80 лет назад, в конце августа 1939 года, войска Красной армии начали наступление и окружили 6-ю японскую армию на Халхин-Голе. Последствия данной победы сказывались на ситуации в международной политике вплоть до конца Второй мировой войны.

Николай Стариков

Организатором разгрома японских агрессоров был Георгий Константинович Жуков. Но мало кто знает, какая главная проблема была решена перед тем, как Красная армия перешла в контрнаступление. Захват господства в воздухе — вот то, без чего победы на Халхин-Голе бы не было.

А начиналось все на земле. Воздушные бои начнутся позже — причем в таких масштабах, которых тот же Г. К. Жуков не видел за всю войну с гитлеровцами.

Редкие провокации на границе созданного японцами марионеточного государства Маньчжоу-Го и Монголии превратились в постоянные стычки и стрельбу после пресловутого Приказа №1488. Согласно этому приказу, командиры воинских частей японской Квантунской армии должны были сами (!) «в случаях, если граница не ясна»… определять на месте своей дислокации, где она проходит. При этом командирам давалось право атаковать любого противника, который якобы нарушил границу Маньчжоу-Го. Иными словами, сами определили, где проходит граница, и можете стрелять в любого, кто, с вашей точки зрения, ее нарушил.

После Приказа №1488 японские солдаты начали с легкостью применять оружие при малейшем соприкосновении с монгольскими пограничниками. Столкновения на земле ширились, после чего жесткое противостояние началось в воздухе. Активность японской авиации резко возросла, что означало операции по захвату господства в воздухе, что предшествовало наступлению японских сил.

Стоит отметить, что в первый период борьбы на Халхин-Голе японская авиация, сосредоточенная на аэродромах близ города Хайлар, имела преимущество в численности и, что главное, в опыте. Как потом выяснится, в 100-й авиационной бригаде и 22-м истребительном полку 57-го особого корпуса Красной армии, дислоцированного в Монголии, не имелось ни одного летчика с реальным боевым опытом.

В конце мая 1939 года в воздухе начинаются масштабные и ожесточенные бои, в ходе которых советская авиация терпит серьезное поражение. Количество и, что самое главное, качество авиации и пилотов оказывается на нашей стороне.

— 27 мая 1939 года шесть советских истребителей встретились с девятью противниками над горой Хамар-Даба, потеряв при этом сбитыми два самолета;

— на следующий день, 28 мая 1939 года, когда японская авиация начала активно поддерживать наступление своих войск, в воздух должны были взлететь 20 наших истребителей. Однако взлететь из-за неисправностей смогли только два летчика. Оба они были сбиты противником;

— через два часа после этого боя девять советских истребителей прикрывали переправу через реку Халхин-Гол. Здесь их встретили 18 японских самолетов, в итоге чего семь советских истребителей были сбиты.

Всего за два дня воздушных боев потери нашей авиации составили 15 истребителей против одного сбитого японского самолета. При этом 11 наших пилотов погибло.

Такого соотношения допустить было невозможно, ведь наша страна выглядела удобной жертвой для агрессоров, чего было нельзя допустить категорически. Не говоря уже о военной стороне дела и соображениях престижа.

Нарком обороны К. Е. Ворошилов немедленно связался с руководством 57-го особого корпуса, и одним из основных вопросов был «Что у вас там происходит с авиацией?». Как потом напишет Г. К. Жуков в своих мемуарах, «новым было то, что японская авиация проникает глубоко на территорию МНР и гоняется за нашими машинами, расстреливая их с воздуха».

Именно в этот момент и было принято решение резко изменить соотношение сил на Халхин-Голе. Прежде всего в воздухе. 29 мая 1939 года, то есть фактически немедленно, в Монголию спецбортом вылетела группа из 48 летчиков, имевших опыт Испании и Китая (где наши летчики инкогнито воевали с теми же японцами). Среди прибывших асов было 22 героя Советского Союза. Одновременно была увеличена общая численность советской авиации в зоне этого необъявленного конфликта.

Обе стороны подтягивали силы: к середине июня СССР имел здесь уже 150 истребителей и 116 бомбардировщиков, а Япония — 125 истребителей и 140 бомбардировщиков. 22 июня 1939 года сталинские соколы преподали японским «партнерам» первый, но очень важный урок. Показав, что господство японской авиации ушло в прошлое. В этот день 105 советских истребителей столкнулись со 120 японскими. Бои проходили в несколько волн: сначала в районе озера Буир-Нур в воздушное пространство Монголии проникло 20 японских самолетов, которые были встречены 30 нашими. Следующая группа из 30 японских самолетов, не успев долететь до района воздушного боя, тоже была перехвачена. Японцы терпели поражение и просили подкрепления. Третья воздушная волна их состояла из 45 машин. Тогда появились еще 60 наших самолетов. Всего японцы потеряли 22 июня 1939 года 31 самолет, а наши — лишь 14 самолетов.

Второй урок не заставил себя ждать, так как японцы буквально бросились доказывать, что главные в монгольском небе все же они. 24 и 26 июня 1939 года прошли новые воздушные схватки. В них участвовало примерно по 50–60 самолетов с каждой стороны. За два дня Япония потеряла 25 машин. «24 июня японская авиация вновь повторила свой массированный удар и вновь была крепко побита. Потерпев поражение, японское командование весьма неорганизованно выводило машины из боя. 26 июня до 60 самолетов появилось у озера Буир-Нур, в районе «Монголрыбы». Завязался жаркий, ожесточенный бой с нашими истребителями. По всем признакам в нем принимали участие уже более опытные японские летчики, и все же они не смогли одержать победу. Как потом было установлено, японское командование бросило сюда лучшие силы своей авиации из всех частей, действовавших в Китае», — написал в своей книге «Воспоминания и размышления» маршал Г. К. Жуков.

Но самураи не сдавались. Вернуть себе преимущество они решили ударом «а-ля Гитлер» — внезапным налетом на аэродромы, с уничтожением вражеских машин на земле, а не в воздухе. Ранним утром 27 июня 1939 года 23 японских бомбардировщика, которых прикрывали 70 истребителей, вылетели «на дело», атакуя аэродромы 22-го истребительного полка. В итоге японцы разменяли пять своих самолетов на три советских. В другом налете, на 70-й истребительный полк, им повезло чуть больше: аэродром был застигнут врасплох, в результате чего 16 машин было уничтожено, без потерь для атакующих.

Но даже атаки в стиле «Перл-Харбор» японцам не помогли: в воздушных схватках с 22 по 28 июня 1939 года японские авиационные силы потеряли 90 самолетов, а советская авиация — лишь 38. Господство в воздухе перешло в руки Красной армии. В условиях монгольской степи это было крайне важно — открытая местность и сложности в маскировке войск.

Ожесточенные схватки в воздухе продолжались еще очень долго, но главное было уже сделано. И 20 августа 1939 года войска под командованием Жукова начали операцию по окружению японцев…

Скажем спасибо нашим героям!

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив