Степень агрессивности защитников и врагов Лукашенко начинает зашкаливать. При этом реальность их уже не волнует, достаточно почитать комментарии к моим сообщениям на ленте «фэйсбука: здесь и тут. При этом самое интересное – это то, что люди даже не понимают, что именно я там пишу. Точнее, не хотят понимать.

Михаил Хазин

У меня нет вообще никакой информации о том, что происходит в Белоруссии. Я даже не знаю, сколько реально людей выходит на улицы в Минске. И, соответственно, просто прокомментировал две очевидных фальшивки. И это уже вызвало дикое брожение в умах. Почему? Частично я дал ответ на этот вопрос в своём выступлении на подготовке нового раунда «Большой игры».

Но главные тезисы нужно повторить, поскольку они принципиально важны.

Суть проблемы состоит в том, что практически ни у кого в мире нет приемлемого для общества образа будущего. Либеральный «цифровой концлагерь» прячут за «правами меньшинств», однако падение уровня жизни в связи с исчерпанием главного либерального экономического ресурса (позитивного эффекта от эмиссии доллара) делает этот проект (с большой вероятностью) провальным. С точки зрения, экономики это очевидно: контролировать поведение людей, которым нечего есть, достаточно бессмысленно. И штрафы с них не возьмёшь.

Отметим, что идейным сторонникам либерального тоталитаризма это не объяснишь, что хорошо видно в дискуссиях о Белоруссии. Но фокус в том, что денег на то, чтобы их всех содержать, уже нет и, соответственно, они сильно умнеют. Так что есть все основания смотреть в будущее с некоторым оптимизмом. За одним исключением – образа будущего не предъявлен, в головах его нет.

Почему – это я подробно объясняю в своём выступлении, ссылка на которое выше. Важно другое – теоретически, такой образ будущего есть. И построен он на восстановлений социализма. Собственно, как я написал в «Воспоминаниях о будущем», есть ещё два направления, национализм и религиозный фундаментализм, но у них есть недостаток – нет возможности экономического роста. А вот социализм особенно если его аккуратно усовершенствовать, вполне может дать хороший результат.

Есть серьёзные основания считать, что структурный кризис в мировой экономике уже начался (см. макроэкономические обзоры Фонда Хазина). Длиться он будет достаточно долго, лет пять будет только спад, затем неизбежна новая, «величайшая» депрессия. И вот тут Евразийская валютная зона, которая может предъявить образец модели, обеспечивающей экономический рост, окажется явным мировым лидером. Другое дело, как к этому отнесутся конкуренты. Впрочем, поскольку дела у них будет не очень, не исключено, что внутренние процессы станут для них важнее.

Ещё лет пять назад возможности транснациональных банкиров, элиты «Западного» глобального проекта, казались неограниченными. Но как только эффект использования эмиссионных долларов сошёл «на нет», выяснилось, что собственная инфраструктура начала самостоятельную игру. Типичный пример — Польши и Прибалтики в отношение Германии, которая уже просто не в состоянии содержать всех лимитрофов. Ну и, сам феномен Трампа в этом смысле очень показателен.

Но ни Польша (которая пошла по пути национализма), ни Трамп (который, по большому счёту, тоже националист), ни Китай ничего нового не предъявляют и предъявить не могут. У них нет позитивного образа будущего, я в своих онлайн лекциях подробно об этом рассказывал. И, как следствие, неизбежен распад единой долларовой системы (завтра, в понедельник 17 августа, я рассказываю про то, как будут устроены валютные зоны). Все они неминуемо будут возвращаться к старой капиталистической модели — за исключением Евразийской (во главе с Россией). И, возможно, китайской.

Про Китай нужно разговаривать отдельно, а вот Россия может совершить сегодня «левый» поворот. Может — это не значит, что обязательно совершит, я много раз говорил, что «левый» поворот — это оптимальная стратегия для Путина, говорил про то, что он это понимает. Но вот сможет ли — это вопрос отдельный. Но если такой поворот будет совершён, то жизнь наша может сильно измениться. Собственно, тогда станет понятно, зачем нашим соседям к нам тянуться. Поскольку когда мы будем расти на фоне общего спада, отношения к нам серьёзно изменится.

Разумеется, если бы Украина выбрала Евразийский союз ещё тогда, в 2014 году, у неё и сейчас всё было бы сильно лучше, чем имеет место в реальности. Но, тем не менее, тогда претензий к нам можно было предъявлять много. Например, российских олигархов, коррупцию и начало экономического спада. Спад, кстати, продолжается до сих пор. Но смена модели эту картину изменит радикально. И вот тут мы с интересом посмотрим на наших соседей.

В заключение можно отметить, что мы сегодня находимся в ситуации, схожей с той, которую описал в своё время Ленин: «Вчера было рано, завтра будет поздно…». Разница только в том, что рано было год назад, а поздно будет месяца через два… Но суть от этого не меняется. Мы подошли к моменту, когда можно схватить большой выигрыш… И глупо будет этот момент упустить.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews