В 10-х гг. ХХI века   главная роль в перестройке образования в России  переходит к новым центрам, среди которых надо выделить  следующие три структуры.

Ольга ЧетвериковаВ 2006 г. в рамках реализации приоритетного национального проекта «Образование» на основе частно-государственного партнёрства была создана  Московская школа управления (МШУ) «Сколково».  Её основали партнёры-учредители — 8  российских  и международных  компаний  и 10 частных лиц,  вошедших   в  Координационный  совет —  «Тройка Диалог», Credit Suisse, SUN Group, ТНК-ВР, «Северсталь», ВЭБ, Р.Абрамович, Л.Меламед (сейчас под следствием), А.Чубайс (уже вышел), А.Волошин и др. Стратегическое консультирование осуществляет Международный  попечительский совет,  в который входят Д.А.Медведев (председатель), Г.О.Греф, И.И.Шувалов, И.А.Фурсенко, Б.Дуган (экс-президент Credit Suisse Group и Credit Suisse),  П.Кибсгаард  (директор Schlumberger Limited), Дж.Ниббе (член глобального исполнительного комитета   EY ),  П.Полман (главное должностное лицо Unilever), М.Саттон (председатель Совета директоров  International Paper), Б.Шеппард  (международный руководитель  в PwC International). Возглавляют и   совместно управляют  школой  председатель Координационного совета Андрей Раппопорт,  президент Андрей Шаронов и ректор Марат Атнашев[1].

Среди её главных задач  —   включение российского бизнеса в мировое сообщество,   утверждение глобального видения мира, создание среды, объединяющей управленцев мирового уровня, предпринимателей  и представителей власти. Школа стала реализовать корпоративные, открытые и международные образовательные программы по повышению управленческих навыков и развитию стратегического бизнес-видения, в которых заняты 150 профессоров из международных бизнес-школ.  

Непосредственно разработкой и обучением инновационным образовательным технологиям и практикам управления образования занялся  Центр образовательных разработок МШУ Сколково (SEDeC),  созданный в 2011 г.  Он взял на себя  задачи   модернизации  систем высшего образования, кадрового обеспечения для корпораций и отраслей, создание условий для взаимодействия рынка труда и систем профобразования, консультирование и обучение управленческих команд, реализующих стратегии развития образовательных учреждений в России и мире.  Фактически Центр превратился в  головную бизнес-школу управления, которая играет ключевую роль в перестройке сознания действующих управленческих кадров и в подготовке кадрового резерва.

Другим  двигателем  коммерциализации образования  стал Инновационный центр «Сколково», реализуемый фондом «Сколково», созданный в 2010 г.   Особо важную роль   тут играют Открытый университет «Сколково»  и Сколковский институт науки и техники (Сколтех).

Третья структура – это Агентство стратегических инициатив  по продвижению новых проектов (АСИ).   Оно  было создано  распоряжением  Правительства  России от 11 августа 2011 г. и представляет  собой НКО, мыслимую как «инкубатор инновационных бизнес-проектов и социальный лифт для инициативных граждан».       Это главный инновационный институт, призванный заниматься сетевой работой и «прорывными проектами» и выступающий как посредник  между средним бизнесом и финансовыми институтами.   При его создании указывалось, что в дальнейшем он может получить статус госведомства, которое возьмёт на себя часть функций Минобрнауки и Минэкономразвития.

Показателен состав  Наблюдательного совета АСИ, который возглавляет  президент РФ. Сегодня в него входят  президент Сбербанка Г.О.Греф,  министр экономразвития Орешкин М.С., председатель ВЭБ  С.Н.Горьков С.Н., помощник президента А.М.Белоусов, президент  Ward Howell С.И.Воробьёв, президент Торгово-промышленной палаты С.Н.Катырин, президент Российского союза промышленников и предпринимателей А.Н.Шохин и др.

Миссию АСИ достаточно ясно и определённо изложил  его первый   директор (а ныне – губернатор Новгородской области) А.С.Никитин[2]:     оно «должно поддерживать  проекты конкретных предпринимателей там, где бизнес сталкивается с административными барьерами. Вот это наша основная исходная функция, ради которой мы были созданы… Это ключевая функция, которой мы занимаемся с точки зрения поддержки проектов».  Речь идёт об инновационных бизнес-проектах, об образовательных и социальных проектах,   связанных с доступом бизнеса в частную сферу (частные школы, детские сады, дома престарелых и др.).  То есть «ключевая  функция АСИ – это снятие административных барьеров для развития бизнеса через поддержку проектов»,  а его задача — «быть выразителями интересов бизнеса, отстаивать их позицию  в работе с федеральными органами» [3].

Непосредственно  подготовкой  образовательных проектов занялось отделение АСИ «Молодые профессионалы» во главе которого встал с Д.Песков[4] (однофамилец пресс-секретаря президента).   Однако  за основу  их была взята та модель «образования будущего», которую    Д.Песков  разработал  ещё в  2009-2010 гг.,   пребывая   во главе Центра  новых образовательных технологий «Метавер» и реализуя совместные проекты с компаниями Nokia, Intel, CISCO,   фондом  Потанина и др.

Суть её в следующем.

Тотальные перемены в обществе делают ненужной ту сложившуюся ещё в ХVII веке модель образования,  которая была направлена на формирование образованной личности и предполагала наличие соответствующих институтов: школы, уроков, учителей, оценок, экзаменов  и т.д. Наша планета покидает «Галактику Гутенберга»[5], и правила теперь диктует  Интернет.  Поэтому  все традиционные институты должны быть  упразднены, школа и университет будут преобразованы по модели компьютерной игры, где между реальным и виртуальным не будет границы. Вместо учителей и преподавателей будут тьюторы, помощники, эксперты; вместо знаний  — получение нужных навыков для успешной карьеры, необходимых для работодателя-заказчика, который и будет их оценивать.

Государство должно быть освобождено от контрольных и административных функций,   которые   передаются создающимся профессиональным ассоциациям – так называемому «гражданскому обществу».  Образование будет страховым, так как  корпорации нуждаются в механизме, обеспечивающем долгосрочную лояльность студента. Часть денег оплачивает государство, остальную, большую часть, — компания, которой студент в последующем выплачивает деньги.

Университеты  должны работать по принципу венчурных фондов, будет стёрта граница между образованием и бизнесом, учить будут «в деле», а не за партой.  Сюда поступают командами, подбирающимися по компетенциям, причем вступительные экзамены заменяются метаиграми. Вместо преподавателей, которых останется 5-10%, будут  проповедники,  вместо защиты диплома – выступление с презентацией, которое представляет собой проект для инвестора, то есть – для работодателя, который и будет   завершением    «образования», тем  investor-day, когда студента сводят с бизнесом. Если команда работает хорошо, усваивает знания за полтора года, демонстрирует на практике свои возможности и компетенции, проходит investor day, то задерживаться в университете незачем.  Поэтому каждый будет учиться разное количество лет.

«Образование» должно быть с  асинхронным и вариативным, учить разным типам мышления, использовать разные образовательные форматы   (iCamp, RuСamp, EduCamp, Rapid Foresight, BarCamp, метаигры). Особо Песков выделил формат баркемпов (BarCamp),  пришедших из Силиконовой долины и представляющих собой  международную сеть конференций, которая создаётся самими  участниками. Конференции открыты для всех, проходят в формате  докладов, тренингов, презентаций и обсуждений.   Именно это Песков   назвал «образованием будущего», когда человек интенсивно погружается в какую-то реальность, живёт в ней и образовывается, что  рассматривается как более эффективное, чем  лекции, семинары и всё остальное.

В институте команды студентов будут пребывать   столько, сколько нужно для презентации проекта, а после этого  уходят.    Главное – воспитание  лидерских качеств, навыков управления проектами, понимание лояльности к бизнесу. Учить  необходимо на протяжении всей жизни (от раннего детства до старости), при этом ориентироваться не на «местные», а на мировые стандарты качества, сближать образование, исследование и управление, создавая «карты будущего». Поскольку «образование» должно представлять собой просто приобретение компетенций, нужных в данный момент работодателям, для нормального преподавания оставляют только часть предметов, остальные, в первую очередь, гуманитарные, переводят в онлайн-обучение.  Фундаментальное образование остаётся только для немногих, это дорогое, «человеческое» образование. Для остальных – дешёвое, «компьютерное», дистанционное.  Поэтому оптимальное число вузов – 200-250.  Как выразился Д. Песков, «то, что сгнило, должно умереть», как это произошло с военным образованием, «реформированным» Сердюковым.

В качестве  примера Песков привёл  перестройку, осуществлённую ими во Владивостокском государственном университете экономики и сервиса, где на  все руководящие посты   были назначены айтишники.  Здесь отказались от бумажных учебников, создали электронную библиотеку, каждому студенту дали по ноутбуку и оставили только 5-10% преподавателей, остальные предметы перевели в онлайн. В итоге фонд оплаты вырос на 60%, что стало ресурсом для изменений. Кроме того, вуз купил рыболовную флотилию и ремонтные мастерские, где студенты стали нарабатывать технические компетенции и зарабатывать деньги.

Песков также подчеркнул, что  перемены должны быть быстрыми и  что, в силу позиции президента,  в России для этого  как  раз  имеются все возможности.   Если же всё откатится к традиционализму («плохой сценарий»), то придётся ждать смены поколений[6].

Над проектом  «будущего образования» Д.Песков   работал  совместно с руководителем разработки корпоративных  образовательных программ МШУ «Сколково», профессором    П.Лукшой, который, рассказывая  об их работе, поведал следующее:

«Прежде всего, мы учитывали, что наша жизнь очень стремительно переходит в цифру. Цифровая копия человека (страница в социальной сети) и сам человек всё больше сближаются. В какой-то момент всё культурное и научное наследие окажется в сети — и в сети будет максимум информации о том, что происходит в данный момент с каждым из нас. Предельное развитие интернет-технологий, развитие мобильных технологий позволит получать информацию всегда и везде. Когда этот момент наступит — а мы условно называем его “точкой Бога”, — образование должно стать совершенно другим. Ждать осталось недолго — лет 10–15. Развитие информационных технологий породит целый пучок новых решений. Это и образование в виртуальных мирах, в первую очередь в разных многопользовательских играх, и автоматические образовательные системы с искусственным интеллектом — электронные наставники, и повсеместное образование в любых городских пространствах с использованием дополненной реальности».

«Что случится, когда информация будет доступна каждому всегда и везде? Система, где университетские преподаватели передают знания, читают курсы и лекции, а потом по ним проводят тестирования, в будущем станет попросту бессмысленной. Нужно принципиально новое содержание! В постинформационном обществе, к которому мы движемся, образование перестает быть какой-то отдельной задачей, а становится практикой, которая длится всю жизнь. Условно говоря, в режиме 24/7 каждый будет учиться тому, что нужно знать прямо сейчас, — проходить курсы и тренинги, посещать семинары и мастер-классы специалистов»[7].

Проекты  Центра «Метавер»  были идейной подготовкой, а в 2010 г. на их основе  Д.Песков  и П.Лукша    разработали  первую версию  форсайт-проекта «Образование 2030»[8].  Эта версия была верифицирована зарубежными экспертами, в частности, американской транснациональной корпорацией Cisco – мировым  лидером в области сетевых технологий, предназначенных для Интернета[9]. Так что неудивительно, что российские форсайтеры так  настойчиво продвигают онлайн-обучение.

В версии 2010 г. образование  рассматривается как «инструмент влияния на глобальном рынке». При этом  указано, что проект ориентирован в основном на Россию, но для образовательных технологий и для рынков образования  выводы носят глобальный характер. То есть, проект рассматривает Россию как площадку для масштабного эксперимента, результаты которого будут внедряться уже повсеместно.

Речь идёт о смене всей системы функционирования  общества. С 2015 г. начнётся переход к распространению форм сетевой саморегуляции, «перестройки-перетряски» экономик и переключение на новые технологии.  Поскольку Китай и Индия становятся крупнейшими рынками науки и культуры, бизнес и образование переключаются на обслуживание их спроса. Кроме того, утверждается проект «Всемирный Халифат» (распространение ислама),  при котором территория России рассматривается как одно из возможных опорных пространств  для  «виртуального Халифата».

Трансформация образования происходит в четыре этапа. Переломным является    период 2017-2022 (замены роли государства и профессионального сообщества бизнес-возможностями    нового сектора), а завершается всё в период 2022-2030, когда  происходит «сломом/ликвидация  традиционных моделей образовательной системы».

Это конечная цель, так что, как мы видим, всё  жёстко и определённо.   

Что касается новых технологий, то, поскольку к 2016 г. 90% населения будет присутствовать в Интернете, в 2018-2020 гг. должен быть введён обязательный универсальный идентификатор личности в интернете. К 2022 г. вся поддающаяся оцифровке информация  будет храниться в Сети и доступна из любой точки планеты, что приведёт к принципиальному пересмотру моделей управления знаниями (наукой, образованием и архивами). К 2015-20 гг. массовое использование когнитивных технологий для установления прямой связи между нервной системой и компьютеромприведут к разделению  («психоразрыву») между пользователями и не-пользователями, начнётся Вторая психоделическая революция,  и появятся «протоколы прямого обмена информацией между нервными сетями через Сеть».

В 2010-2030 гг. происходит «сворачивание» школьной системы,  расширится разрыв между «цифровыми» учениками и «нецифровыми» учителями, утверждается внесистемное образование, множество форм обучения, появляются учителя-непедагоги, осуществляется  международная сертификация и трансформация ЕГЭ.  Государство теряет стратегическое  влияние на школу, удерживая только хозяйственные и административные функции, всё определяет работодатель. Традиционная школа остаётся для неудачников.

В вузах происходит  тот же  «культурный разрыв» между цифровым поколением студентов и менее продвинутыми преподавателями, переход качественных преподавателей в смежную деятельность. В 2020 г. наступит момент пересмотра доминирующей модели вузов,   в связи с приходом к власти в них цифрового поколения.

До  2020 г. государство  должно отобрать вузы «первого эшелона», получающих поддержку и финансирование для трансформации, повысить  требования к инновационной деятельности и к решению проблем интеграции мигрантов и роста толерантности. Растёт число профессоров-непедагогов из корпораций, вводятся дистанционные, мобильные формы обучения,  «индивидуальные образовательные траектории». Вузы превращаются в «холдинги» студентов, где «профи» подбирают под себя команды.

В течение 2010-х гг. растут корпоративные университеты, и транснациональные корпорации начинают доминировать на глобальных рынках  корпоративного образования. Происходит конвергенция бизнес-школ, тренинговых и колсантинговых компаний (альянс лидеров рынка бизнес-образования и консалтинга), а также конвергенция бизнес- и личностного образования. Происходит взрывное развитие поствузовского личностного образования.

Таким образом, мы видим, что  уже в первой версии форсат-проекта «Образование 2030» был  изложен готовый план   полномасштабных перемен, но  осознать значение  их простому человеку сложно, поскольку  авторы проекта  сознательно сохранили  ключевые, понятные всем традиционные термины: «образование», «школа», «вуз», которые, однако,  наполнены  совершенно другим содержанием.   В результате от образования должно остаться только  название, так как конечный этап  — это  «самораспад или пересборка образовательных систем»  под реальность постинформационного общества.

Первая версия форсайт-проекта оказалась неизвестна широкой публике, но с образованием АСИ в 2011 г. появилась возможность его продвижения на уровень федеральных органов власти.

[1] См. офиц. сайт МШУ «Сколково»:  https://common.skolkovo.ru/ru/skolkovo/about/
[2]      Что касается директора АСИ А.С.Никитина, то он окончил ГУУ и Стокгольмскую школу экономики,  до 2011 г. работал в группе компаний «Рускомпозит». «Рускомпозит» принадлежит кипрскому офшору Steklonit Holdings Ltd., у него налажены хорошие отношения с «Газпромом», «Транснефтью», «Русснефтью», «Лукойлом», «ТНК-ВР», и «РЖД».
[3] Без комментариев: Агентство стратегических инициатив в Севастополе. 26.03.2014. – Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=oMCKAons60U
[4] Биография Д.Пескова очень показательна. Ещё обучаясь  на историческом факультете Воронежского государственного университета по специальности «Молодёжные политические движения», он возглавлял  в 1995 г. Свободный профсоюз студентов и обучался в ТРИЗ-тренинг Центре (ТРИЗ – теория решения изобретательских задач  по теме «методика продвижения личности и товара на рынке). Затем продолжил учёбу в магистратуре факультета политических наук Московской школы социальных и экономических наук и в Манчестерском университете. В 2000 г. работал в МГИМО (У) МИД России, где руководил разработкой стратегии развития университета,  Центром интернет-политики и созданием Российской ассоциации международных исследований, затем – зампроректор  по научной работе и директор  по инновациям. После МГИМО работал в Центре новых образовательных технологий «Метавер», а с 2011 г. – директором направления «Молодые профессионалы» АСИ.  Сегодня Д.Песков является также членом     Экспертного совета при Правительстве Российской Федерации, членом Совета директоров ОАО «ОАК», «Аэрофлот», РЖД, ГАО «ВВЦ», ИПК «Машприбор». С 2014 г.- член Совета директоров ОАО «РЖД», Дмитрий Песков является членом рабочей группы Экономического совета при Президенте Российской Федерации по направлению «Социальная политика и развитие человеческого потенциала»; Экспертного совета при Правительстве Российской Федерации; совета Союза «Агентство развития профессиональных сообществ и рабочих кадров Ворлдскиллс Россия»; рабочей группы по выработке комплекса мер, направленных на увеличение к 2020 году числа высококвалифицированных работников до уровня не менее трети от числа квалифицированных работников при Министерстве труда и социальной защиты Российской Федерации; Общественно-государственного совета системы независимой оценки качества профессионального образования, членом Совета РСПП по развитию молодежного, инновационного и малого предпринимательства, членом Межведомственной комиссии по технологическому развитию президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России; Национального совета при Президенте Российской Федерации по профессиональным квалификациям (Руководителем рабочей группы по поддержке лучших практик развития квалификаций); наблюдательного совета Федерального государственного автономного учреждения высшего образования «Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики»; Межведомственной рабочей группы по развитию электронного обучения, дистанционных образовательных технологий по реализации образовательных программ в образовательных учреждениях при Минобрнауки России; Совета по инжинирингу и промышленному дизайну при Минпромторге России; Правления благотворительного фонда «Фонд поддержки слепоглухих»; с 2013 по 2014 г. членом Совета директоров ОАО «ОАК», ОАО «ГАО ВВЦ», ИПК «Машприбор», с 2014г по н.в. членом Совета директоров ОАО «АЭРОФЛОТ», ОАО «РЖД».
[5] «Галактика  Гутенберга. Становление человека печатающего» (1962 г.) — так называется книга известного канадского профессора Маршалла Маклюэн (1911-1980), которого называют «пророком электронной коммуникации». Главный методологический принцип  Маклюэна заключался в том, что духовный и материальный прогресс человечества определяется не орудиями труда и или освоением природы, не экономикой, политикой и культурой, а технологией социальной коммуникации, то есть коммуникационными каналами, которыми располагают люди  (так Маклюэн стал называть культуру, отказавшись от анализа её морального и интеллектуального содержания). В соответствии с этим он делит историю человечества на 4 этапа  в зависимости от доминирующих средств массовой коммуникации:
  -эпоха «дописьменного варварства», при котором главным достижением была членораздельная речь, отсюда формирование «человека слушающего», чей психический мир развивался гармонично;
  -эпоха письменной кодификации, в которой главенствует не слух, но зрение, и главным являются тексты, закодированные письменами. Кодирование-декодирование смыслов сделало человека рационалистическим и расчетливым наблюдателем исторического процесса
  -эпоха Гутенберга (или «Галактика Гутенберга»), которая покончила с природной гармонией первобытного человека, положив начало «типографской эре», давшей возможность обращаться к массовой «безличной» аудитории. Вместо «человека слушающего» появляется «человек смотрящий», который погружен не в общение, а в индивидуальное чтение и у которого атрофированы все сенсорные каналы, зато гипертрофировано зрение. Личное мышление всё  больше уступает место ориентации на печатное слово и «книжные» авторитеты, отчуждение приобрело в обществе угрожающие масштабы. Следствием этого стали массовые политические и религиозные движения и кровавые революции;
— наконец, современная эпоха, характеризующаяся применением электрических и электронных средств связи, осуществивших «коммуникационную революцию». Они оказывают воздействие не на отдельные органы чувств, а на всю нервную систему человека, к которому возвращается сенсорный баланс периода дописьменной коммуникации, в результате чего происходит синтез «человека слушающего» и «человека смотрящего». Складывается «электронная галактика», которая на новой технологической основе воспроизводит  первобытное единство коллективного сознания и превращает планету в единую «глобальную деревню», в которой не будет индивидуализма и национализма, отчуждения, агрессивности и военных конфликтов.
[6] Образование будущего: Google ломает шпиль МГУ. — Режим доступа: http://www.intelros.ru/intelros/reiting/reyting_09/material_sofiy/8739-obrazovanie-budushhego-google-lomaet-shpil-mgu.html 
[7]   Митева Ц.   Павел Лукша: «Собрать себя как специалиста можно будет и без университета». – Режим доступа: http://www.mn.ru/society/85401
[8] Образование 2030: Дорожные карты будущего. Результаты первого российского этапа исследования Опубликован в мае 2011 г. – Режим доступа:  http://www.myshared.ru/slide/214897/.
[9]  Евзрезов Д.В., Майер Б.О. «Образование 2030 – вызов системе образования. 1. Форсайт образования – план создания людей одной кнопки? – Режим доступа:   https://cyberleninka.ru/article/n/obrazovanie-2030-vyzov-sisteme-obrazovaniya-1-forsayt-obrazovaniya-plan-sozdaniya-lyudey-odnoy-knopki

популярный интернет


Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели