— Избран новый глава Интерпола. Причем россиянин, которого прочили на этот пост, им не стал. Победил кандидат из Южной Кореи, поддержанный США. Во-первых, что мы потеряли от этого? Во-вторых, означает ли это решение совета организации некоторую подчиненность штатам?

Николай Стариков— Во-первых, делать из этого трагедию не стоит. Во-вторых, представитель Южной Кореи был исполняющим обязанности. Поэтому вероятность того, что он будет избран, была итак велика. Вся эта шумиха, к которой подключились украинцы, европейцы и американцы, которые говорили, что нельзя избирать представителя России, просто страховались. Была небольшая вероятность, вдруг участники проголосуют так, что представитель России станет руководителем Интерпола. Поэтому американцы подключили свой эмоциональный фон, чтобы избежать маловероятный, но все-таки неудобный для них сценарий. Но это и есть вмешательство в выборный процесс. Когда у избирателя создается нужное мнение за кого надо, а за кого не надо голосовать.

— Владимир Путин на этой неделе много общался с военными. Рассказал об объемах, выделенных на оборону средств, о новой технике и многом другом. Готовимся обороняться?

— Мы готовимся к обороне. Президент России сказал, что мир стабильно становится все опаснее и опаснее. Это действительно так. Войны не только не заканчиваются, полыхают целые регионы. США последовательно выходят из всех «мирообразующих договоров». Мир становится опаснее, и мы должны принимать это во внимание и перевооружаться. Помимо всего перевооружение имеет экономический аспект. Цепочка производства военных вещей – это всегда очень сложная цепь, и деньги пойдут в российскую экономику. Потому, что рабочие нашего предприятия или инженер, или ученый, он не выводит деньги. Они их тратят в российских магазинах. Поэтому программа перевооружения помимо безопасности государства – это еще и возможность помочь нашей экономике пережить сложный период.

— Закончилось строительство морской части «Турецкого потока», закономерно вызвав новый всплеск критики со стороны Украины, которая снова хочет чем-то препятствовать. Может ли она это сделать?

— Мне кажется самый точный термин – это «геополитика газовых труб». Через газовую систему Украины идут поставки российского газа в Европу. Украина получает от этого деньги за транзит. Это значительная часть ее бюджета, в том числе и на военные нужды. Россия строит «Северный поток-2», это приведет к тому, что газ будет попадать в Европу, минуя Украину. В чем дальше проблемы видят американцы. Если Россия сократит поставки через Украину или вообще их прекратит, то в них появится большая дыра в бюджете, которую кто-то должен закрывать. Но самое главное – Украина больше не сможет шантажировать Россию. И сейчас постоянная мягкость России заключается в том, что мы не может допустить прерывания поставок газа в Европу. Для американцев прерывание транзита – хорошо. Потому что они европейцам могут предложить сжиженный газ танкерами и дороже. Но никакие разногласия Украины и России не повиляют на наличие газа в системе. Ангела Меркель согласилась на строительство при условии, что часть транзита будет поступать через Украину. Но она уходящий канцлер, кому потом Украина предъявит обвинения?

— Кстати, 21 ноября 2013 года начался Евромайдан. На это же время в 2004 году выпало начало «оранжевой революции». Мы видим, что борьба Украины с самой собой становится все ожесточеннее. Стоит ли ждать стабилизации в этой стране?

— Майдан 2014 я наблюдаю в информационном потоке, а после майдана 2004 года я был в Киеве. Было впечатление, что вернулся лет на десять назад в Россию, какая-то массовая истерия, эйфория застилала глаза. Прошли годы, и они от этой эйфории излечились. На Украине американские советники, американские идеи и направления движений. Когда это закончится? Американцы очень плотно вцепились в Украину. Для них это удобный инструмент нанесения России максимального ущерба. При этом без нанесения ущерба себе. Поэтому они будут воевать до самого последнего украинца. Поэтому они будут поддерживать там военный хаос. Но наша задача – чтобы эта возможность исчезла у них как можно раньше.

— 100 лет назад в ныне самом украинском городе Львове происходили весьма показательные события, которые могут разорвать шаблон сегодняшнего украинского националиста. Расскажите о них.

— 1918 год в Австро-Венгерской армии были формирования как польских, так и украинских националистов. И был создан корпус украинских сечевых стрельцов, которые сегодня подаются как герои. Они надевают австро-венгерскую форму и принимают присягу австро-венгерскому монарху, а через час присягу Украине. И в ноябре эти националисты решают создать свои государства. И во Львов в ночь с 31 октября на 1 ноября входят те самые УСС и осуществляют переворот в городе.  Вешают флаг и объявляют о том, что это теперь Украина. Жители польского города Львов, которым он был на тот момент, не хотят этого, поэтому в течение ночи строятся баррикады и население вооружается. Но нет военных частей, так как нет еще Польши, но есть ветераны, молодежь и студенты. Вот именно их подвиг воспевала Польша, и сегодня они называются «львовскими орлятами». Столкновения продолжались три недели и закончились победой поляков. Так что история – это сложная штука. И в городе, который сегодня является одним из главных центров украинского национализма, молодые люди героически сражались, чтобы он не стал украинским, и было это всего сто лет назад. Для нас это повод задуматься, как же было все на самом деле.

популярный интернет


Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели