11 мая – это теперь один из самых знаковых дней в истории всего нашего русского Отечества. Инициаторами референдума о самоопределении народных республик были сами жители Донбасса. Идея как бы носилась в воздухе. Люди скандировали на митингах «Референдум! Референдум!». А я со своей стороны постарался этот процесс упорядочить. Когда я увидел, что в Донецке всё хорошо, подготовка к референдуму идёт нормально, по плану, пришлось приехать в Луганск, потому что было важно не допустить, чтобы вопросы на референдумах были разными в двух республиках. Олег ЦаревПриехал в Луганск, собрал актив: мэров городов, депутатов. Мы провели собрание, написали вместе с народным губернатором Луганской области Валерием Дмитриевичем Болотовым вопросы для бюллетеня. Я подключил своих луганских друзей-политиков, и референдум был проведён буквально за минимальные средства и в очень короткие сроки. Я помню расчёты по бюджету плебисцита. Если бы его проводили Россия или Украина в рамках привычного избирательного процесса, то он должен был обойтись в миллионы долларов. А фактически я оплатил тогда бумагу и печать бюллетеней в типографии. И немного накладных расходов было: например, на бензин… Бессребреники выходили на референдум, как на важнейшую в жизни работу, и делали всё самостоятельно. Такой был энтузиазм. Конечно, не обошлось без эксцессов. Мешали украинские радикалы, были районы, где блокировали проведение референдума. Но прошёл он и по Донецкой, и по Луганской области на гораздо больших территориях, чем те, которые сейчас находятся под контролем ДНР и ЛНР.

День 11 мая 2014 года отличается от всех других народных волеизъявлений, с которыми я сталкивался, очень высоким воодушевлением, эмоциональным подъёмом людей. Голосующие шли как на праздник. Ветераны – с орденами. Люди пели, танцевали на избирательных участках. Тогда было у многих ощущение того, что сейчас мы проведём референдум – и всё, у нас будет такая же ситуация, как в Крыму. И мы будем вместе с Россией. К сожалению, получилось не всё так, как рассчитывали избиратели.

Но, тем не менее, нельзя недооценивать значение этого референдума. Напомним, что за месяц до того фактически началась война на Донбассе: Турчинов объявил контртеррористическую операцию. Голосование действительно шло под дулами и даже ещё самолётными налётами. Кремль, видимо, надеялся тогда договориться с Киевом и референдум не поддержал. И, тем не менее, воля народа всё-таки пересилила негативные ветры и с Востока, и с Запада. В том, что касается РФ – де-факто результаты референдума признаны (де-юре, конечно, нет). Честный плебисцит с безусловными результатами повлиял на то, что ДНР и ЛНР всё более и более дрейфуют в сторону России от фашистской Украины. И в этом смысле можно признавать итоги референдума однозначно позитивными. Оглядываясь назад, я продолжаю утверждать, что решение о проведении референдума было правильным. Люди Донбасса не поняли бы нас – тех, кто стоял во главе процесса в тот момент, – если бы мы начали уходить от проведения референдума. Это первое. И второе. Да, прошло три года, а мы топчемся на месте в решении проблемы Донбасса. Но если бы не было референдума, не было бы даже предмета разговора. Ни переговоров в Минске, ни всевозможных встреч в нормандском и других форматах. Был референдум – и это дало возможности РФ и политикам Донбасса опираться на волю народа. Это поворотный момент. Я думаю, что мы всё правильно сделали, когда продавили и провели референдум.

Многие говорят о том, что донецкий и луганский референдум не такой легитимный, как крымский. Я хочу озвучить факты, которые мало кто знает, о том, какая у нас была хорошая поддержка среди депутатов и политиков Луганска и Донецка. Президиум Луганского областного совета проголосовал за назначение референдума. И надо отдать должное председателю областного совета Валерию Николаевичу Голенко, который взял на себя ответственность – без всяких «вежливых людей», без всякой помощи извне, никто ему не гарантировал даже личной безопасности. Итак, президиум Луганского областного совета проголосовал за назначение референдума и потом проголосовал за признание итогов референдума. Так что касается Луганска – налицо абсолютно полная легитимность. И даже в каких-то моментах, как я знаю, это было сделано более чисто и красиво, чем в Крыму.

Иногда какое-то событие остаётся в памяти особенно ярким образом. Может быть, ослепительной моментальной фотографией в памяти. У меня в сознании, когда я думаю о референдуме 11 мая, возникают образы ветеранов Великой Отечественной войны. Я помню, как меня приветствовали ветераны на входе, когда подъезжал к избирательному участку. Ветераны с орденами, в праздничных одеждах… Сегодня день рождения моего сына, и впечатления от его появления на свет и референдума 2014 года совпали. И ещё: всего два дня отделяет 11 мая от 9 Мая. Когда мы организовывали референдум, то не думали о том, что день референдума сольётся в сознании людей с Днём победы над фашизмом. Мы не привязывали день самоопределения Донбасса к каким-то датам. Настолько стремительно развивались события, что их нельзя было ни остановить, ни ускорить. Можно было лишь находиться на гребне тех событий. Такие были высокие ожидания у людей, что затягивать было нельзя. Настолько сложная была подготовительная работа, что и раньше провести референдум просто технически не получалось. Я знаю, что многие российские политики не верили, что мы без какой-то помощи, серьёзных вливаний сможем провести референдум. То, что мы смогли это сделать, что люди пришли в огромном большинстве, реально проголосовали за Русский мир – для России было открытием.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Кузёмка
2017-05-12 15:51:04
Я оцениваю референдум на Донбассе как самое значительное событие за три года, которое обязательно скажется через год-полтора на всей политической ситуации в мире. Низкий поклон всем организаторам.
Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели