В российском обществе растёт недовольство социальным расслоением, именно этот кризис и пытаются использовать в своих целях элиты, понимая: если их план удастся, то Россию разворуют, как в 90-е. Об этом в студии «Первого русского» обозреватель Юрий Пронько беседовал с экономистом Михаилом Хазиным. Наш гость уверен, что прямо сейчас готовится заговор против Владимира Путина, однако у президента есть своя «козырная карта».

Михаил Хазин

Юрий Пронько: Люди начинают предъявлять претензии. Что будет дальше?

Михаил Хазин: Критика, действительно, нарастает, и это не остаётся без внимания. В начале мая, когда сложилась острая ситуация, президент России Владимир Путин смог её разрулить, дав семьям по 10 тысяч рублей. Причём сделал это в обход либерального экономического блока правительства, отлично понимая: если дать через них, люди денег не получат.

– Яркий пример был с выплатами врачам, когда деньги просто не пришли.

– Да, это пример, который мы видели. Нам его показали. А всё остальное мы просто не видим. Деньги бюджетные уходят куда-то.

– У Путина есть козырная карта?

– Разумеется. Надо убирать министра финансов Антона Силуанова, председателя Центробанка Эльвиру Набиуллину и прочих и ставить на их место осмысленных людей. Если такой человек придёт на место Набиуллиной, он немедленно уволит всех заместителей, всех начальников департаментов, просто сразу, с ходу. И всё.

– Ну, а вы не считаете, что элита, которой есть что терять в этой ситуации, которая и так в напряге, с этими санкциями, контрсанкциями, будет сопротивляться. Вон уже Мордашов (российский предприниматель и управленец, миллиардер Алексей Мордашов. – Ред.) заговорил на Гайдаровском форуме о том, что если заблокируют внешнеторговые операции, то это приведёт экономику к полной катастрофе и так далее.

– Они говорят о том, что приведёт к катастрофе лично для них.

– Так я к тому, что они снесут любого, кто попытается изменить правила игры? Вы так не думаете?

– А как они могут это сделать? Вы поймите, они что-то могут только тогда, когда они при должностях. А когда они без должностей – ничего не могут. Сегодня многие «генералы» поставлены ещё Волошиным (российский политический и государственный деятель Александр Волошин. – Ред.) или его соратниками. А когда придут другие? Конечно, сейчас в окружении самого Путина идёт отчаянная схватка, это часть заговора.

Вообще, любая смена элит всегда сопровождается большими проблемами. Потому как старые элиты, с одной стороны, очень боятся новых, а с другой стороны, хотят их контролировать. Поэтому будет много разных историй. Я так себе представляю, что любой молодой человек, которого куда-то начинают тащить – к нему немедленно начинают приходить люди с чемоданами. И предлагают расписаться кровью. Ну, как обычно. Я это очень хорошо знаю, видел, как всё происходило. Я видел, как покупали Лившица (бывший министр финансов России Александр Лившиц. – Ред.), что и стоило нам кризиса 1998 года.

Фокус состоит в том, что есть понимание – это делать всё равно придётся. И никто не хочет доводить дело до того, чтобы появились комиссары в пыльных шлемах.

В чём самая большая проблема? У нас тоже была сделка. У либералов была сделка с западным обществом, которое они «кинули». И теперь либеральные политики оказались в тяжёлой ситуации, потому что долг накопился такой колоссальный, что они его не могут выплатить. И у нас был долг. Ведь позиция премьер-министра России Егора Гайдара в 90-х годах в чём заключалась? Мы закрываем возможность для рублёвых инвестиций, и они закрыты до сих пор, потому что рублёвые инвестиции в основные средства неэффективны. Это только полный идиот делает. А чтобы идиотов не было, они были сделаны частными.

То есть государство продолжает инвестировать, но этого не хватает для воспроизводства экономики. А частные лица говорят: зачем мы будем инвестировать под 3%, когда у нас есть операции типа валютных спекуляций, обеспечивающие 20–30%. Что мы, больные, что ли? Но зато, говорил нам Гайдар, будут иностранные инвестиции. А иностранных инвестиций уже много лет нет практически. А если и есть, то это результаты личных договорённостей. И либералам предъявляются претензии: ребята, где инвестиции? Деньги давайте. Те говорят: денег нет, потому что вы сами себя плохо ведёте.

– Но всё персонифицировано с одним именем. Потому что происходящее предъявляется в качестве претензий именно одному человеку, который управляет государством.

Люди не будут заниматься Набиуллиной. Знаете, как я часто слышу вопрос, да и вам тоже этот вопрос задавали неоднократно: ну а что, он не в курсе? А что, он не знает? А почему он её не вышибет – эту ветвь оттуда?

– Секундочку. Мы-то с вами, в отличие от большинства обывателей, понимаем, как устроена система. Упрощать не стоит. Мы прекрасно понимаем, что чистка элиты – это всегда революция. И это всегда мучительно больно. Но это придётся сделать. Потому что альтернатива – это гибель всей верхушки. А она будет сопротивляться.

Судя по тому, что сейчас происходит, мы уже подошли к ситуации, когда будет сделана попытка поставить новую команду. Вспомните, как это было перед Великой французской революцией, когда Людовик XVI поставил нового министра финансов Шарля Калонна. Потом его клика придворная убрала, а через несколько месяцев поставила снова. Он не успел. И произошла Великая французская революция. Почему он не успел? Потому что у него не было ресурсов. И самое главное – ему мешали те, кто считал себя самыми «крутыми». Была необходима тотальная чистка.

Вот и у нас, Министерство финансов должно быть ликвидировано полностью, как и Министерство экономического развития. И воссоздано Министерство экономики, которому бы подчинялось Министерство финансов. И разговор должен быть такой: нам необходимо на вот такие-то инвестиционные проекты столько-то денег. Силуанов говорит: у нас этих денег нет. Что значит нет, у вас же есть триллион? Вот вам час на написание нового закона. Дума принимает. Если через три часа новый закон не будет принят – всё. И не надо даже ничего делать, нужно их просто уволить. За несоответствие занимаемой должности.

– А вы думаете, скамейка запасных-то имеется? Мне кажется, с этим очень большие проблемы.

– А это неважно совершенно. Есть колоссальное количество коммерческих банков. В них колоссальное количество людей, аудиторов, специалистов, грубо говоря, плановиков. Пожалуйста, берите.

– Нет-нет, Михаил Леонидович, я имею в виду первых лиц. Если уж устраивать чистку по-взрослому…

– А с первыми лицами ситуация простая. Любого из них вы берёте и назначаете первым лицом, ставите ему задачу. Через три месяца понятно, может он её выполнить или нет. Если не может – мы его увольняем. При этом мы на него смотрим, ему в глаза, и говорим: ты готов выполнять эту задачу?

– А вы считаете, у нас время ещё есть?

– На фоне общего спада – да, есть. Но только это нужно сделать. Если этого не делать, то тогда мы, минуя оставшийся совсем узкий момент, когда может быть назначена контрэлита, переходим к логике комиссаров в пыльных шлемах.

А комиссары в пыльных шлемах ничего не понимают. Они приходят в Минфин и говорят: так, тут вот у нас мой приятель Петя назначен, он должен строить вот такой-то комбинат, ему нужно столько-то денег. Силуанов ему говорит: я не могу выделить деньги. Комиссар в пыльном шлеме выводит его и наказывает. А потом вызывает первого зама.

– Вас за экстремизм привлекут.

– Это не экстремизм, это так работает. Я очень не хочу, чтобы до этого дошло. Но они же сами к этому ведут.

– А может быть, осознанно они ведут, чтобы потом свалить?

– А вот это вот очень интересная тема. А куда валить? Куда валить? На Западе проблемы, у них деньги, но можно отобрать. И что, и какая картинка? Бомжевать на улице, где бегают эти «аллахакбары»?

– Ну, ладно, бабки-то у них есть.

– А откуда у них эти бабки? Они у них где? В офшорах? В банках? А что будет, когда посыплется мировая финансовая система?

– То есть вот такая ситуация там даёт нам шанс?

– Конечно. Они уже не могут ни денег вывести, ни сами туда убежать.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews