— У нас в гостях писатель и публицист Николай Стариков.

Стариков

Н. Стариков:

— Здравствуйте. Дистанционный привет из Санкт-Петербурга.

М. Антонов:

— Мы самоизолированные, даже в разных студиях. Одна из самых обсуждаемых тем сегодня, что коронавирус – штука рукотворная. Выращенная в лабораториях. В британском журнале Nature говорится о том, что на летучих мышах американцы скрестили атипичную пневмонию еще с чем-то, и появился этот коронавирус.

Н. Стариков:

— Я привык отталкиваться от фактов. Уж так исторически сложилось, сегодня на моем сайте вышла статья на эту тему. «Кто и зачем придумал коронавирус COVID-19». Я взял открытую информацию, проанализировал ее и предложил читателям самим поразмышлять. Есть статьи из русскоязычных источников 2015 года, есть статьи из англоязычных источников за ноябрь 2015 года. Все эти источники говорят о том, что некая группа американских ученых на деньги, выделенные американским правительством, проводила эксперименты по созданию нового вируса-химеры.

И дальше читаешь и понимаешь, что это очень напоминает то, что происходит сегодня. И как нам объясняют появление этого нового вируса. Ученые для того, чтобы проверить то, как иммунная система… Исходя исключительно из хороших, как там написано, ученых побуждений, создали вирус, который от летучих мышей может уже использовать человека для своего размножения. 2015 год.

М. Антонов:

— А кто же допустил, что все это вышло из-под контроля?

Н. Стариков:

— В 2015 году статья в англоязычной прессе говорила о том, что публикации этих ученых, рассказавших о своих исследованиях, вызвали целую дискуссию, можно ли так делать, насколько это опасно. Это факт. После этого ничего о результатах исследования не написано. Там было написано, что США прекратили финансирование этого проекта. Но проект продолжился. И вдруг через четыре с половиной года мы видим эпидемию. Мне кажется, что фактов к тому, что этот вирус не естественного происхождения, эти материалы добавили очень серьезно.

Куда делись результаты исследований? Произошла ли утечка? Если да, была ли она сознательной? Это вопросы следующего уровня. Я очень надеюсь, что после того, как эта эпидемия будет ликвидирована, будет проведено расследование, и мы получим информацию, что же там произошло.

М. Антонов:

— Кому это выгодно? Если с экономическим кризисом все более-менее понятно, там теневое правительство и прочее, с коронавирусом кому выгодно?

Н. Стариков:

— Представим на минутку, что в 2015 году этот вирус был создан. И дальше кто-то этот вирус выпустил на свободу. Это привело к изменению образа жизни миллиардов, уж одного миллиарда – точно, людей. Совершенно другая реальность. И все это произошло за считанные недели. Уничтожены целые отрасли экономики. Ничего позитивного в этом точно нет. Но это факт. Непонятно, как долго это будет происходить. Происходят невероятные вещи, которые раньше невозможно было бы представить. Комендантский час в Ницце без какой-либо войны. Ограничения не посещение людей друг другом, на общение. Полицейские, которые исключительно из хороших побуждений, чтобы люди не заражали друг друга, ходят по улицам и всех разгоняют по домам.

М. Антонов:

— Закрытие метро в Киеве.

Н. Стариков:

— На Украине уже такие вещи происходили, что закрытие метро не удивляет. С сегодняшнего дня вообще прекратил хождение весь общественный транспорт в Киеве.

М. Антонов:

— Куда-то добраться можно только на своих двоих?

Н. Стариков:

— Есть исключения по каким-то пропускам для военных, медиков, работников аптек. Другой образ жизни, другой смысл жизни. Ограничение самых фундаментальных прав человека произошло за несколько недель. Коронавирус для кого-то может быть очень полезным. Потому что голосов протеста что-то не слышно.

М. Антонов:

— Россия начинает помогать Италии. Нашлись те, кто сказал: а зачем? Нам никто не помогает, а мы готовы.

Н. Стариков:

— Помогать надо, но это должно делаться исключительно прагматично. Надо ли помогать – вопрос для человека русской ментальности странен. Помогать надо. Но эта помощь не должна оказываться в ущерб нам. Если мы отправили самолеты с медицинским оборудованием, это значит, что у нас этого медицинского оборудования достаточно. И не так, что в условном Урюпинске не поставили аппарат ИВЛ, а сняли и отправили в Италию. Нет, он сначала появился в Урюпинске, правительство выделило 7,5 млрд. на закупку аппаратов ИВЛ, которые жизненно необходимы во время эпидемии. И некие наши излишки мы отправляем в Италию.

Мы не должны надеяться, что это принесет нам какие-то политические дивиденды. Нам не удастся изменить общественное мнение в Италии. И санкции никто с нас не снимет. Италия – член НАТО. На территории Италии американские и итальянские летчики ежедневно отрабатывают военные приемы. Против кого – догадайтесь с трех раз. Крайне наивно думать, что можно такими жестами изменить отношение Италии, ее позицию и даже позицию итальянского населения. Итальянцам расскажут, что помогло НАТО, что русские прислали плохое. Или вообще ничего не расскажут.

Мы оказываем помощь, потому что мы благородные и русские. Мы для себя ее оказываем, но им. Потому что мы не можем по-другому. Мы не последнюю рубашку снимаем, а отдаем вторую рубашку, оставляя первую на себе. Используем это в прагматических целях. Семь самолетов военной авиации туда прилетели. Военные медики. Они там сейчас тренируются. Наша армия тренируется в Сирии, это один из плюсов от участия в восстановлении законности на территории Сирии. Вот наши военные медики сейчас получат важный жизненный опыт на территории Италии.

Наша историческая привычка оказывать помощь в ущерб себе должна быть немножко подкорректирована. Помощь оказываем, но прагматично.

М. Антонов:

— А кто нам мешает дома тренироваться? У нас 438 зараженных коронавирусом.

Н. Стариков:

— Есть такая шутка, что все нефтетрейдеры – бывшие политологи – стали вирусологами. Не хочу впадать в эту крайность. Но у нас эпидемия не сравнимых масштабов с итальянской. Там 50 тысяч человек. Туда отправлена крупнотоннажная техника по обеззараживанию. У нас для них, слава богу, нет такого применения. Надеюсь, что и не будет. Опыт можно приобрести только в Италии.

М. Антонов:

— Перейдем к мировой экономике. Нефтяная война. Агентство Bloomberg сообщает, что Владимир Путин не будет просить Саудовскую Аравию о перемирии в нефтяной войне. Это правильно?

Н. Стариков:

— Приведу исторический пример. Это все равно что после нападения Гитлера через пару недель заявить, что вы хотите с ним провести переговоры. Сам факт нападения Гитлера на Советский Союз перечеркнул договор о ненападении и исключил возможность договоренностей. Инициатива из Москвы? Если бы Гитлер через две недели вдруг решил отвести войска с территории Советского Союза, тогда можно было бы еще о чем-то разговаривать.

М. Антонов:

— Разве планы саудитов можно с нападением без объявления войны сравнивать?

Н. Стариков:

— Саудиты в ущерб себе и всем остальным нефтедобывающим странам начали обрушать цены на нефть. Говорят, что к каждой поставке Россией нефти будут продавать столько же, только дешевле. И будут добывать все больше и продавать все дешевле. Представьте, что вы помидорами на рынке торгуете и заявляете: завтра помидоры будут дешевле. Послезавтра еще привезу. В итоге продавец помидоров останется без денег. Другие – тоже.

Саудиты действуют в ущерб себе. Это не их личная инициатива. Потому что они повторяют сценарий 1985 года, когда поставили таким образом в сложное положение Советский Союз. Путин демонстрирует, что вы нас не принудите к капитуляции. Советский Союз был разрушен не потому, что упали цены на нефть, а потому что Горбачев под этим соусом начал брать политически мотивированные кредиты, говорить, что все плохо, и разрушил страну.

Страна могла бы выстоять без особых проблем. В 1941 году какая цена на нефть была? Это было не важно. Путин говорит, что мы на давление не поддаемся. Если вы хотите нормально разговаривать, мы готовы. Но отдельных сепаратных переговоров мы проводить не будем. Да, нам сложно, но не сложнее вас.

М. Антонов:

— Могу напомнить стихотворение Сергея Михалкова про двух барашков, которые встретились на мосту. Никто не захотел уступать дорогу.

Н. Стариков:

— Неполиткорректно. Вы на кого намекаете?

М. Антонов:

— Неполиткорректно, если бы это были поросята. «В этой речке утром рано утонули два барана». Пострадали оба, потому что никто не хотел уступать. Мы на переговоры не идем. Саудиты продолжат свою линию.

Н. Стариков:

— Мы не идем на переговоры, на которых вы хотите, чтобы мы согласились на ваш ультиматум. Если ты начинаешь прогибаться в мировой политике, тебя гнут дальше. Сейчас баррель готового бензина стоит дешевле, чем баррель нефти. Сколько проработают нефтеперерабатывающие заводы, если сырье стоит дороже, чем конечный продукт?

М. Антонов:

— На нас это отразится и уже отражается.

Н. Стариков:

— Нефтеперерабатывающие заводы начинают останавливаться. И будут останавливаться в ближайшее время в США, в Европе. У нас они в основном встроены в вертикально интегрированные компании. И это даст им возможность выстоять. Эта ситуация не может продолжаться долго. Поэтому американцы обращаются к Трампу, чтобы он поговорил с саудитами, чья политика привела к такому бреду на мировом рынке.

М. Антонов:

— «Нью-Йорк Таймс» пишет: российская экономика, несмотря на мировой кризис, способна выдержать. Так как после введения санкций она стала больше стрессоустойчивой и самодостаточной.

Н. Стариков:

— «Нью-Йорк Таймс» разные вещи пишет. Считать «независимую» западную прессу мерилом объективности и реальности я бы не стал. Мы живем в нашей экономике. Мы недовольны ее состоянием. Она зависит от нефти больше, чем нам бы хотелось. И заводов у нас строится меньше, чем торговых центров. С другой стороны, катастрофы в нашей экономике не дождетесь, как говорится.

Куда сейчас пойдут работать работники сферы обслуживания, которых потенциально уволят, если эта ситуация будет продолжаться? У меня много знакомых бизнесменов. У одного есть кинотеатр. Закрыли его, месяц, два, три он может платить зарплату персоналу. Но дальше предприятие просто не выдержит. Есть авиакомпании, которые в такой же ситуации. Есть рестораны. Сейчас главный вопрос, чтобы не начались массовые увольнения, которые выступят катализатором нового витка кризиса. Эта проблема есть и на Западе, и у нас. Нам нужно сделать так, чтобы наши сограждане не потеряли работу и доход. Потому что это ударит по экономике.

М. Антонов:

— К чему мы придем после выхода из этой ситуации? Фонд национального благосостояния будет растрачен, не знаю, на сколько. Под предлогом кризиса удобно увольнять людей. С чем останемся в итоге? С какими картами?

Н. Стариков:

— Сначала нужно определиться, в какую игру мы играем. Исходя из того, что вы сказали, мы играем в подкидного дурачка. А я думаю, что мы играем в покер. Здесь важно не только какие карты у тебя на руках, но и с каким лицом ты с этими картами играешь. Карты на руках нашего президента в 2000 году были значительно слабее, чем сегодня. Тем не менее, игра осуществлялась очень даже успешно. Я считаю, что нам надо успокоиться и поддержать нашего гроссмейстера в той игре, которую он ведет.

Но не надо забывать о поддержке друг друга. Бизнесмены, максимально не увольняйте людей. Сейчас от этого зависит судьба всей нашей экономики. Я понимаю, что сложно платить зарплату, а рассуждать легко. Но делать это сейчас необходимо. Но роль государства здесь ключевая. И не только в качестве формирующего примера, как это надо делать. Но и в качестве мер поддержки.

На Западе не лучше. От того, что в США раздадут тысячу или две тысячи долларов семье, это не спасет тамошний малый бизнес, турбюро и так далее. Это глобальная проблема сейчас. Мне кажется, что создание хаоса безработицы и Великой депрессии есть одна из целей масштабной рекламной кампании этого вируса. Я не говорю, что он на сто процентов искусственный. Но использование его для создания нужного хаоса, дестабилизации мировой экономики налицо.

М. Антонов:

— Как избежать паники? Сложно не поддаться эффекту толпы. Все берут гречку, и я ее возьму…

Н. Стариков:

— Возьмите пару пачек гречки, если вас с ней будет спокойнее вечером сидеть. Но двадцать две пачки гречки брать не стоит.

М. Антонов:

— Есть объяснение, почему столько берут?

Н. Стариков:

— У меня нет. Две пачки гречки я тоже взял. Вот вы пригласите специалиста, который сейчас был вирусологом, а до этого нефтетрейдером, он вам объяснит, зачем ему двадцать две пачки гречки.

М. Антонов:

— Как предлагаете поддержать бизнес России? И что из этого сделает правительство?

Н. Стариков:

— Центробанк ни в коем случае не должен повышать ставку рефинансирования, что приведет к еще большим проблемам в экономике. Пока ставку сохранили на нынешнем уровне. Либо ее даже надо понижать. Нам в нынешней ситуации не нужна девальвация и рост цен.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив