Значит, смотрите, есть одна вещь очень важная. В любой нормальной стране важную роль играет малый и средний бизнес региональный, который, собственно, поддерживает значительную часть населения. В тех же США еще лет 30 тому назад экономика практически каждого штата была на 80% закольцована внутри штата. То есть большую часть того, что потребляется, он производил у себя.Михаил Хазин Соответственно был внутренний капитал, соответственно, были местные банки, которые кредитовали местные предприятия. И понятное дело, что они, принимая решение о кредитовании, исходили из своего знания Вот мы знаем, что этот вернет, а этот не вернет, поэтому даем а этому… Независимо от того, какие там бумажки. А бумажки у всех одинаковые.

В нашей стране в начале было много банков и были региональные банки. В результате кризисов многие региональные банки умерли. А политика Центрального банка по ликвидации малых банков привела к тому, что у нас сегодня в очень большом количестве регионов вообще нету регионального капитала, причем это малые города. Например, в Томске малый бизнес не может получить кредит не только потому, что он плохой (может, он и хороший), но в Томске нет своих банков, томских. То есть они должны написать заявку. Эта бумага идет на рассмотрение куда-то там… ну в Новосибирск. «Сбербанк» не так давно закрыл свой офис в Красноярске. Это, в общем, город-миллионник, головной офис. То есть теперь решение тоже по кредитам принимается… я там не знаю – видимо, в Новосибирске. Я не знаю, какая там региональная структура. В результате у вас начинает гибнуть малый и средний бизнес.

В Татарстане всегда к этому относились очень серьезно. Там очень ответственные местные власти. И они очень активно поддерживали малый и средний бизнес через свои банки, в том числе, используя административный ресурс. И в условиях кризиса, который в стране идет уже четыре года, начались проблемы. Для крупных банков – «Сбербанка», ВТБ, с государственным участием – проблем нет: их всегда поддержит Центробанк. А как быть с татарскими банками. У них нет возможности? У них своего Центробанка нет, из бюджета они поддержать не могут. Это, кстати, еще одно следствие кризиса.

Вот мы уже четыре года падаем, в результате возвратность кредитов падает. Может быть, если бы не было такой ситуации, все бы было нормально. А так убытки фиксируются, затраты на резервы растут, и, соответственно, банки начинают падать.

Это на самом деле не столько проблема банков, сколько проблема макроэкономическая. В условиях кризиса банковская система падает. Вспомним 2008 год, США, Lehman Brothers. На самом деле, и другие могли рухнуть. Я напоминаю историю с Элиотом Спитцером от весны 2008 года, кода он объявил о том, что практически все страховые компании – банкроты. Действительно, у них, например, одна только AIG получила под 100 миллиардов долларов государственных денег для того, чтобы она в 2008 году спаслась – крупнейшая на тот момент в мире страховая кампания. Спитцеру, кстати, это дорого стоило. С ним провернули операцию типа Стросс-Кана, но только немножко раньше.

Так вот, вся эта история, она показывает, что в условиях кризиса есть проблемы, которые нужно решать. К сожалению, сегодня ни правительство России, ни Центральный банк проблемами российской экономики не занимаются. У них четко: «невидимая рука рынка». А невидимая рука рынка в условиях кризиса работает плохо.

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели