— Николай Викторович, вы сказали что попытки наладить отношения с Германией и оттащить Евросоюз от Соединенных Штатов Америки, не увенчалась успехом. Европа не хочет или не может стать самостоятельной. Что нам дальше делать?

Стариков

— Я думаю, что наш президент во многом разочаровался в европейских политиках, на которых возлагал определенные надежды. Вопрос: стоило ли проводить такую политику или надо было сразу махнуть на Европу, а трубы заворачивать куда-то на Китай?

— Лучше бы в Россию наконец-то заворачивать, газифицировать свою страну. У нас ещё газ далеко не везде есть.

— Это прекрасные идеи и обязательно это нужно делать, но в сегодняшнем состоянии нашей экономики для того чтобы газифицировать Россию нам нужно откуда-то взять деньги.

Рубли, увы, деньгами не являются, они являются всего лишь отражением, по которым Центральный банк допечатывает на продаваемое за границей за евро и доллары наши ресурсы.

Поэтому для того, чтобы старушке протянуть газовую трубу где-нибудь в Сибири, увы и ах, в сегодняшней нашей экономической реальности нужно что-то продать за доллары и евро.

А просто помогать одной бабушке, не продавая что-то за рубеж, в сегодняшних условиях невозможно. Для этого нужно получить право суверенной эмиссии, о чём мы многократно говорим. Поэтому сегодня политика осуществляется в тех рамках, в которых сегодня находится наш и куда ведёт финансово-экономический блок.

Я не говорю, что эта политика — правильная. Она неправильная, но она — такая, какая есть. Если мы хотим изменения нашей экономической политики, пожалуйста, в сентябре 21-го года у нас у всех есть возможность проголосовать за новое, свежее поколение политических сил, лидеров и идей.

Но попытки оттащить Евросоюз от Соединенных Штатов Америки я считаю в целом правильной политикой и её нужно будет продолжать, несмотря на всё сопротивление американцев и руководства самой Германии и ЕС.

— Тем не менее, «Северным потоком-2» вбуханы в море огромные километры валюты, и неизвестно, будет ли отдача. А наши бабушки даже сразу предлагают свои кровные, чтобы им провели газ.

Хотя в Европе всё-таки происходят изменения, появляются новые силы, стремящиеся к суверенитету. Но многие говорят, что, например, партия «Альтернатива для Германии» — фашистская, и нам, мол, стыдно работать с такими людьми. Как вы считаете, стоит ли нам работать с такими силами?

— Мне кажется, нужно работать со всеми силами, которые не запятнали себя преступлениями против человечности, теми, кто открыто не выступает против России и не говорит, что Гитлер убивал правильно, но мало. Вот с такими даже рядом стоять невозможно.

Со всеми остальными надо работать. Почему нет? Это всего лишь политические инструменты. Если взаимодействие с ними приведет к достижению интересов России, то обязательно надо это делать.

Что касается обвинений тех или иных политических сил, то сегодня фашизм — это такая удобная наклеечка, которую лепят на всех подряд, невзирая ни на какие реальные предложения, которые делают те или иные силы.

«Альтернатива для Германии» просто хочет остановить поток мигрантов. Объясните мне, а что тут такого фашистского?… Она же не в концлагеря предлагает этих людей транспортировать или истреблять.

Я думаю, что неконтролируемая миграция не нравится никому нигде и ни в какие времена. В России тоже есть проблема неконтролируемой миграции, и мы думаем, как с этим бороться. Поэтому те озабоченности, которые выражает часть немецкого народа, мы прекрасно понимаем.

Но мы очень часто впадаем в иллюзии. Советские люди летом 41-м году тоже думали, что сейчас немецкие рабочие, которые находятся в вермахте, скоро прогонят своих фашистских эмиссаров и воссоединятся с Красной армией, классовое чутье-то победит. Ведь не может немецкий рабочий зверствовать на территории Советского Союза, где такие же рабочие люди. А что творили эти немецкие рабочие, одетые в форму СС, вермахта и всевозможных других формирований?… Кровь стынет в жилах.

Поэтому давайте не будем особо обольщаться насчет «Альтернатива для Германии» и других новых сил. Когда эти ребята придут ещё не известно, что будет дальше, тоже нельзя предугадать, а политика — бесконечна.

Поэтому, если сейчас ослабление западного блока путем поддержки таких сил, как «Альтернатива для Германии», Мари ле Пен во Франции — в интересах России, значит нужно их поддерживать, взаимодействовать с ними и никак этого не стесняться.

Почему мы всё время — глаза в пол и причитаем: «Да ну что вы! Мы никуда не вмешиваемся… Мы с кем хотим, с тем в Германии и разговариваем».

Хотим, разговариваем с Ангелой Меркель, а если её дипломатическое ведомство начинает нам хамить, мы будем разговаривать с кем-то другим, а лучше вообще всегда вести диалог со всеми параллельно.

Вы нам вообще должны быть благодарны по гроб жизни, что пока Германия существует. Мы имели полное моральное право давно уничтожить Германию как таковую. Вместо этого мы бесплатно во всех смыслах — геополитическом, финансовом, человеческом — разрешили вам воссоединиться.

И не вздумайте об этом забывать. И поэтому жесткая реакция Сергея Кужугетовича Шойгу и наших государственных структур на желание дамы-министра обороны со сложно-выговариваемой фамилией Аннегрет Крамп-Карренбауэр говорить с нами с позиции силы, совершенно правильная. Уж кто-кто, но только не вы — помалкивайте и спасибо говорите. Вам же лучше будет.

— Николай Викторович, может быть, не обязательно нам стараться обеспечить немцам дешевый газ, а больше обращать внимание на свою страну и думать про свои интересы. Пусть они получат дорогой американский газ, а мы свой продадим куда-нибудь еще. Как вы считаете?

— Я не являюсь идеологом обязательной продажи российских природных ресурсов куда-то, но здесь есть очень важный момент. Под видом борьбы с недемократической Россией задача англосаксов сегодня — добиться полного отделения Германии от России во всех смыслах: историческом, ментальном, политическом и экономическом.

В «Северном потоке-2» задействованы все-таки не только наши деньги, Россия и Германии вложили туда примерно напополам. Если нам не дадут его достроить, то дальше они потребуют разрыва всех экономических контрактов — вообще полностью. Они полностью отделят европейскую экономику от России.

Для Европы это будет серьезный удар, но это не будет плюсом и для нашей экономики. Что будет дальше с немецкой экономикой, нам уже действительно будет мало интересно после этого.

Но они собираются нас опять загнать за этот самый железный занавес. Вот их цель. Их мало волнует сама труба, даже сам газ американцев мало волнует. Это — всего лишь часть. Они хотят вообще отделить Россию от Европы.

Для этого опять будет какая-нибудь провокация, какого-нибудь совестливого борца за свободу отравят, убьют, застрелят сами, а потом скажут, что это сделала Россия. Ну и конечно, как же можно продавать России автомобили, технологии или еще что-то, раз она якобы творит такие вещи.

Поэтому просто давайте смотреть вперёд. Они хотят создать сложности нашей экономике, разорвать все внешнеэкономические связи России для того, чтобы дальше поменять власть в России и направить Россию против Китая.

Вот такой план, ну, на ближайшие лет 15, начало реализации которого мы уже наблюдаем. Естественно, мы должны сопротивляться, бороться на каждом этапе, а не только на последнем.

Поэтому важно достроить «Северный поток-2», не потому что нам евро и доллары нужны (хотя тоже это есть, чтобы хотя бы бабушке газификацию где-нибудь в Сибири сделать), а для того чтобы не было этого разрыва, потому что следующий этап после разрыва — демонизация и война. Американцам очень нужна война в Европе.

— Практически все постсоветские страны теперь ориентируются на Запад или, в лучшем случае, говорят о многовекторности, даже те, которые уже не раз хорошо получили от прыжков по этим граблям. Даже Лукашенко и Пашинян в критической ситуации, только благодаря России немного оклемавшись, не забыли сделать реверансы Западу.

Более того, они с позиции шантажа пытаются разговаривать с Россией. Если вы нам скидку на газ не сделаете и ещё что-то, мы обратимся на Запад и так далее. И только после того, как там их опять хорошенько ударят по одному месту, они опять бегут к России.

Почему мы все время только обороняемся, а ведем наступательную политику, не обозначаем свои приоритеты? У нас есть рычаги влияния и на Германию. Можно и немцам поставить более жесткие условия по участию в «Северном потоке-2». Американцы вводят санкции за участие, мы можем ввести за неучастие. Почему мы опять в обороне и только мягко просим?

— Всё, что надо сказать Германии, мы уже сказали, но Германия, что-то стала плохо понимать по-русски, потому что, видимо, у них традиция переводчиков потерялась. Такое впечатление, что они просто не понимают, что им говорят.

Им говорят, они улыбаются, кивают головами, но отвечают как в телеграмме: «Грузите апельсины бочках братья карамазовы», то есть — дают ответы совсем не на те вопросы, которые им задают.

Что касается лидеров постсоветского пространства, среди них есть прямые агенты влияния, например, Пашинян. Его поставили для решения определенных задач, вот он их и решает.

Что ж на него обижаться-то?… Что вы ожидали от лидера, который пришёл к власти в результате цветной революции. Всё идёт по плану. Можно с ним встретиться и разговаривать, но всё равно вы его не перетащите на свою сторону.

Наш президент, безусловно, обаятельный и опытный переговорщик, но, если Запад поставил Пашиняна у власти, то от нескольких встреч с лидерами России он не перейдёт на сторону добра, он останется там, по ту сторону.

Но других, как говорил товарищ Сталин, у меня для вас нет. Сейчас у армян все-таки просветление в голове начинает наступать.

На Александра Григорьевича когда-то была сделана ставка. Как видите, ставка сыграла лишь частично и только сейчас. Лукашенко перестаёт, я надеюсь, быть тормозом реального воссоединения и интеграции в рамках Союзного государства.

В любом случае, я думаю, что последующая внешнеэкономическая политика России будет куда более зубастая и злая, потому что общество этого очень хочет, а все наши немецкие и так далее и тому подобные партнеры просто сами нас к этому подталкивают.

— Николай Викторович, лидер партии «За правду» Захар Прилепин категоричен в отношении зарубежных партнеров. Недавно он написал, что Нехта активизировалась в России, но здесь — не Белоруссия, мы быстро с этим справимся. Как вы считаете, у нас во время выборов не будет так, как в Белоруссии?

— У нас будут пытаться сделать так, как в Белоруссии. Но ведь в Белоруссии-то на самом деле цели государственного переворота не достигнуты. Экономику, конечно, подорвали, несколько человек погибло, развесили нацистскую символику по городам Белоруссии. На разве такая была цель? Нет, конечно.

Так что в Белоруссии ничего не получилось, хотя ничего приятного мы там не наблюдали. Попытки устроить беспорядки у нас тоже будут, но только с более плачевным для антигосударственных сил концом.

Проход фракции партии «За правду» в Государственную Думу станет сильнейшим противоядием против попыток раскачки ситуации. Когда придут новые политические силы в парламенте, как после этого можно выходить на улицы и кричать о нечестности выборов или еще о чем-то.

Другие лица, другие идеи, но очередное поколение политических сил и политических лидеров, которые будут жестче, в том числе в международных вопросах. Да, более жестких, но ведь наши западные партнеры сами напросились.

Они живут в какой-то странной иллюзии, что, если хамить, плевать на Россию, разрывать контракты, топать ногами и кричать, то Россия всегда будет мягка по отношению к ним. Да ничего подобного!

Просто следующее поколение российских политиков будет куда более жестким и, возможно, ребята уже очень пожалеют о тех славных добрых временах, когда Россия только выражала озабоченность. Ну, как говорится, извините.

Они сами подталкивают Россию к более жесткой внешней политике, да и внутренней, собственно говоря, тоже. По их мнению, использовать провокационные ресурсы, находящиеся за рубежом, это, видимо, ни разу не вмешательство.

В Польше сидят мальчики с девочками, просто пишут посты, просто через дипломатические каналы получают ролики, когда отключён интернет в Белоруссии. Ребята, ну мы же взрослые люди, это — вмешательство самое что ни на есть настоящее.

Стоит только спросить, почему Белоруссия не разорвала до сих пор дипломатических отношений с Польшей. А то, что у них не получится в России сделать так, как они пытаются делать сегодня в Белоруссии, Захар Прилепин об этом совершенно правильно сказал.

— Владимир Владимирович какие-то шаги в этом направлении все-таки уже предпринял, в частности соросовские и подобные организации из нашего пространства удалены или маркированы. Теперь дело дошло и до физических лиц.

Но несмотря на необходимую жесткость, вы считаете, что не надо сразу отвечать по-полной, а проводить продуманную политику в отношении Германии и всей Европы, потому что мечта англосаксов — стравить нас, и этим решить свои проблемы, поэтому с Европой нам нельзя ссориться.

Значит, надо достраивать «Северный поток-2» и пытаться сохранять хорошие отношения, даже несмотря на воинственные и недружественные, но на самом деле — просто карьеристские заявления вроде недавнего высказывания министра обороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр, так?

— Заявления дамы со сложно-выговариваемой фамилией, конечно, конъюнктурное, карьеристское, направленное на то, чтобы его правильно прочитали американские политики и назначили канцлером.

Я не считаю, что России нельзя ссориться с Европой, я считаю, что России нельзя ссориться с Россией — нужно проводить политику в своих интересах.

Но там осталось проложить всего несколько десятков километров газовой трубы, которая сделает Европу зависимой от России. Спросим себя: надо их достроить или нет?

Очевидно, что надо, и не только с экономической точки зрения, но и для того, чтобы американские элиты получили другой сигнал, что вообще-то Германия может где-то и брыкнуть, хвостом вильнуть и так далее.

Бояться ссориться с ними не надо, просто нужно всегда отстаивать свои собственные интересы. Но, если они не готовы их отстаивать, мы же не можем в одиночку, несмотря на сопротивление всей Европы, тянуть туда газовую трубу.

Не надо питать иллюзий относительно западного истеблишмента. Ситуация вокруг «Северного потока-2» стала тестом на суверенитет для Германии, а следом — и всего Евросоюза.

Если Германия провалит этот тест, то крупному международному бизнесу станет понятно, что просто не с кем разговаривать в Берлине и во всей Европе разговаривать с кем-то бессмысленно.

Им сначала нужно получать в Вашингтоне ярлык на княжение и с этой бумажкой вступать в должности, приезжать на переговоры и так далее. Так что это тест — не просто на нашу дружбу с Европой, а на Европу самостоятельную, имеющую какое-то своё будущее.

Если они не хотят или не могут этого, значит, мы с вами просто должны жить в понимании того, что мы должны сделать свой проект без колониальной Европы. Потому что никакой объединенной Европы от Лиссабона до Владивостока быть не может, потому что Европы не существует, а Россия как международный игрок сегодня существует.

Да, мы ещё слабы в экономическом отношении. Сейчас мы сильны только в военном отношении. Мы стали серьезным игроком на геополитическом поле и даже можем хорошо играть, но правила там постоянно меняются, их часто нарушают или просто отменяют. Надо научиться действовать в таких условиях.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews