То, что рост экономики определяется валовым внутренним продуктом (ВВП) знают сейчас даже малые дети. И хотя этот показатель, как и всякий чисто бухгалтерский продукт, страдает своими недостатками, тем не менее с экономическим ростом он коррелирует. А для простоты можно его просто назвать совокупной добавленной стоимостью, которую генерит экономика за какой-то фиксированный период (обычно — год). Но у этого параметра есть некоторые особенности, которые не так известны.

Михаил Хазин

В частности, ключевой составляющей ВВП является частный спрос. В нормальных экономиках он составляет 65-70% от ВВП, то есть — спрос домохозяйств (семей) являются ключевой составляющей экономического роста. Именно спрос граждан и формирует экономический рост страны. Всюду, только не у нас… У нас — доля домохозяйств в ВВП находится на уровне около 50%. Понятно, что это совершенно неестественно, но возникает вопрос, почему?

А потому что у людей нет денег. А денег нет из-за кредитно-денежной политики Центрального банка. Приведу только один пример, самый простой. Вопрос жилья у нас, в северной стране, один из самых важных. И семьи просто обязаны брать ипотеку. Но стоимость ипотеки у нас 9-10%, то есть если её берут на 10 лет, то фактически выплачивают банку стоимость второй квартиры. Это те деньги, которые теоретически могли бы идти во внутренний спрос, поднимая ВВП.

Кто-то скажет, что не все у нас берут ипотеку, все стараются её выплатить побыстрее (что сокращает объём выплаченных  процентов), где-то есть льготы… Но не забудем, что если выплачена ипотека за однокомнатную квартиру, то семьи берут следующую, за двух-трёхкомнатную, что в кредит делают ремонты и покупают автомобили. Наконец, кредиты берут предприятия, которым никто никаких скидок не даёт и в качестве процентов выплачиваются деньги, которые могли бы идти на фонд заработной платы и тем самым увеличивать ВВП…

В общем, завышенные (по меркам мировой экономики, где ставки не превышают 1-2%) кредитные условия сильнейшим образом бьют по экономическому росту. Да и по развитию тоже поскольку потенциальные инвесторы ориентируются в доходностях своих вложений на стоимость кредита, то есть требуют очень высокой доходности. То есть, вместо реального сектора выбирают валютные спекуляции.

И это — результат кредитно-денежной политики Центробанка с 2003 года, когда вместо Геращенко, который обеспечивал до 10% экономического роста, мы получили стабилизацию — семь лет непрерывного экономического спада.

Путин потребовал от правительства «запустить новый инвестиционный цикл». Но его нельзя запустить, если продукцию, произведённую на построенных мощностях, нельзя продать. А это будет невозможно, при нынешней кредитно-денежной политике.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews