Весь российский интернет (про остальной мир пока помолчим) разделился на две большие группы. Одна надеется на позитивные изменения, другая кричит, что в рамках господства «кровавого режима» Путина никаких изменений быть не может. Спор этот достаточно бессмысленен, поскольку обе стороны никаких реальных аргументов не предъявляют. В частности, они не понимают, что плохие дела всегда носят относительный характер (вспомним старый анекдот про еврея, который пришёл к раввину жаловаться на жизнь, а тот в ответ предложил ему взять в дом козу). И поэтому нужно сравнивать, а не давать абсолютные оценки

Михаил Хазин

Кроме того, не учитывается, что у нас реально есть враги, которые своей сверхзадачей поставили наше уничтожение. Это не шутка и не пропаганда, это реальное отношение к нам, которое было не только у Гитлера, но и у наших англо-саксонских «партнёров». Они не видят «светлое будущее» в нашем присутствии а потому, пакостят как только могут. Это, разумеется, не оправдание для наших проблем (при Сталине и Брежневе они тоже пакостили), но учитывать это обстоятельство необходимо.

И теперь можно более или менее адекватно посмотреть на те силы, которые есть в нашей стране. Они делятся на две большие группы (каждая из которых достаточно неоднородна). Грубо говоря, на тех, кто хочет, чтобы их дети и внуки жили в нашей стране и тех, кто хочет «пить баварское». Ну, или, скорее, «вашингтонское» или «лондонское». И у них совершенно разные цели и задачи.

Вторые были у власти в нашей стране в 90-е годы, причём вначале — в совершенно одиозной форме, все помнят гайдаров и козыревых, которые вообще отказывали нашей стране в субъектности. Один отдавал всё НАТО и США, другой — целенаправленно разрушал науку и производство, в логике, «за нефть всё купим». Потом, правда, и нефть они попытались приватизировать и частично это получилось. И колоссальными усилиями эту вакханалию русофобии удалось остановить.

Отметим, что переход этот, от русофобии к попытке восстановить субъектность России, начался ещё до ухода Ельцина (и я принимал в нём посильное участие), но приход Путина ещё рассматривался как преемственность этого курса (недаром первые годы его президентства реально всем рулил Волошин). Но постепенно стало понятно, что тенденция на повышение субъектности всё время усиливается (пусть и с некоторыми отступлениями, например, в 2008-12 гг). Но при этом представители первой группы (которых условно можно назвать «патриоты» в противовес «либералам») до сих пор полную власть в стране не получили.

Это, собственно, одно из главных обвинений против Путина — почему он не зачистил «врагов народа» в собственном окружении. И я много раз объяснял почему, хотя «пикейные жилеты» (и специально обученные интернет-тролли) такую аргументацию категорически не принимали. Но повторю ещё раз. Любой человек, который хоть раз чем-то руководил, знает, что есть довольно много людей в его коллективе (не все, разумеется), которых так просто не уволишь. Потому что у них есть ресурсы (например, они контролируют важный процесс), сильные связи за пределами коллектива (в нашем случае, страны) и/или, наконец, они просто очень активны и по этой причине популярны.

В нашем случае есть все три момента. Представители либералов имеют колоссальные ресурсы, украденные в 90-е годы, да и потом так же, они имеют мощнейшую поддержку из-за рубежа, они контролируют важные механизмы (как вы думаете, могут ли представители «команды Чубайса» сегодня устроить массовые проблемы с электричеством в стране или уже нет?) и, наконец, они создали, в том числе, с зарубежной поддержкой, систему массового зомбирования населения, прежде всего, молодёжи. А с учётом падения качества образования (по их же инициативе), воспрепятствовать этой систем не так-то просто. Достаточно посмотреть на наших детей, которые уже героев российских мультиков не знают, зато знают дебиловатых героев американских комиксов.

И вот тут очень важный момент. В реальности, любой руководитель знает, что он может уволить практически любого своего сотрудника. Даже в СССР можно было уволить беременную женщину с работы. Но, для этого нужно было заплатить цену, подчас довольно высокую. Что неминуемо отражается на всём коллективе. Меня часто спрашивают, если Путин никого не уволил (ну, почти), то что он сделал вообще, если в стране уже 9 лет экономический спад и 8 лет падает уровень жизни населения. И я отвечу на этот вопрос.

Изначально у любого руководителя есть «красные линии», выход за которые создаёт серьёзные проблемы. Собственно, цена, о которой я говорил в предыдущем абзаце, как раз и состоит в том, что нужно эти проблемы гасить. Так вот, главным достижением Путина после 2012 года стало то, что он колоссально раздвинул эти «красные линии» в отношении России. Я даже сейчас не Крым буду упоминать, я просто напомню, что он как-то ухитрился профинансировать разного рода современную военную технику (ну, тролли скажут, что это всё мультики, но мы не поверим), вернуть в лоно Родины Крым и, наконец, довольно жёстко поставил условие Байдену. Кто не верит — просмотрите ещё раз речь Путина 9 мая.

Так вот, целью отодвигания «красных линий» является не приобретение территорий, а снижение цены тех решений, которые абсолютно и категорически необходимы. И изменения кредитно-денежной политики (для чего нужно расчистить руководство Центробанка от либералов и существенно изменить формат отношений с МВФ), и изменения в налоговой политике (отказ от логики «сырьевого придатка»), и изменений в бюджетной политике, и валютной, да и много ещё где. И всё это нужно делать практически одновременно и быстро.

Да, удалось отодвинуть «красные линии» только потому, что страны, которые поддерживали наших либералов и жёстко удерживали нас в рамках бреттон-вудской модели, серьёзно «просели». Но понимание этого процесса и его использование — это тоже достижение Путина, поскольку во времена Козырева и Гайдара даже мысли такой не допускалось. Я-то хорошо помню, как реагировали российские чиновники и, простите за неприличное слово, либеральные экономисты, на нашу первую книжку, которая вышла в 2003 году. И я отдаю себе отчёт в том, что то, что общественное мнение поменялось, это не только наша работа по долблению «либеральной стены», это ещё и работа Путина.

Да, есть ещё одно обстоятельство. Объективная ситуация в мировой экономике стремительно ухудшается (см. обзоры Фонда Хазина) и это видят уже практически все. И в этом смысле наше плохое положение (объективно) становится на фоне положения наших «партнёров» (относительно!) куда более приятным. И это значит, что у нас появляются ресурсы, за счёт которых и можно будет провести те реформы, о которых я говорил выше. Поскольку цена их сильно снижается!

Разумеется, то, что я написал — не абсолютная истина. Я лишь делаю правдоподобные выводы на основании своего опыта и своих знаний (в части государственного управления и экономики — не таких уж малых). Но могу сказать с полной ответственностью, что те изменения, которые происходят в нашей стране, уж точно не случайные. Случайно присоединить Крым было уж точно невозможно — слишком много либералов костьми ложились, чтобы этого не было. Да и до сих пор многие вопят про «оккупацию» Крыма. То, что у них на глазах шла американская оккупация (для чего, к слову, устроили государственный переворот на Украине) они, естественно, замечать не собирались и не собираются.

В общем, любая оценка ситуации в нашей стране, которая не учитывает крайне сложного распределения сил в российской элите и не замечает процессов в мировой политике и экономике, смысла не имеет. Я, по мере возможности, пытаюсь этот смысл придать, но мои возможности ограничены. Тем не менее, очень рекомендую спрашивать любого эксперта (если получится) или задавать вопрос самому себе, а что по части тех соображений, что я привёл выше? Есть у этого эксперта ответы на такие вопросы? И если нет — не нужно его особо принимать во внимание.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews