Фальсификация истории является сегодня одним из основных факторов ведущейся идеологической, так называемой «гибридной» войны. Результаты переписывания и изменения прошедших событий, вброс фальшивых «фактов», перелицовывание трактовок уже привели к появлению в целом ряде стран поколения, воспитанного на «фейковой истории». То же самое хотят сделать и в нашей стране. Поэтому, когда представители общественности покушаются «на святое» — на либеральные мифы и сознательную ложь, вой поднимается, поистине, до небес.

Вот и на днях либеральная «Новая газета» разродилась статьей с громким названием «Похоронная командо». Подзаголовок не менее кричащий:«Реабилитацией сталинизма занялись прямо на месте захоронения польских военнопленных. Придворные историографы и ура-патриоты сплотились в борьбе против мемориального комплекса «Медное».

Что же вызвало праведный гнев совестливых либеральных журналистов со светлыми лицами? Общественное обсуждение, круглый стол, который состоялся в Твери. Вопрос, который на нем обсуждался, вовсе не нов, однако прозвучавшие там заявления не на шутку испугали либералов.

Но обо всем по порядку.

Одним из «столбовых» мифов русофобов является ложь, прямо противоречащая приговору Нюрнбергского трибунала. Это — обвинение СССР и Сталина в якобы осуществленном расстреле польских офицеров в Катыни.

Однако в обвинительном заключении Нюрнбергского трибунала в подразделе «Убийства и жестокое обращение с военнопленными…»  черным по белому было написано: «В сентябре 1941 года в Катынском лесу близ Смоленска были произведены гитлеровцами массовые убийства польских пленных офицеров».

Итак, зафиксируем этот факт — поляков расстреляли фашисты — и перенесемся в Тверь, где прошел Круглый стол, вызвавший яростную реакцию либералов.

Государственный мемориальный комплекс «Медное» под Тверью был создан в 1996 году распоряжением правительства РФ, отстроен за четыре года на территории бывших дач НКВД в окрестностях деревни Ямок, близ поселка Медное, и торжественно открыт в 2000 году. На данный момент ГМК «Медное» является филиалом Музея современной истории России, который, в свою очередь, подчиняется министерству культуры РФ.

В этом комплексе есть две части: польская и российская. Польская часть посвящена якобы расстрелянным в 1940 году польским военнопленным, российская – репрессированным гражданам СССР, которые считаются захороненными на этой площадке. На польской части стоят 6296 именных табличек, якобы расстрелянных тут польских граждан. На российской стороне просто написано, что здесь захоронены «тысячи жертв «сталинских репрессий».

Однако не только исторические данные, но и реальные факты опровергают эти измышления. В своем материале «Как по 226 черепам идентифицировать 6296 человек — тайна мемориала «Медное»ваш покорный слуга постарался коротко показать все имеющиеся в этом вопросе либеральные измышления. Прямо говоря – все вранье либералов.

Поясню: поляки и российские «полузащитники прав человека» утверждают, что смогли идентифицировать в Медном 6296 польских военнослужащих. Но при этом во время «раскопок» были найдены… останки всего 243 человек. Черепов же вообще нашли всего 226 (из них с огнестрельными повреждениями — 163). На вопрос, как по костям 226 человек можно идентифицировать 6296 личностей, ответа никто не дал и давать не собирается. Просто потому, что его нет и быть не может!

Зато СССР и Сталина обвиняют, что называется, «по полной» в убийстве более 6000 польских офицеров в местечке «Медное».

Усомниться в этой фальшивой версии нельзя — таково мнение либералов и «Новой газеты». В вышеупомянутой статье она с гневом пишет, что существует точка зрения, что «никаких польских захоронений в Медном не было, а на их месте покоятся красноармейцы, поэтому нынешняя музейная экспозиция «не соответствует исторической объективности». Летом 2017 года директором комплекса стала Елена Шевченко. Она охотно участвует в этих мероприятиях и собирается поменять экспозицию. В прошлом году ее усилиями территория комплекса стала площадкой для военно-полевых слетов отрядов «Юнармии».

Поясню еще раз: обвинение СССР в расстреле польских офицеров числом более 6000 человек основано на раскопках, которые велись поляками ЭКСКАВАТОРОМ, в отсутствие российской стороны. При этом нашли останки всего 243 человека, в том числе 226 черепов, из них с огнестрельными повреждениями — 163. Все – более никаких «доказательств» не существует!

Ответов на простой логический вопрос, откуда притянутые за уши цифры, и почему решили, что это поляки, нет. Поэтому либералы и пытаются не дать начать обсуждение этого вопроса.

Между тем, дело движется к выяснению истины — что так и возмущает либеральных журналистов. На прошедшем круглом столе новый директор Государственного Мемориального комплекса «Медное» Елена Шевченко не только приняла участие, но и озвучила свою позицию, отметив, что «многие музеи, связанные с новейшей историей, проводят реновацию экспозиций. Связано это с тем, что эпоха новейшей истории — это сюжеты и темы, которые сейчас приобретают новое трактование». По ее словам, свою главную задачу она видит в том, чтобы провести изменения в существующей экспозиции.

Это значит — поднять документы. И убедиться в том, что, по данным Центрального архива министерства обороны Российской Федерации, в период с 1941 по 1943 год на территории дач НКВД располагались медицинские подразделения РККА: эвакогоспитали № 1427, 1783, полевой подвижной госпиталь № 501, медико-санитарные батальоны № 258, 265, 522. Ведь Калинин (Тверь) был первым областным центром, освобожденным от немецко-фашистских захватчиков.

Значит — нужна эксгумация, исследовательская работа на территории комплекса.

Ведь сейчас получается крайне странная ситуация: стоят памятники полякам, доказательств расстрела которых нет, стоят памятники «жертвам репрессий», доказательств гибели которых там нет совсем, а памятника погибшим красноармейцам нет! При том, что есть огромное количество архивных и других документов о том, что они захоронены в Медном.

Сложно не согласиться с тем, что память победителей фашизма, отдавших за эту Победу жизнь, должна быть увековечена на российской части мемориала. Но либералы против, категорически против.

Логика тут такова: чтобы поставить памятник советским солдатам, умершим от ран в госпитале, нужно провести раскопки, исследования и эксгумацию. Но ведь во время этих действий выяснится, что в Медном нет захоронений «жертв» Сталина ни советских, ни польских. И это разрушит создаваемый десятилетиями миф, этого нельзя допустить ни в коем случае!

Поэтому прямо во время заседания круглого стола в Твери либералы немедленно начали протестовать. Они заговорили о следующем:

— Что не нужно проводить никаких раскопок, нужно оставить все как есть и вернуться к этому разговору, когда вырастет технологический уровень оборудования для подобных изысканий — то есть, в неопределенно-далеком будущем. При этом никто не пояснил, какие же тогда основания останутся для организации и работы мемориальных комплексов, подобных медновскому.

— Что среди общественников, усомнившихся в содержательной части экспозиции мемориала одни «радикалы-сталинисты»;

— Что увековечить память советских солдат требуют непрофессионалы, ничего не понимающие в этой теме;

— Тверской правозащитник Корпусов заявил о том, что он уже 30 лет водит экскурсии по мемориалу и рассказывает детишкам о «преступлениях советского режима», и хочет делать это и дальше;

— Что раскопки – это варварство, что не нужно тревожить прах усопших.

После слов о «прахе усопших», который нельзя тревожить, не выдержал даже известный «десталинизатор» Михаил Федотов, который напомнил тверским либералам, что поляки в 1995 году вообще работали экскаватором, и «правозащитников» это до сих пор вполне устраивало.

Будем надеяться, что «лед тронулся», и вместо лживых мифов в «Медном» будут рассказывать правду о тысячах советских солдат, не пустивших фашистов к Торжку.

Их память этого достойна!

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив