Откровения Путина в части Бреттон-Вудской системы и либерализма не могли не встретить разного рода ответов с противоположной стороны. Если не вдаваться в детали, то они сводятся к трём базовым линиям: либо, он не понимает, о чём говорит, либо, он не имеет право об этом говорить, либо, наконец, какой смысл слушать очевидные констатации, если нет альтернативного конструктивного предложения. Как ни странно, реализовались на практике все три варианта, хотя некоторые из них друг другу противоречат.

Михаил Хазин

Первый вариант, например, выдал Дональд Туск, который прямо объяснил, что (в вольном изложении) поскольку «либерализм — это свобода и демократия, а против свободы и демократии ни один нормальный человек выступать не может, то Путин несёт пургу». Это, безусловно, позиция, но она сама по себе очень слаба, в частности, потому, что нигде не сказано, что свобода и демократия не может быть без либерализма. При чём тут, мы скатываемся в крайне опасную позицию, требующую тщательного изучения, чем либеральная интерпретация слова «свобода» отличается от альтернативных её интерпретаций.

Опасно это потому, что пока такого разговора нет, можно апеллировать к тому, что «свобода» всегда была целью любого человека. А как только такой вопрос возникает, тут же становится понятно, что, она, конечно, была, вот только свобода была немножко другая. Моё личное мнение состоит в том, что либеральное понимание термина «свобода» состоит в том, что человек имеет право сам себе выбирать ценностную модель, а также её в любую секунду произвольно менять, но тут уж либералы точно завопят. И не потому, что могут такую интерпретацию опровергнуть (попробуйте это сделать сами), а потому, что такая система полностью разрушает социальную стабильность, ибо, фактически, любое правонарушение делает идеологически оправданным, если под него подвести ценностное обоснование! Конечно, закон нарушать нельзя, но и закон не должен нарушать права меньшинств, иначе он несправедлив… Куда такой подход может завести, сами понимаете, недаром Путин на мигрантов намекал, которые хоть и ребята очень консервативные, но немножко страдают родо-племенными предрассудками, а потому не принадлежащих к своему роду-племени вообще людьми не считают. Ну, ценности у них такие!

В любом случае, серьезные обсуждения либеральных «ценностей» (кавычки потому, что каждый имеет право от них отказаться) — вещь страшно опасная и в какой-то мере даже недопустимая, поскольку ставит под угрозу другие «ценности», вроде политкорректности и толерантности. Так что это направление критики Путина было аккуратно прекращено. Но другие мысли в том же направлении (Путин не понимает, о чём говорит), были продолжены. Беда только в том, что журналисты, которые пытались его в этом направлении раскачать, люди не очень образованные, а Путин, всё-таки, хорошее советское образование получил, да и язык у него подвешен правильно, так что фокус не прошел.

Направление второе наиболее ярко продемонстрировал кандидат в преемники Мэй известный оригинал (чтобы не сказать сильнее) Джонсон, который начал наезжать на Путина в стиле: «Да у вас там…», перечисление можно найти в интернете, самое яркое, люди в туалет на улице ходят. Это, конечно, аргумент, хотя всегда можно сослаться на исторические традиции, столь близкие английскому духу. В Англии, например, есть избирательные округа, от которых депутаты есть, а жителей там нет. Да и много чего ещё. Если же говорить об уровне жизни, то это ещё большой вопрос, где хуже. Все, кто жил в Англии, например, обращают внимание на то, что в этой дикой стране невозможно принимать в домах ванны, слишком дорого…

Я лично, поскольку люблю не просто принимать ванну, но еще и чтобы вода не остывала, а потому не выключаю в ней воду, считаю, что такая дикая страна, в которой это жестко ограничено, просто не имеет право на существование, но тут явное проявление моей личной свободы в либеральном понимании. Сам же Джонсон выглядит достаточно смешно, как, впрочем, и всё это направление критики, поскольку сводится к логике (кто читал книжку Бёрна «Люди, которые играют в игры»?) «запрос Взрослый-Взрослый, ответ — «Ребёнок-Родитель». Ну и люди это сразу замечают, особенно те, кто помнит как воспитываются дети.

Отметим, что некоторые даже британские газеты это отметили и подтвердили, что Путин своим взрослым запросом к западному обществу свой авторитет поднял (это отметили и Гардиан, и Индепендент) и что у этого самого общества ответа на этот его вопрос нет. А поскольку в условиях перманентного кризиса и полного отсутствия даже не попыток ответа на вопрос о том, что делать, но просто признания проблемы, такое слово звучит очень веско, то стало понятно, вся многолетняя конструкция по изоляции и маргинализации российского лидера по итогам Саммита в Осаке рухнула. Ну а люди серьезные поставили ещё один вопрос: «Как же он сумел заставить либералов предоставить ему такое слово?» Действительно, вопрос интересный, я в предыдущем тексте, о предварительных итогах Осаки, вариант ответа дал, но вовсе не претендую на то, что он единственный и правильный. Версия, она версия и есть.

И вот тут появляется третий вариант, который выдал на Саммите Макрон. Суть этой претензии состоит в следующем: мил человек, если уж ты полез в тему, про которую мы все и без тебя всё понимали, но пока не считали целесообразным ее переводить в публичное поле, то дай свой вариант ответа на вопрос, а что делать дальше? Мы тут, люди серьезные, народ не баламутим не потому, что не видим проблемы, а потому, что у нас (пока) ответа нет, что и как делать. А ты зачем зря возбуждаешь народ? И сразу возникает нехороший подтекст: мол, тут собрались люди серьезные и ответственные, а ты мутишь воду для того, чтобы собрать какие-то свои гешефты (вариант, чтобы заставить нас тебя признать, выкрутить нам руки, как ты выкрутил руки Мэй, которой пришлось дать тебе возможность публично выступить).

Разумеется, некая демагогическая нотка в такой интерпретации есть, совсем публично ее озвучивать не стоит (народ вообще нервно относится к ситуации, когда от него что-то скрывают, подозревая в этом разные козни в стиле «вот гады, опять что-то украли, а делиться не хотят!»), но среди «своих» она очень распространена. И вот здесь Путин оказался в ситуации, которая очень распространена в человеческих отношениях. И называется она: «сказавши «А», нужно говорить «Б».

Я уже много писал об этой коллизии в части проблемы пенсионной реформы: если бы Путин отказался её подписывать, он обязан был бы не просто уволить правительство, но и радикально изменить всю экономическую политику. А в тот момент это создавало запредельные риски. Но сегодня она возникла снова. Иными словами, с точки зрения большой политики, Путин не имел право такого говорить про либерализм (вы только подумайте, либерализм!), если у него нет хоть какого-то варианта продолжения темы.

Отметим, что его противники немного передёргивают и сводят разговор именно к философским категориям, хотя изначально, и это видно по контексту, речь больше шла о либеральной финансово-экономической модели. Но ответы в нашей стране есть по всем пунктам, как по философской части, так и по финансово-экономической. Первая — в смене право-либеральной парадигмы на лево-консервативную, вторая — в разработке новых хозяйственных механизмов. Что удивительно — обе эти темы подробно описываются в моей новой книге «Воспоминание о будущем. Идеи современной экономики», но я далёк от мысли, что Путин её прочитал. Просто потому, что выйдет она недели через две-три (я очень рассчитываю, что участники нашего семинара в Петербурге 20 июля уже смогут её у меня получить, но в магазинах она появится только в сентябре). Просто, скорее всего, я, выражаясь словами Андрея Девятова, правильно «оседлал» временнУю волну.

В любом случае, рассуждения о смене глобальных проектов и проектных парадигм (а я напоминаю, что с точки зрения проектного анализа, разработанного мною совместно с Сергеем Гариленковым почти 20 лет назад, либеральная модель — это просто вариант реализации «Западного» глобального проекта) и разработка новых хозяйственных механизмов, для которой я и создал четыре года назад Фонд экономических исследований Михаила Хазина, становится серьезным трендом (спасибо Владимиру Владимировичу и Макрону!), что не может меня (и, как я надеюсь, читателей нашего ресурса Аврора) не радовать!

А пока, будем ждать от Путина, когда он произнесёт следующее веское слово!

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив