Новый год — это время пожеланий, надежд и подарков. Каковы желания значительной части российского общества в грядущем 2019 году? Какие надежды возлагаются на грядущее время и какие подарки мы хотим получить от руководства страны?

Стариков

В 2018 году, после победы Владимира Владимировича Путина на президентских выборах, вопреки ожиданиям общества, вместо изменения экономического курса в сторону большей самостоятельности Россия пережила «ренессанс либерализма». По лекалам и прямому указанию МВФ проведена «пенсионная реформа», увеличен НДС, продолжается действие «бюджетного правила».

В условиях постоянной откачки средств из экономики и высокой стоимости кредитов экономический рост в стране колеблется в районе 1,5-1,8% в год, что чуть выше статистической погрешности. В лучшем случае мы стоим на месте, в то время как в Китае темпы роста экономики «замедлились до 6,5% годовых».

При этом в своем майском указе президент Путин поставил задачу войти в пятерку ведущих экономик мира, для чего темпы роста экономики должны составлять примерно 8% в год. Очевидно, что с использованием либерального экономического инструментария, который упорно применяет правительство Дмитрия Медведева, задача, поставленная главой государства, не может быть выполнена.

А значит, экономический курс должен меняться. В мире нет успешных экономик, которые бы действовали по тем принципам, что искусственно навязаны в России. Везде есть государственное регулирование — и в Европе, и в США, и в Китае с Индией. Низкая ставка по кредитам является залогом низкой инфляции, а низкая стоимость денег подталкивает к развитию новых отраслей экономики.

При этом государство под названием Соединенные Штаты Америки совершенно не стесняется всячески продвигать свою продукцию, создавая искусственные барьеры для продукции конкурентов. Вашингтон не полагается на «невидимую руку рынка», прекрасно понимая, что она не существует, а вот давление, пошлины и протекционизм, наоборот, прекрасно играют роль «руки», расчищающей рынки для того, что «сделано в США».

Во внешней политике России мы сегодня наблюдаем пассивную политику, направленную исключительно на реагирование на действия оппонентов. Постоянные попытки оправдаться, кому-точто-то доказать, предпринимаемые российским МИД, не приводят ни к каким результатам. Кроме новых провокаций, новых попыток давления, новых информационных атак на Россию. Очевидно, что корректировка внешнеполитического курса является насущной необходимостью.

Народ и политическая элита, за исключением, возможно, «владельцев нескольких паспортов», ждет на мировой арене более решительного отстаивания интересов государства, прав и свобод каждого гражданина страны. Вплоть до жесткой конфронтации с теми, кто раз за разом захватывает граждан РФ по всему миру на основе высосанных из пальца обвинений.

Уважают не того, кто силен и огромен, а того, кто готов отстаивать свои права и достоинство даже перед сильными и огромными. Так было в мировой политике всегда. Так есть, и так будет. Процессы усиления страны, перевооружения армии, развития экономики не должны быть причинами, по которым Россия откладывает на будущее отстаивание своего достоинства в сегодняшнем дне.

Сегодняшняя пассивность нашей внешней политики тем более удивительна, что ее недавняя активность настолько ярко приветствовалась российским обществом и привела к огромному росту популярности лидера страны. Активная позиция Москвы во время «Крымской весны» привела к взрывному росту патриотизма и изменению сознания миллионов наших сограждан.

Активное вмешательство России в невыгодный для нас ход событий на Ближнем Востоке не только сохранил сирийскую государственность, но помог прорыву попыток изоляции РФ на мировой арене и привел к росту уважения к российскому оружию, армии и дипломатии. Все это вынудило наших противников провести целую серию провокаций, направленных на подрыв авторитета России.

«Дело Скрипалей», «химические атаки Асада», «вмешательство в американские выборы» стали инструментами в руках Запада. Однако во время этой небывалой пропагандистско-провокационной кампании мы и увидели вялую, вторичную и оправдательную политику Кремля, которая резко контрастировала с недавними инициативными действиями России на Ближнем Востоке и в украинском кризисе.

Сегодня мы можем с удивлением констатировать, что не видим стратегической линии во внешней, внутренней и экономической политике России. Мы занялись ситуационным реагированием, полностью передав инициативу в руки наших «партнеров». Такой подход чреват поражением в любом виде спорта. Проиграть с такой стратегией более вероятно, чем выиграть. Это положение неправильно и это должно быть исправлено.

Пожалуй, единственное направление, где стратегия прослеживается и выполняется — это восстановление сирийского государства. В Сирии наши цели понятны, они постепенно и пошагово достигаются. Мы видим успехи, понятен смысл и промежуточные итоги борьбы России за свои интересы.

При этом отсутствие стратегии негативно сказывается и на экономике. Сегодня никакие инвесторы, ни внешние ни внутренние, не готовы рассматривать проекты со сроком окупаемости более пяти лет.

Мы не должны уподобляться кораблю, который маневрирует между волн, стараясь пережить бурю. Не утонуть в волнах — задача, безусловно, важная. Но это тактика — тактика ухода от опасных волн, выравнивания крена. А ведь у каждого корабля есть и стратегическая задача — придти в порт назначения. Судна не ходят просто так, по ходу плавания меняя направление движения, в зависимости от цены на углеводороды или степени серьезности введенных санкций, выбирающих иной порт для окончания плавания.

Мы должны плыть в порт под названием Суверенитет. Это плавание не может и не будет легким. Но если мы не будем плыть вперед, стремиться как можно скорее бросить якорь в этой гавани, то рискуем заржаветь, просто стоя у причала пункта отправления. Поэтому пожелания и надежды в 2019 году у нас такие — активность вместо реагирования. Действия вместо выражения озабоченности.

Это будет лучшим подарком всем патриотам России.

Еще по теме

Архив

Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели