— У микрофона Владимир Ворсобин. На связи Николай Стариков. Здравствуйте, Николай.

Николай Стариков

Н. Стариков:

— Здравствуйте!

В. Ворсобин:

— Вопрос, связанный с нашим космосом. Конечно, мы не обойдем эту тему. Вы радуетесь тому, что Маск отправил корабль к МКС с космонавтами на борту, причем модно одетыми. Как вы думаете, почему сейчас в социальных сетях два диаметрально противоположных мнения, одни этому радуются, говорят, что это первая частная компания сделала, это дает большую надежду на то, что не только государство, но и частники зайдут в космос, от этого он сильно разовьется.

А есть вторые, я процитирую нашего эксперта Сергея Маркова, который пишет: «В российских социальных сетях просто праздник у партии национального предательства. Здесь, а не в космонавтике, у России реальный провал. И увольнять надо не того, кто отвечает в правительстве за космос, как предлагают критики правительства, а того, кто отвечает в администрации за работу в соцсетях. Здесь, а не в космосе, настоящая победа американцев».

Н. Стариков:

— Давайте для того, чтобы было более понятно, возьмем не космос в качестве предмета изучения, а, например, спорт. И ваш вопрос перефразируем. Скажите, пожалуйста, вы радуетесь тому, что у сборной другого государства появилась красивая форма, команда успешно провела тренировочный матч? Я хочу задать встречный вопрос: а какое мне дело до другой сборной другого государства? Она меня вообще не интересует.

В. Ворсобин:

— Вы сами задали вопрос и сами отвечаете. Думал, вы мне пытаетесь задать вопрос.

Н. Стариков:

— Нет, Владимир, я знаю все ваши ответы наперед. Поэтому, если я и задаю вопросы, то уважаемым радиослушателям. В Соединенных Штатах Америки частная компания запустила ракету. Что тут такого невероятного? Вы делаете акцент – частная компания. Давайте будем честны до конца. Мальчик захотел отправить ракету в космос, продал яблоко, помыл, потом купил два яблока, помыл. Потом помыл ракету и смог это сделать. Ну, конечно, нет. Это колоссальные деньги, которые тратятся в убыток, без каких-либо прибылей, десятилетиями. Космические программы всегда убыточны. Они не прибыльны. Потому что люди летают в космос не для того, чтобы деньги зарабатывать, а для того, чтобы осваивать космос, как минимум. Чтобы там ставить научные эксперименты. И для того, чтобы там из космоса следить за своими геополитическими конкурентами. То есть военные вещи. И еще – вопрос престижа.

Поэтом Илон Маск – это не просто какой-то случайный энтузиаст, а человек, получивший благословение американских спецслужб. Вы реально думаете, что в США и вообще где-то в мире кто-то может летать в космос без того, чтобы это каким-то образом не согласовывалось с безопасностью американского государства. Конечно, с цээрушниками работает по полной программе.

Дальше, деньги откуда на эту программу? Кредитование под нулевые проценты. Так что это не просто частная компания, а это замаскированная под частную инициативу инициатива американского государства. Целей минимум четыре, я их перечислил. И помимо всего прочего пятая цель – показать, что государство – это не так важно. Общая цель мировых банкиров – это уничтожение государства, стирание его, вывод его на какие-то второстепенные роли, чтобы был флаг, герб – и всё. А все остальное – частное лучше. Это – в эту копилку.

Чему радуются либералы, я никак не могу понять. Гагарин летал в космос в 1961 году. Если бы всех наших либералом как-то можно было бы трансплюкировать в 1961 год, я думаю, что они бы полету Гагарина не радовались. Знаете, почему? Потому что это не американский космонавт полетел, а советский. Поэтому радоваться нечего. И так далее. Политические симпатии в данном случае приклеиваются к исследованию космоса. Это значит, что политические симпатии являются основным движущим мотивом российских либералов. Но мы с вами это знали и до этого. Поэтому – что тут такого нового?

Ни в полете ракеты нет ничего нового, уже сколько лет прошло с 1961 года, посчитайте, ни в реакции либералов нет ничего нового. Эта новость такая, как сказать, немножечко не новость.

В. Ворсобин:

— Давайте теперь послушаем эксперта по космонавтике, почему Россия до сих пор не построила новый космический корабль. И что вообще значит этот полет Маска для российской космонавтики. Иван Моисеев, руководитель института космической политики.

И. Моисеев:

— Если посмотреть по государствам распределение по местам, «четверка первачей», как у Высоцкого, на первом месте Соединенные Штаты, которые делают в космосе больше, чем все остальные государства вместе взятые. А за второе место сейчас воюет Китай с Европой. Россия уже на четвертом месте. За Россией идут Япония и Индия. Если смотреть по поводу соревнования реального, где Россия может участвовать, это соревнование не с США, а только с одной фирмой SpaceX. И вот космическая мощность SpaceX примерно равна космической мощности всей Российской Федерации. Ну, а разница в том, что по состоянию на май этого года в SpaceX работает 8 тысяч человек, а в Российской Федерации на космос работает где-то 240-250 тысяч человек. Соответственно, можно прикинуть разницу в производительности труда.

В свое время на разницу в производительности труда обращало внимание наше Минэкономразвития, в 2007 году. Они получили в ракетостроении разницу в 30 раз. Испугались и больше таких исследований не проводили. Надо не пугаться, а смотреть, как с этим воевать.

В. Ворсобин:

— Как вам это мнение? Меня поразило, что у Маска работает 8 тысяч, 17 тысяч помогает от NASA. А у Роскосмоса 200 тысяч. КПД производительности немножко пугает.

Н. Стариков:

— Прежде чем ответить на ваш вопрос, я прочитаю несколько сообщений, которые идут к нам. «Может, американцы просто ничего не могут и не были на Луне?». «Глупо сравнивать космос и спорт». «А почему же наши СМИ так радовались, когда первый пуск отменили?» Не знаю, почему радовались наши СМИ. Также мне непонятна их радость, когда пуск состоялся. Это надо говорить ровным голосом. В Соединенных Штатах состоялся запуск. Ну, хорошо, молодцы. Нам нужно думать о наших запусках. И та информация, которую эксперт сейчас нам дал, она для нас важна. Конечно, эффективность труда должна быть на высоте. Но еще раз, мы в космос летаем не для того, чтобы деньги зарабатывать. И советская космическая индустрия строилась не для того, чтобы зарабатывать деньги, а для безопасности страны, ее престижа. Не буду повторять все те плюсы, которые государство от полетов в космос получает.

То, что SpaceX, по мнению эксперта, сопоставима по мощи с российской космической отраслью, это как раз и говорит о том, что это не частная компания, а замаскированные под частную компанию щупальца мировых финансовых институтов. Ее финансируют так, что уровень финансового благополучия этой компании сопоставим с уровнем финансового благополучия государства.

В. Ворсобин:

— Николай, количество сотрудников у этой компании примерно как у одного департамента Газпрома, допустим. То есть они решают таким количеством ресурсов такие задачи, которые Россия не может решить десятилетиями при своем богатстве и своей многочисленности кадров, которые она использует.

Н. Стариков:

— Это ваше мнение. Вы сравниваете теплое с мягким. Не надо набрасывать вопросы быстрее, чем на них можно отвечать. Теплое с мягким сравнили. Космическую частную компанию в США, которая повторила успех Гагарина 1961 года. К стыду своему, не знаю, когда был первый полет американского космонавта, примерно, наверное, в те же годы, 60 лет назад. Просто молодцы! Очень эффективно. Повторили подвиг Гагарина через 60 лет. Это что, значит, вы так деградировали за это время? Я вообще не очень понимаю, чем тут гордиться. Эту новость можно раскрутить с совершенно иной стороны. Это первое.

Второе. Причем тут Газпром? Газпром строит газопроводы. Это вы можете построить вместо космического корабля газопровод. А вот в Газпроме могут построить газопровод. А в Роскосмосе – космические корабли.

В. Ворсобин:

— С вами нужно держать ухо востро. Наш слушатель пишет: «Корреспондент Рогозин, как честный человек, должен по спокойной душой уйти в отставку, а то такими темпами Россия скоро будет запускать корабли с батута». Кстати, о батуте. Маск все-таки не преминул сыронизировать над Рогозиным. Во время пресс-конференции он сказал, что «наш батут работает». Это отсыл к фразе Рогозина 2014 года, когда он пригрозил американцам лишить их возможности посылать их в космос, их возили наши корабли до этих дней в космос, мол, будут они добираться на батуте. Как вам такой укол Рогозину? Рогозин на своем месте?

Н. Стариков:

— Знаете, я, как человек, который когда-то играл в КВН, скажу, что чувство юмора, на мой взгляд, это очень хорошо. Замечательно, что в Твиттере руководители российских и американский космических компаний что-то там друг друга укалывают. Замечательно. Но давайте вернемся теперь в реальность. А реальность такова. Бюджет – первое слово, которое вы должны записать на бумаге, если хотите летать в космос и развивать космическую отрасль. Опять же, эксперт, которого вы процитировали, это и сказал. У американцев самый большой бюджет, на втором месте китайцы. Мы – на четвертом месте по бюджету. Увеличивайте бюджет, с одной стороны. А с другой стороны, требуйте отчета за этот бюджет и результатов. Вот и все.

Это две составные части одной монеты, которую нужно подбросить вверх, чтобы она в космос полетела. Если у вас не будет денег и не будет контроля за их расходованием, будут проблемы. Мне кажется, это относится к любой другой сфере точно так же. У нас есть ученые, есть технологии. У нас всё есть. Нам нужны бюджеты и контроль за ними.

В. Ворсобин:

— Мы уже в космосе. Я вспоминаю Петра Шкуматова, известного правозащитника. Он объяснил в Фейсбуке, почему так поделились социальные сети в обсуждении этого события. Он говорит, что на самом деле это не поклонение Америке, это не либералы, которые радуются всему американскому и ненавидят все русское. Это очень упрощенная двухмерная схема, очень удобная для пропагандистов. Шкуматов говорит, что просто люди соскучились по космической мечте.

Что навязывает Россия? Что нового она нам дает? Она дает новые штрафы, новые налоги, новые административные неприятности. А вот мечту о Марсе, о Луне, мечту о том, что что-то будет такое грандиозное, общечеловеческое, космическое, дал нам сейчас Маск. Этим объясняет этот эксперт такое воодушевление.

Петр из Москвы:

— У меня информация к размышлению. Начало 1969 года. К нам на кафедру в МАИ приехал Константин Феоктистов, один из первых космонавтов. Доктор технических наук. До полета «Сатурна» на Луну оставалось несколько месяцев. Наша программа не шла. Феоктистов сказал, что он категорически против пилотируемых полетов в принципе. Он говорил, что все задачи в космосе можно и нужно решать только с помощью автоматических аппаратов. И вот прошло 50 лет, и я с ним соглашусь. Поэтому к этому достижению Маска я отношусь совершенно спокойно. А если посчитать деньги, то по сравнению с нашими «Союзами» эта программа еще десятилетиями будет убыточной.

Н. Стариков:

— Спасибо за вашу точку зрения. Но мне кажется, здесь и комментировать особо нечего. Я еще раз повторю, что реакция на полет ракеты Илона Маска абсолютно связана с политическими взглядами человека. Поскольку звонок особо не прокомментируешь, я хотел бы прокомментировать ваши слова, уважаемый Владимир. Вы так красиво расписали мечту о космосе. Мечта всегда должна быть. Должен быть образ будущего. Но вы видите только одну сторону американской мечты. А я вам напомню другую. Сейчас, чтобы люди хорошенечко в США…

В. Ворсобин:

— Космической мечты, а не американской.

Н. Стариков:

— Чтобы вот сейчас американцы, в основном темнокожие и латиносы, хорошенечко помечтали о Марсе, там комендантский час ввели. А тех, кто неправильно, расстреливают резиновыми пулями.

В. Ворсобин:

— Вы перешли ко второй теме. Потерпите немножко.

Н. Стариков:

— Владимир, не надо идеализировать США. Накачали деньгами компанию, добились того, что в Советском Союзе сделали много десятилетий назад. И то, что они сами умели делать много десятилетий назад. Ничего там выдающегося не происходит. А у нас, еще раз повторю, бюджеты и контроль за их расходованием. Мозги, люди – у нас все есть. Так что, как относиться к деятельности господина Рогозина, я не знаю, я не специалист по космической отрасли. Но мне хотелось, чтобы Россия была на первом месте по достижениям в космосе. Поэтому мы внимательно следим за полетами американских коллег.

Я вам задам один вопрос. Скажите, Владимир, а мы будем в эфире обсуждать, если полетит китайская ракета? Будут ли все СМИ так же взахлеб рассказывать о том, какая красивая форма была у китайских космонавтов? Нет? А если полетят японские космонавты? Сколько эфиров мы с вами уделим? Я вам отвечу – ни сколько. Потому что США пользуются своим монопольным правом в информационной сфере. Здесь больше пиара. И поэтому нашим СМИ надо поменьше покупаться на эти западные информационные удочки. Сообщили: ракета улетела. Ну и хорошо. А теперь о страде в наших черноземных областях. Вот о чем надо рассказывать.

В. Ворсобин:

— Кстати, о страде. Слушатель пишет: «Зарплата у инженера в Роскомсосе – 25-30 тысяч рублей. Плюс требования и ответственность. Люди не хотят там работать, просто не осталось толковых кадров». Это еще причина поговорить о том, что происходит у нас в нашем космосе. Мы же сравниваем. А когда сравниваешь, это вызывает скорбь.

Н. Стариков:

— Не думаю, что нужно любое сообщение в интернете сразу принимать за чистую монету. А что касается заработных плат, они должны быть на должном уровне. Мы с вами обычные вещи не должны обсуждать. Понятно, что если вы конструктору будете платить 25 тысяч рублей, он вряд ли сможет полностью погрузиться в работу. Товарищ Сталин высокие зарплаты положил конструкторам, высокая ответственность была за получение этих зарплат и за результаты. Результат – это полет в космос, в котором сталинского было процентов восемьдесят, наверное.

В. Ворсобин:

— А Рогозина вы еще никак не оценили. Я уже дважды спросил вас: вы решитесь на оценку Рогозина на его посту?

Н. Стариков:

— А я должен его оценивать как? По сообщениям в WhatsApp? Или по полету американской ракеты я должен оценивать Рогозина?

В. Ворсобин:

— За его работу в Роскосмосе.

Н. Стариков:

— Когда наши ракеты не летят, вот это, конечно, безобразие. Но у Рогозина есть начальник. И я думаю, что президент оценит тем или иным способом работу Рогозина. Поэтому, сколько бы вы ни подстрекали меня попытаться говорить что-то плохое про российский космос из-за того, что американцы повторили 60-летней давности полет, я думаю, что у вас ничего не получится.

В. Ворсобин:

— Подождите, вы приравниваете космос к Рогозину? Мне кажется, космос более многогранен, чем этот человек.

Н. Стариков:

— Нет, вы хотите, чтобы я сказал что-то плохое про руководителя. И хотите, чтобы я сказал что-то плохое про российский космос.

В. Ворсобин:

— Нет, я хочу услышать только ваше мнение.

Н. Стариков:

— Не скажу. Только хорошее скажу.

В. Ворсобин:

— Понял.

Алексей из Красноярска:

— Мое мнение такое, наши топ-менеджеры хоть в Роскосмосе, хоть где, работают неэффективно. Поэтому наш Роскосмос топчется на месте. Не важно, сколько денег кто закачал, но наши топ-менеджеры думают только о своем кармане.

Н. Стариков:

— Во-первых, важно, сколько денег закачал. Но как вы их распределяете – тоже важно. Помните, была история с почтой. Если руководитель почты получает несколько миллионов рублей в месяц, а почтальон – несколько тысяч рублей в месяц, вряд ли эта почта будет работать эффективно. Значит, нужно поставить в зависимость кратность зарплаты руководителя и его подчиненных. Как один из вариантов. Здесь все способы уже давно известны. Ответственность должна быть за результаты.

В. Ворсобин:

— Если посмотреть на мессенджер, то тут половина на половину. «Маск – красавчик. Сказал – сделал. Ему респект».

Н. Стариков:

— Если китайская ракета полетит, тоже будет радоваться аноним из WhatsApp? Китайская компартия молодец! Сказала, что полетят, и полетели.

В. Ворсобин:

— «Но ведь были же американцы на Луне, нужно уважать», — пишет Константин. «Сколько получает Рогозин как грамотный управленец?» Кстати, гуляли цифры, они очень большие. «У нас работает атомная станция на плаву. Почему о ней не говорим?» Согласен.

Н. Стариков:

— А цифры, сколько получает Маск, не гуляли? Создание искривленной реальности. Российский космос, где неэффективные руководители получают катастрофически огромные зарплаты, и частная компания – Илон Маск и ближайшие к нему менеджеры, они что, пособие по безработице получают? Давайте сравним.

В. Ворсобин:

— Вы сейчас спорите с нашим слушателем, которого я цитировал.

Н. Стариков:

— Вы пытаетесь, как всегда, манипулировать. Вам большое за это спасибо. Потому что вы даете мне возможность зрителям показывать, как это обычно делается. Информационная шумиха вокруг рядового события.

В. Ворсобин:

— Дмитрий из Красноярска дозвонился.

— Здравствуйте, я очень рад слушать Владимира Ворсобина. Я очень рад за Илона Маска. И мне необходимо слушать таких упоротых журналистов, как оппонент Ворсобина.

В. Ворсобин:

— Давайте без оскорблений.

Дмитрий:

— Для меня – надо знать мнение.

Н. Стариков:

— А по сути вопроса скажете что-нибудь?

В. Ворсобин:

— Давайте без перехода на личности. Если вы хотите что-то сказать по делу – говорите. Давайте не будем оценивать наших гостей.

Н. Стариков:

— Пусть оценивают. Я далек от того, чтобы обижаться на кого-то. Во-первых, я не журналист. А во-вторых, вы ничего по сути не сказали. Ну, нравится вам Илон Маск, замечательно. Вы болеете за сборную команду не нашего государства. Как говорится, жаль, что вы болеете. Но футболисты, если переходить в футбольную плоскость, в большом долгу перед российским населением. Поэтому мы понимаем, когда некоторые наши сограждане болеют за другие футбольные сборные. Но уж в хоккее-то мы точно должны болеть за наших!

В. Ворсобин:

— Моим друзьям – футбольным фанатам – нравится «Барселона» или «Реал». Они при этом болеют за свой «Ростсельмаш», «Спартак» и так далее. Они хотят, чтобы их условный «Спартак» играл как «Барселона». Они любят Россию, они любят свой владивостокский «Луч». Но при этом они хотят, чтобы у них играл свой Роналдо. Они хотят, чтобы у них устроена была футбольная система так, как в Испании. Что тут такого непатриотичного? Сейчас мы говорим о космосе, как он должен быть устроен. А не потому, что мы болеем за какие-то сборные.

Н. Стариков:

— Разница в том, что наш космос значительно лучше нашего футбола. И поэтому можно вполне болеть за наш космос.

В. Ворсобин:

— Мы переносимся в США, но мы там и были.

Н. Стариков:

— Вы там находились информационно и находитесь.

В. Ворсобин:

— Не можете упустить этого момента.

Н. Стариков:

— А я нахожусь в Санкт-Петербурге.

В. Ворсобин:

— Миннеаполис – город, о нем все говорят. Там было знаменитое задержание Джо Флойда, которого полицейский задушил, известная история. И там сейчас комендантский час, протесты и так далее. Наша слушательница пишет оттуда: «многие ходят по улицам с бейсбольными битами в руках, часть предпринимателей решили не открывать магазины. Другие открыли, понимая, что им разнесут всю витрину. Многие жалуются на мародеров и бездействие полиции. У знакомых два раза грабили магазин элитного алкоголя. Копы просто не выезжают». Слава богу, не поджигают пока дома, но громят офисы.

Как Америка дошла до жизни такой?

Н. Стариков:

— Ничего нового в этом нет. Периодически в США полиция осуществляла подобные действия за рамками закона, на что определенные группы населения начинали погромы. Ничего нового. Я даже не помню года и конкретные американские города, где это было, но на моей памяти это раз пятый.

Радоваться этому нечего. Во-первых, беспредел полиции – это раз, во-вторых, беспредел мародеров на улицах. Но нечего и радоваться тем, что думает, что это закончится крушением Соединенных Штатов, падением доллара, нет. Речь не об этом. Гражданская война, революция, государственный переворот происходит тогда когда происходит столкновение видений будущего. Вот мы с вами говорили о необходимости давать людям видение будущего. Сегодня в США нет разного видения будущего, они спорят об оттенках. Одним нравится Трамп, другим не нравится. Одни хотели чуть-чуть больше налогов, другие чуть меньше. Это не принципиальный момент.

Напомню, что гражданская война в США была, когда несколько штатов решили выйти из состава Соединенных Штатов, и создать свое государство. Тогда американцы провели контртеррористическую операцию, если говорить сегодняшними украинскими терминами, и была полномасштабная война в несколько лет с огромными человеческими жертвами. Владимир, вы, может, не знаете, что, безусловно, было и внешнее воздействие. Оно существовало. За южные штаты играла Великобритания. После окончания гражданской войны в Лондоне был заключен договор, по которому Великобритания заплатила компенсацию североамериканским штатам, как они тогда назывались, то есть, победившей стороне, президенту Линкольну. Примерно, что интересно, 15 миллионов долларов. Это примерно в то же самое время, когда американцы купили нашу Аляску. Так вот, за нашу Аляску они заплатили в два раза меньше. При этом официальным поводом для выплаты этих сумм были факты поддержки британцами двух каперов, которые играли на стороне южан – Алабама и второе название не помню.

Гражданская война происходит, когда есть внешние заинтересованные силы. Вот война на Украине началась, потому что американцы осуществили государственный переворот, и были заинтересованы в дальнейшей гражданской войне. Когда нет заинтересантов, тогда дальше погрома никто не пойдет. Дальше погрома магазина мозгов не хватает.

А что касается американцев, у каждого дома, у многих ствол. И не один. Поэтому погромы магазинов, да, а вот громить дома значительно сложней. Там можно и пулю словить. Поэтому когда власти проявляют жесткость, а туда вводят национальную гвардию, все эти погромы заканчиваются очень быстро. Сейчас в США, по-моему, в 20 городах введен комендантский час. Обратите внимание, те, кто радуется всяким успехам американской демократии, почему-то не возмущаются. А что касается нашей полиции, я вообще не могу себе представить вот такого задержания, которое демонстрируют, когда бы просто полицейский сознательно бы удушил человека. В данном случае он ему был не симпатичен из-за цвета кожи, вероятнее всего.

В. Ворсобин:

— Можно я вклинюсь? Вы исторически доказали, что не случайны эти беспорядки. Я дальше вашу мысль не догнал, причем здесь Англия времен гражданской войны? И сегодняшние события.

Я хочу спросить про российскую действительность. Она более интересна. Я читаю нашу слушательницу, которая пишет нам: мы заехали на Мемориал возле магазина, где произошло убийство Джорджа Флойда. Здесь создали огромный мемориал с граффити, принесли тысячу цветов, волонтеры раздавали там еду и воду». Я согласен, такие преступления полицейскими потрясают Америку, но ведь у нас в России любят ссылаться на американский опыт. И говорить, а вот полицейские американские вас бы за это застрелили! И вот стаканчик не бросишь. Вот именно эта характеристика американского полицейского, видимо, Америке уже не нужна. Они уже от нее, их тошнит. И поэтому вспыхивают вот эти восстания. Нам нужно ли копировать вот этот брутальный американский полицейский опыт, когда сначала стреляешь, а потом спрашиваешь документы.

Н. Стариков:

— Конечно, такого нам не нужно, но наша полиция иногда действует удивительно мягко. Недавняя ситуация, когда была перестрелка в Москве около какого-то ТСЖ, один полицейский задерживал четырех человек. Они еще его там толкали, на мой взгляд, он должен был открывать огонь по ногам. И все. И медаль ему после этого надо давать.

У нас полицейские действуют чрезвычайно мягко. Традиции, наверное, советской милиции, которая не то, что стрелять в своих граждан, дубинка, когда мы ее увидели в 90-е годы, тогда у милиционеров, это был шок. Это были как инопланетяне, люди из другой реальности. Традиции советской милиции, видимо, глубоко пустили корни.

А что касается сегодняшней ситуации в США, вызвал не сам факт жесткого задержания, а когда лежит человек, который не совершил какого-то страшного преступления. Не убил никого, не изнасиловал. Говорит, я не могу дышать, никто не обращает на это внимания. И дальше его просто умерщвляют коленом. Это уже за гранью добра и зла. Видеоролик тут выступил в роли того масла, которые СМИ вылили…

В. Ворсобин:

— У нас тоже был подобный видеоролик. Помните время летних демонстраций, так же сломали ногу велосипедисту?

Н. Стариков:

— Вы разницу понимаете? Случайно сломали ногу или человека умертвили.

В. Ворсобин:

— Но мы же идем по стопам американских полицейских! Лет через десять у нас может тот же случай произойти, если мы возьмем этот опыт на вооружение.

Н. Стариков:

— Владимир, вы не туда пытаетесь нашу дискуссию завести. Чтобы у наших радиослушателей было полное понимание причинно-следственной связи событий в США, давайте скажем, что ролик сыграл эту вещь. Поэтому внутриполитическая американская ситуация – это борьба за президентский пост. Очевидно, что противникам действующего президента выгодно спровоцировать какие-то вещи, поэтому СМИ, которые против Трампа, начали раскручивать эту волну. Я не исключаю, что внутри США определенные элиты и какие-то средства выделили на определенных погромщиков. Но это не приведет к крушению США. Это может привести к падению рейтинга Трампа. А нас с вами совершенно все равно, кто выиграет президентскую гонку, потому что любой из американских президентов будет бомбить какое-то государство, вводить санкции против России, говорить о том, что Китай виноват в какой-нибудь очередной эпидемии. В общем, никакой разницы для нас с вами нет.

Эта новость равно, как и новость с запуском американской космической ракеты. Просто сообщили, что в Америке погромы. Переходим к проблемам фермеров Нечерноземья. Вот что для нас важно. И к проблемам бизнеса, российской экономики. Давайте меньше жить их жизнью. Знаете, уж простите, мне это напоминает, когда один из членов семьи взахлеб рассказывает, сколько за стенкой сосед по времени выполняет свои супружеские обязанности. И возникает вопрос: вам-то что от этого?

В. Ворсобин:

— Николай, наш слушатель пишет: меня при Советах милиционеры схватили у вокзала, избили в кладовке и ограбили. В синяках я вышел на работу и подал в суд. Суд ничего не сделал». И таких воспоминаний, я вам скажу, очень… В каждом городе по сотне, а то и по тысяче. То, что вы говорите, что плюнуть и забыть? То, что сейчас происходит в Америке, позвольте, вы исключаете, что такое возможно в России? Что у нас все полицейские такие одуванчики?

Н. Стариков:

— Я предлагаю жить нашими проблемами.

В. Ворсобин:

— Согласен. Я вас пытаюсь все время вернуть на русскую землю. Вы сопротивляетесь.

Н. Стариков:

— Да, а потом проведете прямой эфир об очередной свадьбе британской королевский семьи. Нам-то что с этого? Давайте говорить о проблемах российского космоса, а не о том, что американцы повторили свой успех 60-летней давности.

В. Ворсобин:

— Вы так говорите, будто я вам навязываю эти темы. Вы же сами эти темы выбираете.

Н. Стариков:

— Вы хотите рассказать, как мы с вами выбираем темы? Тогда давайте скажем правду: темы предлагаете вы.

В. Ворсобин:

— И вы тоже.

Н. Стариков:

— Нет, я с ними соглашаюсь.

В. Ворсобин:

— Или не соглашаетесь. И мы успеем принять еще один звонок, если он у нас есть. Не успеем. Тогда обращаюсь к нашей ленте. «В советское время милиция тоже хорошо лупцевала граждан, если товарищу Старикову это вдруг не известно». «У нас такие вещи будут раньше, чем через десять лет. Увы».

Н. Стариков:

— Давайте подведем итог. Будем больше жить нашими сложностями, достижениями, рассказывать о наших проблемах и наших свершениях. Тогда у нас все получится. И поменьше слушайте российских либералов. Они пораженцы.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews