деле “Иисус говорит: “Когда Я буду вознесен, все придут ко Мне”. Очевидно, что это тайна креста”. “Бронзовый змий исцелял, — говорит Франциск, — но бронзовый змий был двояким знаком: знаком греха, совершённого змием, знаком совращения змия, коварства змия; но он был также и знаком креста Христова, он был пророчеством”. И “потому Господь говорит им: “Когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, кто Я”. Таким образом, утверждает папа, мы можем сказать, что “Иисус “стал змием”, Иисус “стал грехом” и взял на себя все мерзости человечества, все мерзости греха. И Он “стал грехом”, он дал вознести Себя, чтобы все люди смотрели на Него, люди, раненные грехом, мы сами. Это тайна греха, и об этом говорит Павел: “Он стал грехом” и принял вид отца греха, коварного змия”. “Кто не смотрел на бронзового змия, будучи ужален змеей в пустыне, — объяснил Понтифик, — умирал во грехе, во грехе роптания против Бог и против Моисея” Подобным образом, “тот, кто не признает в этом человеке, вознесенном, подобно змию, силу Бога, ставшего грехом, чтобы исцелить нас, умрет в собственном грехе”. Ибо “спасение приходит только с креста, но с того креста, который есть Бог, ставший плотью: нет спасения в идеях, нет спасения в благих намерениях, в желании стать хорошими”… Крест — говорит он далее – “для некоторых является отличительным знаком принадлежности: “Да, я ношу крест, чтобы было видно, что я христианин””. “Это неплохо”, но “это не только отличительный знак, типа эмблемы команды», но “это память о том, кто стал грехом, кто стал диаволом, змием, ради нас; унизился до полного самоуничижения”».

Наконец-то Франциск произнёс то, что выражает саму суть его мировоззрения, в основе которого лежит гностическое учение масонства, уравнивающее добро и зло, чёрное и белое. Под этими словами с готовностью подписались бы теософы, рассматривающих змия-искусителя как своего бога. Так же откровенно демонизировала Христа их наставница Е.Блаватская, выдавая Его за Люцифера: «Demonest Deusinversus», «Логос и Сатана едины», «Люцифер есть Логос в своём высшем аспекте. Слово – перворожденный Слово – перерождённый брат Сатаны». В лучших традициях гностицизма Франциск обильно применяет христианские понятия и сюжеты, наполняя их нехристианским содержанием. Накладывая покров «тайны» на евангельский текст и пребывая как бы в ореоле посвящённого, он даёт ему своё собственное, ложное и извращённое толкование, замещая собой всё святоотеческое предание. Это есть выражение оборотнической религии, окончательное утверждение которой приведёт к тому, когда, по словам теософа Э.Бейли, «между единственной Универсальной Церковью, Священной Ложей всех масонов и более узким кругом эзотерических обществ не будет расхождений».

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели