Та модель, которая в нашей стране действовала за очень небольшим исключением с 1991 года и которую мы называем либеральным финансовым капитализмом, исчерпала свой потенциал. Действительно, сначала все выглядело привлекательно. В 2000-е годы цены на нефть стали расти, и валютные доходы России стали расти — пошли иностранные инвестиции.Михаил Хазин Но к 2008 году обнаружилось, что все доллары, которые мы получали, идут на возврат тех самых инвестиционных вложений. Инвестиционные долларовые машины для России остановились. И роста уже быть не может, потому что уровень иностранных инвестиций не обеспечивает простого воспроизводства экономики, а внутренние инвестиции у нас запрещены, не формально, но фактически: повышением налогов, увеличением административного давления, высокой ставкой кредита и т. д. Это целенаправленная политика.

Появляется два вопроса: можно ли что-то сделать, и если можно, то как? Можно, конечно. Нужно сделать рублевым инвестиционный заем. Поскольку без инвестиций экономика существовать не может, нужны региональные инвестиционные валюты, которые бы заменили доллар как источник внутренних инвестиций. Теоретически нам надо создавать новую модель инвестиционного процесса с опорой на региональную валюту.

Мы ее начали создавать (Таможенный союз, Евразийский экономический союз). Но человек, который это делал, Сергей Глазьев, был отставлен, как только начал добиваться успеха. И движение остановилось. При этом объективные процессы продолжаются. Мы видим, что происходит на Западе, где Турция хочет наладить экономические отношения с Россией. И на Востоке в сторону России разворачиваются Япония и Корея — это страны, ориентированные на внешний рынок. Рынок ЕС для них по разным причинам закрыт. Кроме того, в ЕС отказались включить Турцию. Это означает, что рано или поздно рынок ЕС и для нее закроется. Единственный перспективный партнер в этом случае — Россия.

У нас есть возможности, но люди, которые должны заниматься их реализацией, делают прямо противоположное. Мы сегодня видим, как целенаправленно разрушается банковская система. Это означает, что в регионах не будет своих банков. Малый и средний бизнес не может существовать без возможности получить кредит хотя бы на оборотные средства. А своего регионального капитала нет.

Часто на разных уровнях звучит фраза, что нам необходима модернизация экономики. Это так. Но что такое модернизация? Это личная ответственность. А какова логика бюрократов и либералов? Они все время принимают массу законов, смысл которых: «Мы ни за что не отвечаем». Задача либеральных чиновников — не допустить модернизации с увеличенной ответственностью.

Это ситуация, в которой мы находимся. Никакой модернизации быть не может.

Вывод: в стране происходит экономический спад, и без радикального изменения экономической политики остановить его невозможно. Нужно сделать рубль инвестиционной валютой, это может нам обеспечить на 20 лет рост на 7–8% в год. Но для этого надо радикальным образом изменить ту команду, которая определяет экономическую политику. Это требует принятия достаточно жестких политических мер.

Если не произойдет радикальной кадровой правительственной смены, то мы опять свалимся в ситуацию постоянного спада. Дальше возможны разные варианты: от сценария 1991 года до сценария столетней давности, то есть русского бунта, бессмысленного и беспощадного.

Популярный интернет



Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив