Намного серьёзней – тема «прекариата«, для презентации которой на встречу Бильдербергского клуба был специально приглашён английский экономист профессор Лондонского университета Ги Стэндинг, автор двух нашумевших книг «Прекариат: новый опасный класс» (2011) и «Хартия прекариата» (2014).Ольга Четверикова

Термин «прекариат», произведённый от слов: «précaire» (ненадёжный) и «proletariat», появился ещё в конце 70-х годов для обозначения людей с наиболее низкими доходами, работающими неполный рабочий день на сезонной работе или в теневом секторе. Положение таких людей не позволяет им обеспечить свою экономическую и социальную независимость. Впервые данный термин стал использовать французский социолог Робер Кастель, затем его применил итальянский экономист Алекс Фоти, который утверждал, что прекариат на постиндустриальной фирме является тем же, чем пролетариат на промышленном предприятии.

Ольга Четверикова: лишние люди (Прекариат) 01.11.2016

Что касается Ги Стэндинга, то он создал свою концепцию, описывая прекариат как новый находящийся в процессе становления общественный класс, отличительной чертой которого является то, что его уровень подготовки более высок, нежели тот оплачиваемый труд, который ему предлагает работодатель. Это первый «сверхквалифицированный» класс, включающий в себя три категории людей: одна вышла из пролетариата, но они никогда не достигнут того, что имели их родители, другая – это мигранты, а третья состоит из образованной дипломированной молодёжи, которая не может найти достойную работу. Все три группы объединяет чувство неуверенности, обусловленное неопределённостью их положения, ограниченным доступом к социальным выплатам, фактическим отсутствием социальной поддержки и каких-либо перспектив. Это делает новый класс крайне опасным для сильных мира сего.

Появление прекариата стало следствием тех глубоких перемен, которые происходят сегодня на рынке труда в условиях тотальной глобализации. Как указывает Стэндинг, одно из следствий этого — появление многоуровневой классовой структуры, которая характерна именно для глобальной экономики. Наверху находится плутократия, представленная сверхбогатыми и просто богатыми. Затем идёт так называемый салариат — люди с долгосрочными гарантиями занятости, пенсиями, медицинской страховкой и пр. Ниже – старый пролетариат. Численность салариата и пролетариата постоянно сокращается, зато быстро растёт стоящий ниже них класс прекариата, за которым следует уже беднота — люди, живущие и умирающие на улице без связи с обществом.

Прекариат не имеет никакой гарантии занятости и вынужден постоянно менять виды работы. Работая в основном по срочным контрактам, он не может рассчитывать на государственную помощь, пенсионное обеспечение, отпуск, пособия по безработице, больничные и оплату медицинских счетов. В ещё более тяжёлом положении находятся те, кто работает в теневой экономике, то есть без трудового договора, не входя в юридические отношения со своим работодателем. Эти люди вообще лишены каких-либо гарантий.

Государство-паноптикум

Меняющаяся система пенсионного обеспечения приводит к размыванию грани между салариатом и прекариатом. Как указывает Стэндинг, на самом деле мы видим медленную смерть пенсий как таковых. К тому времени, когда человек доживёт до 60, правительство уже увеличит пенсионный возраст и минимальный трудовой стаж, а отчисления в пенсионный фонд будут переложены с компании на работника, который станет платить всё возрастающие взносы.

Падение доходов европейцев происходит сегодня такими темпами, что значительная часть населения быстро приближается к черте бедности. Как следует издоклада НПО Oxfam, проводившей исследование осенью 2015 г., 123 млн. человек в Европе (почти четверть населения) подвержены риску оказаться в состоянии бедности (в 2008 г. их было 116 млн.). Это прямое следствие растущего неравенства в распределении богатств. По данным доклада Oxfam, 1% наиболее богатых европейцев обладает третью всего богатства, в то время как 40% наименее обеспеченных принадлежит всего 1%.

Прекариат не имеет не только социально-экономических, но и многих гражданских, политических, культурных прав, которыми обладают другие категории населения. Это увеличивает потенциал протеста в среде прекариата, но такой протест обычно не имеет выхода. Отрицая старые политические партии, рабочие, выпавшие из пролетариата, превращаются в социальную опору для набирающих силу крайне правых националистических движений, которые сталкивают их с мигрантами. Последних же, в свою очередь, используют подконтрольные спецслужбам радикальные организации, которые следят за тем, чтобы их протест не ушёл в русло социальной борьбы, а оставался в рамках пустого, бессмысленного бунта.

Боле того, бесправное положение прекариата облегчает верхушечному слою строительство полицейского государства, в котором постепенно исчезнет понятие частной жизни. Стэндинг называет его «государством-паноптикумом» и указывает на тотальную слежку, которая уже практикуется в Соединённых Штатах.

Однако зачем всё-таки Стэндинга пригласили в Бильдербергский клуб? Причина, видимо, в том, что он является сторонником концепции «безусловного основного дохода» — гарантированного денежного довольствия каждому гражданину, вне зависимости от потребности, но обусловленного определённой активностью, которой от гражданина ожидают (участием в выборах и пр.). В 2016 г. такое пособие попытались ввести в Швейцарии, но предложение не прошло: на референдуме, состоявшемся 5 июня сего года, против введения «безусловного основного дохода» проголосовали 76,9% участвовавших в голосовании граждан Швейцарии. Идея чревата как минимум разложением трудовой этики, на которой держится организованное общество. Тем не менее эксперименты над людьми продолжаются, сейчас программа «безусловного основного дохода» будет запущена в голландском Утрехте.

Популярный интернет

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Ростислав Ищенко (новое видео)
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели