В июне этого года состоится Всеправославный собор на Крите. Относительно этого мероприятия ведется большая полемика. Что будут обсуждать представители пятнадцати Православных церквей? Какую угрозу несет Католическая церковь для православных? На эти вопросы ответила кандидат исторических наук, член Академии геополитических проблем Ольга Четверикова.Ольга Четверикова
Всеправославный собор на Крите

— С вашей точки зрения, почему все пятнадцать Православных церквей решили собраться на Крите? О чем будут говорить?

— Речь идет не о том, чтобы поговорить, речь идет о том, чтобы собраться и принять соответствующие документы, которые должны установить отношение христианской церкви с другими сообществами. Как там сказано, с другим христианским миром.

Далее, как об этом неоднократно говорил сам патриарх Варфоломей Константинопольский, который играет одну из ведущих ролей в подготовке этого собора, главное дело собора — создать некий орган, который будет говорить от имени всей Церкви.

То есть создать собор из иерархов, которые будут фактически обеспечивать, чтобы Церковь говорила одним языком и жила одним сердцем.

То есть это будет нечто вроде синодального органа, к которому фактически переходит управление Православными церквями.

А учитывая, что Константинопольский патриарх Варфоломей защищает и отстаивает идею восточного папизма, примат константинопольского патриарха над всеми остальными, причем не примат чести, а примат власти, то речь идет о том, чтобы отстоять этот примат и дальше обеспечить единую структуру.

То есть фактически нашу Православную церковь переводят под контроль некого наднационального органа, некой духовной власти, которая находится за пределами России.

— А это плохо?

— Константинопольский патриарх является гражданином другого государства. Он является гражданином государства, которое входит в НАТО.

Это плохо, учитывая современную внешнюю ситуацию, обострение международной ситуации, учитывая, что идет очень острая борьба — экономическая, финансовая, политическая, идеологическая, информационная.

Сегодня религия используется как инструмент политической войны, а непосредственно сам константинопольский патриарх является очень важной фигурой в планах американского руководства, американских геополитических стратегов и связан с Ватиканом.

Конечно, речь идет о том, что фактически он используется для политических целей, для осуществления сильнейшего давления на Россию в мировоззренческом плане.

Потому что сегодня информационно-психологическая война принимает очень острые формы. Эта поведенческая война действует на уровне системы ценностей, на уровне духовного мира человека, и сегодня ставится задача подменить, извратить, уничтожить и заменить систему ценностей русского человека, менталитета, который традиционно основывался на православном мировоззрении. И поэтому сегодня наносится как раз главный удар.

Они хотят, чтобы некая структура, взяв под контроль поместные церкви, осуществляла перестройку в православном мировоззрении на экуменические принципы.

Принцип экуменизма — это растворение христианства в других религиях, и через это идет фактически извращение христианства и отказ от православного мировоззрения, богословия. То есть это удар по святоотеческому учению.

Примат власти и примат чести

— То есть это переход под крыло католичества?

— Константинопольский патриарх признает примат папы, не только примат чести. Примат чести — это духовный авторитет, это было утверждено еще на заре христианства, когда собирались первые вселенские соборы.

С тех пор примат чести понимается именно в плане духовного авторитета и духовной чистоты, чистоты учения. Но с тех пор произошел откол католицизма. В Православии его не называют церковью, его называют католическое сообщество или еретическое сообщество.

Примат чести за папой римским православные не признавали, это у нас закреплено в святоотеческом учении. Но речь идет о том, что папа римский отстаивает не только примат чести, он отстаивает примат власти.

Учение о примате власти зародилось тоже в первые столетия, еще в 9-10 веках. Тогда это положение было закреплено, и дальше уже оно оформилось в четкое догматическое положение.

Но наиболее ярким выражением этого учения стал уже догмат о непогрешимости папского учения, который был закреплен на Первом Ватиканском соборе в 1870 году и подтвержден на Втором Ватиканском соборе, который проходил с 1962 по 1965 годы.

Константинопольский патриарх уже формально подтвердил признание примата власти папы римского. Поэтому если этот собор состоится, если будут приняты эти документы, то, учитывая отношения к римско-католическому сообществу, нам нужно признать, что будет выстроена такая система, при которой будет признан примат чести папы римского.

— Выходит, существует опасение в том, что Православная церковь вообще, и Русская Православная церковь в частности, постепенно будет втянута во влияние католической церкви, и мы потеряем свои традиционные православные ценности?

— Она фактически уже втянута, потому что эта декларация, принятая недавно в Гаване, стала важным рубежом. И не потому, что она изменила отношения с католиками, эти отношения давно существовали, идет очень интенсивное «сотрудничество», и активная сторона именно католическая. Далее, посещения католическими священниками наших храмов, совместные молитвы, совместные мероприятия.

Католическая церковь встречей в Гаване это все легитимизировала. По замыслу тех, кто это все делал, Московский Патриархат должен был легитимизировать католиков в глазах православных, потому что мы знаем, что католики — это еретики, это основывается на святоотеческом учении.

Если мы говорим, что католики не еретики, значит, мы отказываемся от святоотеческого учения. Мы неоднократно говорили, что когда несколько лет назад митрополит Илларион заявил, что они наложили мораторий на определение католиков как еретиков, это означало, что он наложил мораторий на святоотеческое учение.

Поскольку в декларации говорится о необходимости достижения единомыслия, что фактически является отступлением от православного учения, то сегодня фактически католики могут совершенно открыто действовать и утверждать свою роль в нашей жизни, ведь теперь за их спиной стоит эта декларация, на которую и нужно постоянно ссылаться.

Отличие православия от католичества

— Объясните, пожалуйста, чем православие в каноническом плане отличается от католичества?

— Святые отцы учили и учат, что самая страшная ересь, которую придерживаются католики, — это ересь папизма, то есть признание того, что Папа Римский является главой церкви.

Они исходят из того, что есть невидимый глава церкви — Христос, есть видимый глава церкви — Христос, и фактически Папе Римскому здесь, в этой земной церкви, присваиваются функции истинного главы церкви.

Уже это положение само по себе еретично, потому что главой Церкви является Христос, и Христос утверждал соборное правление церкви, когда он говорил своим ученикам, что «не будет среди вас первого, не будет среди вас главного».

Далее идет догмат о непогрешимости папского учения. Далее — изменение католического учения, когда произошла так называемая Папская революция, когда Папа Григорий Седьмой представил католическую церковь, как теократическое сообщество, которое имеет право не только на примат в церкви Папы Римского, но и на утверждение светской власти папы.

То есть, все светские государи должны признавать власть папы, именно как государя светского. Тогда начались очень серьезные и глубокие изменения в перестройке самой жизни Церкви, потому что, во-первых, была создана сеть теократических государств, была изменена система управления, была создана целая финансовая система католической церкви.

И самое серьезное, именно тогда начинается изменение в католической теологии, которая превратилась в жесткое схолатическое учение.

Не случайно теология на Западе является научной дисциплиной, хотя богословие основывается на откровении. И что очень важно, учение о спасении в католической церкви очень сильно отличается от нашего.

— То есть с вашей точки зрения искать какого-то единства с католической церковью не следует?

— Церковь и так едина. Но есть нарушения христианских догматов, христианских положений и святоотеческого учения — того, что было закреплено на вселенских соборах.

Это не является церковью, поэтому мы не рассматриваем католиков, как церковь. Они отпавшие от церкви, вот и все.

У католиков Христос далеко, Христа они очень плохо знают, Евангелие они мало читают, а Папа Римский здесь, рядом. По тому, как себя ведет Папа, они определяют, что такое Церковь и как нужно жить в этой Церкви.

comments powered by HyperComments

Еще по теме

rylik
2016-04-24 14:07:27
Ведь Иисус хотел, чтобы христиане были едины! Если сказать просто-паны дерутся, а у холопов чубы трещат-и так сплошь и рядом....
Популярное Видео





Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели