Европа обсуждает выход из кризиса. Ну, что сказать по этому поводу… Тема богатая, пообсуждать есть о чём. Вопрос только получится ли выйти… Собственно, его и стоит обсудить

Михаил Хазин

Напомню, что Евросоюз (точнее, Западная Европа, в своей континентальной части) – это царство леволиберальной идеологии. В экономической части это означает, что стимулирование спроса осуществляется там с помощью бюджетных механизмов, что ведёт к ускоренному (по сравнению с ростом ВВП) росту государственного долга. Впрочем, в последнее время Европейский Центробанк (ЕЦБ) не чурается и эмиссионных кредитов.

Наиболее яркие примеры такой политики – это Италия и Греция, но и в других странах не лучше. И даже если дефициты бюджетов находятся в рамках установленных Брюсселем, они всё равно больше, чем реальный экономический рост. Который, впрочем, в последние годы был, скорее, реальным спадом.

Единственное исключение – это Германия, которая имеет колоссальный профицит внешнеторгового баланса. Как со всем ЕС (ну, тут спасибо ЕЦБ и бюджету ЕС), так и с США. Собственно, экспорт Германии находится на уровне Китая (который несколько лет назад её догнал), профицит только поменьше, поскольку не ширпотреб с низкой себестоимостью Германия экспортирует. Но фокус в другом. Механизм стимулирования спроса за счёт эмиссии (в котором суть бреттон-вудской финансово-экономической модели) не работает уже с 2008 года, а кризис, связанный с коронавирусным карантином резко ускорил структурные процессы в экономике.

Постоянное эмиссионное стимулирование спроса радикально исказило структуру и масштабы частного спроса. С момента начала этого процесса (в 1981 году, т.н. политика «рейганомики») возникли даже совершенно новые, до тех пор несуществующие отрасли экономики (например, массовый туризм) и появились до того неизвестные социально-политические структуры («средний» класс, как сообщество людей с типовым потребительским и политическим потреблением). И сейчас этим явлениям приходит конец.

То, что Уоррен Баффет сбрасывает акции авиаперевозчиков – событие знаковое. Это значит, что есть люди, которые понимают, что нас ждут структурные изменения, то есть отраслевая структура спроса на товары и услуги будет сильно меняться. В том числе некоторые из тех отраслей, которые возникли в 80-е годы прошлого века могут снова уйти «в никуда». Но беда в том, что структурные изменения в процессе кризиса современная экономическая наука не исследует. Исследуем мы (Фонд экономических исследований Михаила Хазина), но повлиять на массовые настроения мы (пока?) никак не можем.

И вот тут самый интересный момент. Дело в том, что любые действия (в том числе, антикризисные меры) имеет смысл делать только в том случае, если у вас есть план. Саммит ЕС показал, что плана у них нет, они, скорее, ориентируются на план США (который реализует Трамп). Про план Трампа я буду рассказывать в ближайший понедельник, но и по нему есть несколько серьёзных вопросов. А вот на что надеются руководители ЕС?

Есть несколько вариантов ответа на этот вопрос.

  • Первый: они вообще не думают о будущем. День прожит, и ладно. Это, конечно, не совсем умно, но ведь наши либералы живут примерно так же, у нашего правительства уже много лет нет никаких реальных планов. Да и потом, «мы сидим, а денежки идут», личные доходы участников процесса настолько растут в процессе, что действительно «один день год кормит».
  • Второй. Можно обратить внимание на то, что антикризисный бюджет ЕС уж очень совпадает с примерным профицитом внешнеторгового баланса Германии с США за тот же период. Естественно, возникает предположение, что Германия компенсирует продажи в США продажами внутри ЕС за счёт этих дотаций (в основном, эмиссионных). То есть Германия свои проблемы решит, а у остальных – хоть трава не расти. 
  • Третий. Руководство ЕС категорически отказывается от решения мировых проблем и целиком полагается на США. Как они решат (завтра или послезавтра), так и будет. Пусть реализуется ХПТ («хитрый план Трампа»), а мы будем под него подстраиваться! Ну что, тоже выход. Главное – не брать на себя ответственность. 
  • Ну и четвёртый. В каких-то тайных европейских научных центрах таинственные эксперты ведут тайные разработки новых экономических методов, которые вот-вот будут введены в дело. И – в Евросоюзе расцветут сто цветов… Не очень убедительно, зато страшно оптимистично! 

Каждый может выбирать для себя более подходящий вариант. Ну, или, сочинить свой. Но всё равно, всё сводится к ХПТ (о котором я буду рассказывать 27 июля). Так что, пока, во всяком случае, ключевые решения всё равно будут приниматься в Вашингтоне.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews