Удивительные вещи творятся в мире. Еще более удивительными они станут, если хоть немного над ними поразмышлять.

Одним из главных тезисов либералов является следующий: выборная система, существующая сегодня в США и у некоторых других их союзников, якобы является стандартом, эталоном, и гарантирует развитие и процветание страны. На минутку согласимся с этим тезисом — чтобы показать его полную несостоятельность.

Николай СтариковИтак, они утверждают, что именно устройство государства, связанное с формой воспроизводства и передачи власти путем выборов является ключом к успеху любого народа. Как такой строй называется? На этот вопрос ответить просто: строй, в котором реальная власть передается путем выборов, называется республиканским. Республика. Выборная демократия.

Постойте — но как же тогда быть с теми странами, где государственным строем является отнюдь не республика? Такой строй тормозит развитие страны, ответит вам либерал. Вот в СССР была одна партия, были и выборы, — но с его либеральной точки зрения именно отсутствие второй КПСС привело к столь печальным последствиям.

Надо отметить, что некоторое рациональное зерно в таких размышлениях есть — будь в СССР две партии, система была бы устойчивее. Вероятно. Вполне возможно. Хотя в ГДР, к примеру, было целых пять партий (Социалистическая единая партия Германии (СЕПГ), Крестьянская демократическая партия Германии (КДПГ), Либерально-демократическая партия Германии (ЛДПГ), «Христианско-демократический союз Германии» (ХДСГ), Национально-демократическая партия Германии (НДПГ) — но отчего-то никто из либералов Германскую Демократическую Республику эталоном демократии не считает.

Потому, вероятно, что на немецкой земле, кроме ГДР, была еще и ФРГ, которая выросла под американским протекторатом, а значит — куда ближе и роднее любому либералу на планете. Так значит, дело не в количестве партий? Не в процессе выборов, который проходил и в СССР и в ГДР, однако не уберег оба эти государства от предательства на самом высоком уровне и как следствие — гибели. В сегодняшнем Китае только одна политическая партия, но этот факт не мешает, а скорее сильно помогает сверхбыстрому росту китайской экономики и мощи Китая как растущей сверхдержавы.

Удивительное дело — мы видим, что выборная демократия как таковая и многопартийность как таковая не являются обязательным условием развития государства. Уж больно разными являются «республики» — ведь к этому типу государств относятся и США и Китай, который так и называется: Китайская Народная Республика.

А ведь еще есть и Китайская Республика, которую у нас принято называть Тайванем. Тут уж совсем запутаться можно: ведь в гражданской войне в Китае, в которой победил Мао Цзедун в 1949 году, с обеих сторон воевали республиканцы. Скажу больше — с обеих сторон воевали представители революционных партий. Проигравшие сторонники Чан Кайши из партии Гоминьдан эвакуировались на остров Формоза, где и продолжили Китайскую Республику, а коммунисты во главе с Мао создали КНР на материковой части китайской земли. И уж совсем нам будет ничего не понятно, если мы вспомним, что с конца 70-х годов ХХ века Соединенные Штаты Америки имеют дипломатические отношения только с Пекином, где есть только одна Коммунистическая партия Китая (КПК) и не имеют дипотношений с Тайванем, где сегодня есть более 100 партий.

Где же принципы? А их нет. Как нет и никаких правил. В Российской Федерации построена демократия западного образца, но никто нас за демократов считать не собирается. При этом в Великобритании монархия, а права королевы вообще не ограничены никаким законом. Она — составная часть нижней палаты парламента и может его распустить в любой момент. Она глава Палаты лордов. Она глава судебной власти. Она глава исполнительной власти и может назначить премьером любого человека и не обязана ставить на этот пост руководителя победившей партии. Она верховный главнокомандующий. Она глава Англиканской церкви.

Королева обладает уникальной, полной и несменяемой властью, но при этом Великобритания в мире слывет демократией, будучи самой настоящей абсолютной монархией. Конституции там нет от слова «совсем», а следовательно, говорить о «конституционной монархии» в этом случае просто неприлично.

Так значит, дело вовсе не государственном строе, не в количестве партий, не в фигурах у власти, а в чем-то совсем ином. Это иное сейчас явственно видно в ситуации с исчезновением саудовского журналиста Джамаля Хашукжи в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле. Он туда вошел за документами и уже оттуда не вышел. Исчез. Скорее всего, его убили или тайно оттуда вывезли. Вероятнее всего, как пишет пресса — вывезли по частям.

Какова реакция Запада? Пустые слова. Никто не вводит и не требует санкций против саудитов, никто не высылает их дипломатов, никто не говорит о «красной черте, которую перешел тоталитарный режим», не называет Саудовскую Аравию «государством-изгоем». «В Государственном департаменте США призвали Эр-Рияд оказать содействие в расследовании исчезновения саудовского журналиста» — вот и все.

Так в чем же дело? А вот в чем. Мировая политика всегда определялась словно бы системой опознавания самолетов «свой-чужой». Если свой — стандарты одни, если чужой, подход совершенно иной — и тогда понравиться Западу совершенно невозможно.

Так вот — мы для Запада вечно «чужие».

Поэтому для нас «хайли лайкли», как доказательство, и мы всегда виноваты во всем. А для Саудовской Аравии иные стандарты.

В рамках которых «хайли не лайкли»…

популярный интернет


Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели