За последние недели мы с коллегами посетили сразу два митинга, которые организуют люди, почему-то называющие себя «оппозицией». Достаточно просто сходить на их мероприятия, как вас охватит гамма различных чувств: от удивления до полного недоумения.

Николай Стариков

Почему? Да просто на сцену выходят такие… Экземпляры и говорят такие вещи, что остается только развести руками. Это — что угодно. Это — кто угодно. Но это не оппозиция. Это — страшилка. Для «Единой России» это очень удобный спарринг-партнер. На фоне этой «оппозиции» ЕР со всеми своими приватизациями, пенсионными реформами и ценами на бензин выглядит не так печально. Так, может, в этом секрет двух условных сроков Навального? Может быть, в этом удивительная, постоянная и всепрощающая мягкость государственных структур к тем, кто хочет эти структуры разрушить?

Но вернемся к впечатлениям. Их много у всех моих коллег, которые посетили мероприятия «оппозиции». Девушки и новички нашей организации были в культурном шоке. Нет, никто во время митинга не дрался — кругом масса полиции. Но желание как-то «унять» иную точку зрения проглядывалась частенько. В виде шипения.

Или давления. Большей частью — морального. Никто особо не стеснялся: прямо со сцены один из ведущих призвал фотографировать «провокаторов» — то есть нас, чтобы выложить фотографии на определенный ресурс, опознать их и подвергнуть травле. Ну, все то же самое, что организаторы массовых беспорядков в Москве попытались сделать с полицейскими, создав специальный интернет-ресурс. Когда ваш покорный слуга предложил выложить туда мое фото, «фотограф» махнул рукой, мол, тебя и так знаем.

Они хотят напугать. Вы пришли на ИХ митинг и хотите высказать иную точку зрения — вы провокатор. Нет, мы просто хотим поделиться своей позицией по теме выборов, так как мы в них участвуем. У нас почти сотня кандидатов! Нет, вы провокаторы. И потому слово вам не дадим! А фото сделаем…

При этом, чтобы успокоить нормальных людей, которые попадают на такие мероприятия либералов, запутавшись в информационном поле, организаторы со сцены обещают предоставить им слово. Мы это уже наблюдали дважды. Мол, потом, в конце дадим сказать. И не дают — врут. Нагло врут, публично, при этом упрекая в подобном поведении единороссов. И ничего у них, у либералов, нигде не щелкает. Все нормально. Так и надо.

Зная, что они лживы, на втором митинге мы сразу начали требовать слова. Как? Как это обычно делают на массовых акциях, то есть выражая свое желание скандированием лозунга «Дайте слово!» и держа в руках плакат с этой же фразой. Неудобно либералам. Затыкать рот нельзя публично — это будет выглядеть очень неприглядно. Делать вид, что никто ничего не скандирует и плакатов нет, тоже невозможно — нас много, мы сплочены, требуем возможность сказать. Тогда либералы действуют подло, исподтишка. Огромный детина — «типа фотограф» — приблизился, чтобы сделать кадр, а потом резко бросился вперед и вырвал плакат. Тут же разорвал его в клочья с довольной улыбкой. Плакат с надписью «Дайте слово». На митинге против «полицейского произвола», организованного либералами и демократами. И опять же, никакого диссонанса он в этом не почувствовал. Улыбался.

Но мы его расстроили. Коллеги дали мне другой плакат, а «демократа» вежливо оттеснили подальше. Он потом опять «дернулся», но уже далеко. Ничего не вышло.

А вот еще сюрприз. Подходит парень. «Ну, что вы кричите тут?» — спрашивает. Отвечаем, что хотим слова: «Дайте слово — и все». Парень закатил глаза, но дать нам его не захотел. Обращаясь к кому-то позади нас, крикнул: «Говорите с ними! Пусть беседуют, а не скандируют!».

Но мои коллеги — калачи тертые большей частью. Кто же первый раз на либеральном митинге и кто в культурный шок впал — те быстро учатся. Не обращают внимания на шипящих соседей — скандируют. «Либерал — позор России!».

А на сцене меняются совершенно разномастные персонажи. Большинство привыкли в тепличной среде выступать. И поэтому, когда слышат от нас «Позор», то теряются. Сбиваются. И расстраиваются. Портится вся картинка для западных и либеральных СМИ.

Тут и наступает момент истины. Стоит на сцене весь такой молодой и красивый, но несостоявшийся кандидат в муниципальные депутаты. Навальненок. Рассказывал нам, у кого третья часть коллег не зарегистрирована и бьется в судах, а не на митингах за право участия в выборах, как тяжело ему и другим «объединенным демократам».

«Либерал — позор России!» — вот ему от нас оценка его слов. Скандируем. Парень тушуется. А потом находится и говорит прямо со сцены, на всю площадь:

«Когда мы построим прекрасную Россию будущего, такие, как вы, будут сидеть в тюрьме!».

С точки зрения молодого либерала наши преступления налицо — мы же с ним не согласны. Когда ведущие со сцены трагическими голосами рассказывают о задержании организаторов-провокаторов в Москве, то здесь, в Питере, мы начинаем скандировать «Спасибо, полиция!». Ясно, что таким упырям, как мы, место может быть только в тюрьме.

А вот на сцене крендель, имя которого рекламировать не буду, разошелся и выдал в микрофон матом мерзкую речёвку украинских нацистов, оскорбляющую президента нашей страны. На мой взгляд, после такого демарша дело должно возбуждаться однозначно. Статью пусть юристы подберут. Публичное оскорбление главы государства это по форме. А по сути — прямая поддержка убийц жителей Донбасса. Кренделя принимают полицейские прямо на выходе с трибуны. Потом остаток митинга со сцены все требуют его освобождения. И — что бы вы думали! — к концу мероприятия освобождают без последствий для этого малахольного. Почему? Ответ смотри в начале этой статьи.

А на сцене тем временем дело идет к концу. Весь митинг игнорировать нас не получалось, чего только ведущие в наш адрес ни говорили, разве матом только не ругались. Даже полицейских на нас пытались натравить. Подошел вежливый парень во всей форме и попросил «по просьбе» организаторов митинга меня одного плакат не поднимать. Хорошо — с полицией спорить не будем. Мы же «Спасибо, полиция!» скандируем каждый раз, когда либералы со сцены несут траурные для них новости о задержаниях и беспорядках в Москве.

А дальше был форменный цирк. Ведущий обратился к митингующим с вопросом, «дать ли Старикову слово». Подождал секунду и говорит: «Нет, люди против».

Вот это новое слово в демократии. Демократия на слух.

Спасибо, либералы. Идею подали. Вы же нам все говорите, что хотите, как в Париже. А будет вообще — как у вас. На ваших митингах, где слово не даете и на слух можете определять народное волеизъявление.

Время придет, и мы тоже «на слух» можем принять закон, чтобы антигосударственные элементы права слова в России были лишены.

Не обижайтесь тогда, у вас же учимся «демократии», господа либералы…

Еще по теме

Поддержите нас
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews